Линки доступности

Россия и Украина: ветви власти


Похоже, отношения Москвы и Киева выходят на новый уровень. В то время как руководители России и Украины пытаются договориться о нюансах пребывания российского Черноморского флота на юге Крыма и не исключают возможности слияния национальных газовых индустрий, академики и бывшие законодатели обсуждают плюсы и минусы систем управления двух государств.

Группа российско-украинских экспертов, собравшихся 18 мая Центре Вудро Вильсона в Вашингтоне, пыталась найти сходства и отличия в распределении полномочий между исполнительной, законодательной и судебной властью у двух соседних народов.

Говоря о различных системах государственного управления, которые сформировались в республиках бывшего СССР, президент российского Фонда конституционных реформ Олег Румянцев охарактеризовал управленческую структуру Российской Федерации, как «неопределенную». «Некоторые страны СНГ, такие как Азербайджан и Туркменистан, выбрали модель президентской монархии; некоторые, а я говорю сейчас об Украине, провели конституционную реформу в 2004 году и сделали правительство подотчетным парламенту. Где находится Россия на этой политической системе координат, я затрудняюсь ответить».

Будучи одним из инициаторов конституционной реформы в РФ в начале 1990-х, Румянцев был назначен руководителем парламентской группы по разработке нового конституционного проекта, который и был одобрен Верховным Советом РФ в 1993 году. «Когда 20 лет назад мы только начинали работу над российской конституцией, мы серьезно рассматривали ее французскую модель. Сейчас очень часто мы обращаем наше внимание на Казахстан, где … Назарбаев передает все больше полномочий своему правительству, мудро руководя всем политическим процессом в стране», -– сказал Румянцев.

Следующим в Центре Вудро Вильсона выступал украинский эксперт. Рассуждая о политическом эквилибриуме в своей стране, Александр Задорожный, профессор Национального Киевского университета Тараса Шевченко, а в недалеком прошлом депутат Верховной рады Украины, отметил, что «государство должно жить, а не просто функционировать». «Утверждение о том, что государство должно постоянно двигаться в каком-то направлении и видоизменяться приводит нас к выводу, что баланс между ветвями власти не может быть идеальным», – отметил Задорожный.

Поэтому, считает украинский профессор, в любом государстве должна быть создана структура, которая будет контролировать все ветви власти, чтобы ни одна из них не могла доминировать над остальными.
«Это можно сделать двумя способами: либо через контролируемую исполнительную власть, в основном в случае с президентом, как это делается в Соединенных Штатах, либо же через модель подотчетного парламенту руководителя, как например, в федеративной Германии», – отметил бывший депутат.

Задорожный считает, что современная украинская модель уникальна, поскольку она не дает ответа на вопрос: кто же все-таки там главный. «Украина сегодня – это идеальный пример разделения власти. Дело в том, что и законодательная и исполнительная ветви подконтрольны одной политической силе», – говорит он.

Мария Попова, профессор политологии при американском университете Мак-Гилл, выступала в тот день последней. Она представила аудитории результаты одного из своих недавних исследований, посвященного вопросу независимости судебных инстанций от внешнего политического давления в Украине и России.

Согласно исследованиям Поповой, украинская юридическая система в последнее время пережила определенные трансформации и на практике стала зависимой от целого ряда политических инстанций, потеряв, таким образом, доверие своих граждан. Сравнивая ведомственные юридические структуры Украины и России, Попова заметила, что российская юридическая система осталась более изолированной от политического давления, в отличие от Украины. «Ведомство, которое ответственно за формирование бюджета судебной системы в России, является одним из ведомств Верховного суда РФ. Для сравнения, в Украине до 2002 года за бюджет судебной системы отвечало Министерство юстиции, но потом было принято решение о том, что бюджетом будет распоряжаться Государственная судебная администрация, которая по существу подконтрольна исполнительной власти», – представила результаты своего исследования Попова.

Своими выводами Попова фактически опровергла заявление Задорожного о том, что украинская судебная система является «супер-независимой», хотя и остается «супер-коррумпированной».

Однако в заключение своей речи Попова отметила, что ее исследование отнюдь не значит, что процесс разделения власти в России прошел гораздо более успешно или что политические структуры не оказывают давления на судей. «Нет, результаты моей работы говорят совсем другое, – подчеркнула Попова. – Дело в том, что российские суды выглядят более независимыми, поскольку в реальности они бессильны. Для своего исследования я использовала данные с 1997 по 2004 годы. И если вы помните, политическая ситуация в России и в Украине была очень разной. Российские политики очень уверенно чувствовали себя и не боялись потерять свои места. Поэтому они редко прибегали к использованию судов в качестве политического инструмента».

Попова считает, что жесткая и очень динамичная политическая конкуренция в Украине, которая и позволила Freedom House назвать страну «демократией» в своем последнем ежегодном докладе, заставляет украинских политиков прибегать к подкупу представителей фемиды для реализации своих политических амбиций.

XS
SM
MD
LG