Линки доступности

Судебный процесс по «Болотному делу». Уроки

  • Виктор Васильев

В России растет число политзаключенных

МОСКВА – Поддержке узников совести будет посвящен очередной благотворительный вечер в Сахаровском центре. Мероприятие, организаторами которого стали Комитет 6 мая, РПР – Парнас, Союз солидарности с политзаключенными, движение «Солидарность», Московская Хельсинкская группа, пройдет в воскресенье 14 декабря.

В Сахаровском центре выступят Андрей Макаревич, Алексей Кортнев, Владимир Еремин, Оксана Мысина, Авангард Леонтьев и другие известные деятели культуры. Также на вечере можно внести посильные пожертвования для политзаключенных и поддержки их семей, сообщают организаторы.

Число российских политзаключенных в течение нынешнего года существенно увеличилось. Прежде всего, по итогам завершения судебного процесса над фигурантами «Болотного дела», ставшего для гражданского общества России одним из самым крупных по значимости событий последних лет.

А началось все, напомним, с официально согласованной акции «Марш миллионов», которая прошла в Москве 6 мая 2012 года. Тогда в результате беспорядков, спровоцированных, по мнению многих, непосредственно действиями полиции, десятки людей получили ранения, а сотни были арестованы. Позже Следственный комитет России (СКР) возбудил уголовное дело по факту организации «массовых беспорядков» и участия в них.

На Западе «болотный» процесс считают политически мотивированным. В Госдепе США выразили серьезную озабоченность как вынесенным судом приговорами, так и продолжающимся усилением давления на инакомыслие в России.

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» правозащитники, оценивая итоги процесса, также пришли к мнению, что российские власти при инспирировании дела стремились запугать участников протестного движения в стране и подавить на корню проявление всякого свободомыслия.

Член правления международного общества «Мемориал» Ян Рачинский 6 мая был на месте описываемых событий, а позже выступал свидетелем по одному из дел, возбужденных СКР. На его взгляд, судебный процесс явно носил репрессивный характер.

«Совершенно отчетливо просматривалась его цель – запугать даже не столько гражданское общество, сколько всех, кто хотел как-то высказывать свое мнение, отличное от официального, – подчеркнул он. – Обвиняемые были выбраны совершенно произвольным образом. Причем, зачастую ими оказывались заведомо не те люди, которые участвовали в силовом сопротивлении сотрудникам полиции».

При этом, заметил Рачинский, еще остается большим вопросом, кто в реальности был инициатором насилия. С его точки зрения, полиция в ходе массовой акции действовала совершенно неадекватно.

«Я находился достаточно близко к эпицентру событий, – рассказывает он. – Если действия сотрудников правоохранительных органов и не были преднамеренными, то они точно были чрезвычайно непрофессиональными».

По его словам, процесс по данному делу стал предупреждением людям в том смысле, что их участие в оппозиционных акциях может закончиться плачевно.

«Именно так, я думаю, этот процесс и был воспринят обществом», – резюмировал правозащитник.

Лидер «Солидарности», руководитель программы «Поддержка политзаключенных и преследуемых гражданских активистов» Сергей Давидис согласен с тем, что одной из главных целей властей было запугать участников протестного движения.

«Потому что так оно и есть, – добавил он. – Просто мы ожидали гораздо худшего, еще большего размаха репрессий, потому что в разработке у следователей находилась масса людей. А при том суде, который мы имеем, собственно, не больно много чего нужно и предъявлять, чтобы посадить человека».

По разным оценкам, в рамках «Болотного дела» сотни людей могли оказать на скамье подсудимых, утверждает Давидис.

«Но власть, видимо, сочла, что для запугивания достаточно того количества людей, которые и оказались вначале на скамье подсудимых, а потом – за решеткой», – предположил он.

В свою очередь, Ян Рачинский уверен, что если бы к процессу не было привлечено внимание российского гражданского общества и международного сообщества, то результаты вполне могли оказаться гораздо плачевнее.

«Но и те сроки, к которым были приговорены фигуранты “Болотного дела”, это совершенно вопиющая и немыслимая в цивилизованных странах вещь», – констатировал он.

В итоге, семь человек получили от двух с лишним до четырех лет лишения свободы, некоторые были амнистированы после того, как провели в неволе более года, фактически отбыв наказание.

Однако, достигли ли власти своих целей, поскольку в стране налицо спад протестного движения? Сергей Давидис думает, что если и достигли, то в небольшой степени.

«Главные факторы, которые определяют сейчас спад уличного движения, это не “Болотное дело” и не гонения властей, а в первую очередь отсутствие понятных механизмов изменений ситуации, – аргументирует он. – Репрессивная политика тут сыграла, скорее, частичную и подчиненную роль».

Ян Рачинский затруднился сказать, удалось или не вполне притушить протестное движение.

«Это общая проблема авторитарных режимов, – продолжил он. – Когда у людей нет возможности свободно выражать свое мнение, оценить уровень протестных настроений почти невозможно. Поэтому ответа на этот вопрос, по существу, нет».

Тем не менее, по его ощущениям, гражданское общество в России сохранилось.

«Потому что существуют движения, которые в разной форме стараются так или иначе противодействовать искажению результатов выборов, коррупции», – заключил Рачинский.

В сентябре отбыл срок и вышел на свободу первый из фигурантов «Болотного дела» Ярослав Белоусов, приговоренный к двум годам и трем месяцам колонии. Остальные находятся в местах заключения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG