Линки доступности

Бостонский теракт и бойня в Белгороде: такой разный резонанс

  • Виктор Васильев

Бостон. 22 апреля 2013г.

Бостон. 22 апреля 2013г.

Российские эксперты обеспокоены обыденностью восприятия преступлений в стране

МОСКВА – В Белгороде во вторник, 23 апреля, объявлен двухдневный траур по жертвам бойни, которая произошла в городе накануне, сообщают российские СМИ. В городе приспущены флаги, отменены развлекательные мероприятия, люди несут цветы к месту трагедии.

Напомним, в понедельник вооруженный человек средь белого дня расстрелял в Белгороде в общей сложности 6 человек, включая случайных прохожих, в том числе 14-летнюю ученицу и девушку 16 лет.

«У меня сложилось ощущение, что на наши массовые расстрелы во многом оказывают влияние сообщения о массовых расстрелах в США. То есть идет такое «социальное заражение»
В преступлении подозревается ранее судимый Сергей Помазун, который скрылся в неизвестном направлении. По данным полиции, стрелок действовал в одиночку. Широкомасштабные поиски убийцы, с привлечением сил и средств из других регионов страны, результатов пока не дали.

Для помощи родственникам жертв трагедии МЧС РФ направило в Белгород специалистов-психологов.

Причины, по которым Помазун пошел на совершение этого преступления пока неясны. За информацию о его местонахождении объявлено крупное вознаграждение.

Известно, что Помазун хорошо вооружен вооружен. В его арсенале помимо газового пистолета, карабин «Вепрь-308» и большое количество патронов к нему.

Резонанс резонансу рознь

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты отметили, что события в Белгороде разыгрались на фоне теракта в Бостоне, унесшего три жизни, но общественный резонанс на две трагедии чрезвычайно разнится. Заведующий отделом медицинской психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергей Ениколопов думает, что с момента белгородской бойни прошло еще недостаточно времени, а бостонские события обсуждаются давно.

«В освещении теракта в США уже почти неделю задействованы все новостные каналы. К тому же у россиян есть ощущение, что эти события каким-то образом задевают имидж страны», – сказал он.

Рассуждая о состоянии российского общественного сознания, психолог резюмировал: «Сам факт того, что огромное количество людей готовы обсуждать разнообразные конспирологические идеи хитрого заговора, когда молодые люди с Кавказа оказываются гражданами США и затем организуют варварский взрыв, показатель того, что наше общество больше восприимчиво к неким таинственным схемам, чем к реальным событиям».

Сравнительно низкий интерес в России к белгородской истории Ениколопов объясняет также недостатком информации у обычных граждан.

«У людей нет четкого понимания, что же произошло на самом деле, каков мотив преступления и так далее, – добавил он. – Пока нет четкой структурированной картинки, и резонанс будет не очень внятный».

Завотделом Научного центра психического здоровья полагает, что как только произойдет какое-то развитие белгородских событий и появится дополнительная информация о них, ситуация может измениться.

«Вот если бы, не дай бог, случился теракт…»

В свою очередь в прошлом генерал-лейтенант МВД Александр Гуров согласен, что белгородские события по-настоящему не взбудоражили страну.

«СМИ тоже данной темы мало касаются. Это связано с обыденностью восприятия преступления. Поскольку и общество, и СМИ у нас к этому привыкли. Вот если бы, не дай бог, случился теракт, то шума было бы много. А так, ну что ж – обычное убийство», – подчеркнул он.

По его данным, России до недавнего времени захлестывала волна преступности.

«Лет 8-10 назад только «чистых убийств» в стране было 32 тысячи, из них полторы-две тысячи заказные. Добавьте сюда 19 тысячи тяжких телесных повреждений со смертельным исходом. Всего по криминальным мотивам в стране погибало где-то 140 тысяч человек – население райцентра. Сейчас эти цифры стали меньше, но все равно. Мы привыкли к жестокости и насилию. Они не вызывают у нас сильных эмоций», – утверждает Гуров.

Кроме того, он отметил отсутствие в контексте белгородских событий большой интриги.

«А в Бостоне интрига есть, – продолжил экс-генерал МВД. – Кто замешан в совершении теракта – «Аль-Кайда» или кто-то другой. Здесь же (в Белгороде) все понятно. Вышел то ли псих, то ли человек под воздействием наркотиков, взял винтовку у папани, расстрелял людей и скрылся».

Можно ли говорить о «социальном заражении»?

В США случаи массовых расстрелов ни в чем неповинных людей давно уже не в диковинку. Но в последнее время подобная картина стала проявляться и в России. Что это – совпадение или тенденция?

По мнению Ениколопова, сопоставлять такие факты нужно. «У меня сложилось ощущение, что на наши массовые расстрелы во многом оказывают влияние сообщения о массовых расстрелах в США. То есть идет такое «социальное заражение».

Александр Гуров затруднился однозначно оценить проблему.

«Сегодня психопатизация населения, как в Европе, так и у нас, по разным оценкам достигла 50-60 процентов. Сюда входят разные формы психических заболеваний. Это объективность, закон времени», – рассуждает он.

На его взгляд, некая цепная реакция происходит.

«С оговоркой на то, что здесь нужны серьезные исследования на международном уровне, скажу: часто негативная информация (о действиях маньяков) остается в подсознании людей. А подсознание, насколько я помню из учебника по психиатрии, как раз и руководит сознанием», – заключил Гуров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG