Линки доступности

Потомки героев войны 1812 года живут в США и чтут память о предках

В Россию на торжества по случаю победы России в Отечественной войне 1812 года съехалось множество зарубежных гостей – в их числе прямые потомки героев той эпохи из Америки. Они свято хранят в памяти все, что связано с их знаменитыми предками.

Корреспондент «Голоса Америки» встретился с некоторыми из «русских американцев», прибывшими в Москву по приглашению Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына для участия в тематической выставке и круглом столе. В частности, с четой Трегубовых – Марией Кирилловной и Никитой Сергеевичем. Первая – продолжательница древнего дворянского рода и наследница Павла Голенищева-Кутузова, генерал-губернатора Санкт-Петербурга в 1826—1830 годах. Второй – представитель князей Мещерских.

«Вот наша бабушка на последнем балу, – показывает Мария Кирилловна на фотографию в буклете, который держит в руках. – Я урожденная Неклюдова. Она была замужем за Павлом Васильевичем Голенищевым-Кутузовым, он участвовал в Отечественной войне 1812 года, сопровождал императора во время начала кампании. Я, выходит, его пра-пра-пра-внучка, иначе и не может быть».

Виктор Васильев: Где вы обосновались в Америке, большая ли у вас семья, хранятся ли в вашем доме какие-то старинные вещи, напоминающие о 1812 годе?

Мария Трегубова: Сейчас живем в Нью-Сити, около Нью-Йорка. Раньше обретались в Вашингтоне. У нас дочь и сын, еще – две приемные дочери. И очень много внучек (смеется). Все книги, которые у нас были и которые имели отношение к той поре, мы передали в Дом русского зарубежья. Так что они теперь находятся здесь, в Москве. Главным образом, это были сонники, иллюстрированные издания с портретами наших пращуров. Дома у нас остались копии.

В.В.: У вас замечательный русский. Как удалось сберечь язык, часто ли бываете в России?

М.Т.: Моя мать родилась за границей, я также. Наш русский язык несовершенен. Мы никогда не учились в русских школах, но много читали на родном языке. Я обожаю, например, Ильина, Бердяева (русские философы – В.В.). Это просто мои кумиры. Моя вторая дочь появилась на свет в Америке, у нее две дочки – одной шесть лет, другой – три. Так они все только на русском дома и говорят. У нас дома и «Первый», и «Культура» – всего 15 русских каналов. Телеканалы на английском вообще не включаем.

В России же стараемся быть часто – каждые два-три года. Многое хочется увидеть. Вот, в Бородино еще никогда не была, собираюсь туда (наш разговор состоялся накануне реконструкции сражения при Бородине – В.В.). Знаю, что там будет большое представление. Мой муж всегда страшно хотел попасть на это событие. Он серьезно болел накануне поездки и не думал, что попадет в Россию. Но все, слава Богу, обошлось, и мы в Москве.

В.В.: Какие чувства вы испытываете, находясь в России в дни, когда отмечается 200-летие победы в войне 2012 года?

М.Т.: Особые. Разумеется, это же все наше происхождение, русское. Русский человек никогда не станет никем другим. Где бы мы ни жили, мы везде гости. Я родилась в Белграде, в Югославии, получила образование в Риме, где окончила математический факультет. Но это ничего не меняет. Сейчас живу в Америке. Я хороший гость там, плачу налоги, никто меня не трогает… Однако душа-то все равно остается здесь.

В.В.: Расскажите, пожалуйста, немного о муже.

М.Т.: У меня много друзей в разных странах, и все благодаря ему. Он был американским военным врачом, полковником. Сейчас в отставке, ему почти 80 лет. Служба мужа давала нам возможности путешествовать по Европе. Я очень это люблю. Так, мы жили во Франции, где также работала советская военная миссия, и американские специалисты лечили людей из этой миссии. Потом много лет жили во Франкфурте. Все тогда, конечно, нельзя было объездить – из-за «железного занавеса». Но как только открылись границы, мы стали приезжать в Россию.

Никита Трегубов был по-военному немногословен. Он с нетерпением ждал воскресенья, чтобы съездить в Бородино. « Очень интересно будет повидать это место. Я про него много читал. Мой брат там был года два назад, тоже рассказывал о впечатлениях», – заметил Трегубов.

Виктор Васильев: Почему это так важно лично для вас?

Никита Трегубов: В том числе потому, что некоторые из моих предков участвовали в Бородинском сражении. Со стороны матери (она из рода Мещерских), как я прочитал, в 1812 году бились несколько человек. В Храме Христа Спасителя на 14-й доске написано, что поручик пехотного полка Мещерский был ранен при Бородине. Наша кровь там пролита, да...

В день реконструкции сражения при Бородине, по сообщениям российской прессы, в историческом месте собралось около 200 тысяч человек. А роль императора Наполеона сыграл американский актер Марк Шнайдер, ранее участвовавший в воссоздании битвы при Аустерлице.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG