Линки доступности

Этот сценарий предусматривает снижение цены до 60 долларов за баррель

Российский Центральный банк работает над пакетом мер, призванных поддержать экономику в случае снижения цен на нефть на треть или больше, что демонстрирует усиление беспокойства на фоне падения курса рубля и последствий западных санкций.

Международный валютный фонд также дал пессимистичную оценку российской экономики, вдвое понизив прогноз роста на 2015 год до 0,5 процента.

Как сообщает агентство «Интерфакс» со ссылкой на первого зампреда ЦБ Ксению Юдаеву, регулятор разрабатывает «стрессовый сценарий», предусматривающих падение цен на нефть до 60 долларов за баррель.

Этот сценарий станет дополнением к трем другим сценариям, содержащимся в проекте кредитно-денежной политики банка на следующие три года. Для сравнения, в принятом на прошлой неделе государственном бюджете на 2015-2017 гг. заложена цена 100 долларов за баррель.

Юдаева уточнила, что целью разработки является «нарисовать шоковый сценарий, чтобы отработать какие-то действия, которые нужно будет совершать, чтобы ограничить негативные последствия».

На нефтегазовый сектор приходится около половины доходов федерального правительства, однако цена на российскую нефть марки Urals уже снизилась до 92 долларов за баррель, в то время как компании столкнулись с проблемами при мобилизации капитала из-за западных санкций, введенных в связи с действиями России в Украине.

Как заявил глава миссии МВФ в России Антонио Спилимберго, понижение прогноза обусловлено напряженностью в международных отношениях. «Геополитическая неопределенность оказывает прямое сильное воздействие на российскую экономику», - заявил он, выступая перед журналистами.

Базовый сценарий ЦБ предполагает, что цена на нефть вновь превысит 100 долларов за баррель в течение следующих трех лет. Однако и в такой ситуации прогнозируется только небольшой экономический рост. Комментируя новый шоковый сценарий ЦБ, министр финансов Антон Силуанов заявил, что ведомство не планирует корректировать собственные прогнозы, учитывающиеся при планировании бюджета и предусматривающие падение цены на нефть до 80 долларов за баррель.

«Прогноз ЦБ несколько отличается от правительственного, ничего страшного в этом нет, что они считают более широкий диапазон возможного изменения ценовых параметров, - заявил он. - Я считаю, что маловероятен (сценарий с падением цены до 60 долларов)».

Однако, преуменьшив вероятность столь резкого падения цены на нефть, Силуанов все же предупредил, что ее снижение – это один из самых серьезных рисков для российской экономики, требующий осторожного подхода.

Главный стратег по развивающимся рынкам лондонского Standard Bank Тимоти Эш считает, что российская экономика окажется в очень неприятном положении, если цена на нефть упадет до 60 долларов. По его мнению, это приведет к «глубокой рецессии, росту дефицита по текущим операциям и фискального дефицита, огромному уровню оттока капитала и значительному давлению на банки».

Дыра в бюджете

Бывший министр финансов и видная фигура в российских политических кругах Алексей Кудрин недавно заявил, что предвидит дальнейшее падение цен на нефть в будущем в связи с развитием новых технологий нефтепроизводства.

По его оценкам, в течение трех-четырех лет уменьшение доходов от нефтяного сектора приведет к возникновению бюджетного дефицита в размере 30-40 миллиардов долларов.

Некоторые другие аналитики также обеспокоены тем, что официальные экономические прогнозы недостаточно принимают во внимание риск существенного снижения цен на нефть.

«Это осторожная тактика. На мой взгляд, разумно учитывать возможность резкого падения цен на нефть», - считает главный экономист Capital Economics по развивающимся рынкам Нил Шеринг.

«Цены уже очень сильно снизились – со 120 до 95 долларов за последние полгода, так что в таком контексте они могут упасть еще на 25 долларов», - добавляет он. «Это не наш прогноз, что мы действительно считаем, что цены будут скорее падать, чем расти».

По подсчетам Шеринга, если в следующем году цена опустится до 60 долларов за баррель и останется на этом уровне, дефицит бюджета вырастет до 4,5 процентов ВВП, что станет серьезным грузом, учитывая ограниченный доступ России к мировым рынкам капитала.

Это противоречит официальным прогнозам, основанным на цене в районе 100 долларов за баррель и предусматривающим дефицит в размере 0,5-0,6 процента от ВВП в 2015-17 годах.

Дополнительную проблему для России может создать удар по ее платежному балансу. «Что точно произойдет – так это резкое падение рубля», - считает Шеринг.

«Центробанк начнет предпринимать более нестандартные меры для защиты национальной валюты. Может быть введен контроль над движением капитала… Чем больше будет диспропорция на рынках, тем выше вероятность принятия Центробанком решительных мер».

Аналитик Macro-Advisory Крис Уифер считает, что разговоры о таких экстренных мерах, как контроль над движением капитала, еще не указывают на фундаментальное изменение политики. По его словам, такое экстренное планирование – не более чем надлежащая деловая практика и не свидетельствует о том, что Центробанк или Кремль изменили свою позицию.

В случае же, если цена на нефть упадет ниже 75 долларов за баррель, ЦБ может склониться к отказу от своих планов флотации рубля в следующем году, однако такой сценарий маловероятен, считает Уифер «Ведущие страны ОПЕК ощутят проблемы с бюджетом задолго до этого и будут вынуждены принять меры для сокращения предложения», - заключает аналитик.

По просьбе корреспондента Русской службы «Голоса Америки» ситуацию прокомментировал российский экономист Сергей Алексашенко.
«Мне кажется, – сказал он, – что кризисы, как и войны, не могут повторяться однотипно и быть такими же, какими они были 20 лет назад.

Конечно, у нас в России будет другой кризис – не похожий ни на 2008-й, ни тем более на кризис 98-го года, не говоря уж о кризисе начала 90-х. Сегодняшний кризис связан с тем, что в течение многих лет российская власть, российское государство разрушало доверие к государству как таковому. Экономика в принципе держится на силе закона, на каких-то человеческих отношениях; это договор, это контракт, неисполнение которого защищается в суде. Сегодня в России суду никто не доверяет.

Суд не защищает права собственности, а без этого бизнес невозможен. Вот, соответственно, результатом всего этого дела стало снижение инвестиций: в прошлом году остановился рост инвестиций, в этом году они снижаются. И это вызывает экономическую стагнацию. Состояние экономики, когда она не растет, это и есть стагнация. И когда я говорю о кризисе: это то состояние, в котором, как мне кажется, российская экономика может быть долго, и непонятно, как она из него будет выходить.

В сегодняшней ситуации санкции это, конечно, важный элемент – особенно санкции, введенные Россией: они резко подогрели инфляционные ожидания и увеличили темп (роста) цен в стране, но это не самый ключевой элемент той мозаики, которая сложилась в России. Ведь сокращение инвестиций началось до крымской авантюры, до введения санкций. Экономика перестала расти уже в конце прошлого года. В 2013-м году первую половину года она чихала и не хотела очень быстро расти. Поэтому то, что мы видим в экономике, это в очень маленькой степени связано с санкциями.

Эффект санкций может быть виден только в будущем. Если их не отменят – у них такой медленно-удушающий характер – то с каждым месяцем, с каждым кварталом, с каждым годом их эффект будет сказываться все сильнее и сильнее.

Но вначале он не очень заметен, и сегодня санкции носят больше психологический характер. Мы их боимся, мы кричим: «Ой, что будет!» Крупнейшие банки и компании бегут в правительство, говорят: «Дайте нам срочно денег, иначе все закончится». Это неправда: санкции пока всерьез мало на что повлияли. Я считаю, что отмена санкций со стороны России пойдет на пользу потребительскому рынку: по крайней мере, дефицита товаров не было бы, и рост цен бы остановился. А что касается влияния отмены европейских санкций, то, мне кажется, это вопрос политический. И Европа, и США достаточно четко заявили, что отмена санкций возможна лишь в том случае, если Россия резко, существенно изменит свое отношение и поведение в украинском конфликте».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG