Линки доступности

Россия в Организации Исламская Конференция

  • Василий Львов

Камиль Исхаков на пресс-конференции в Москве

Камиль Исхаков на пресс-конференции в Москве

Пять лет назад Россия вступила в качестве наблюдателя в Организацию Исламская конференция, которую называют мини-ООН исламского мира. ОИК объединяет 57 мусульманских стран с совокупным населением свыше 1,2 миллиарда человек. 5-летию России в ОИК была посвящена пресс-конференция Камиля Исхакова, постоянного представителя России при этой организации.

Он отметил, что после России ни одну страну в качестве наблюдателя в ОИК не принимали. Присоединению России к этой организации поспособствовали, по его словам, два обстоятельства. Во-первых, это речь тогда еще президента Владимира Путина на саммите глав государств ОИК в Малайзии в 2003-м году. Путин в той речи напомнил, что мусульмане являются коренным населением его страны, говорил о перспективах сотрудничества между Москвой и странами ОИК. Вторым обстоятельством, способствовавшим присоединению России, сказал Исхаков, стала поддержка ее заявки со стороны нового генерального секретаря организации Экмеледдина Ихсаноглу, занявшего этот пост в 2005-м году.

Вместе с тем Камиль Исхаков отметил, что права России как наблюдателя хотели ограничить во время заседания Совета министров иностранных дел стран ОИК в Душанбе в мае этого года, где поднимался, в частности, вопрос о статусе наблюдателя. «Нам показалось, что прописанные процедуры унизительны для России, и мы провели необходимую работу с участниками заседания», - сообщил Исхаков. Обсуждение этого вопроса продолжится в следующем году в Астане, сказал он. С его точки зрения, государство-наблюдатель в ОИК должно обладать теми же правами, что и все остальные страны-члены, кроме права голосовать.

Отметим, что среди преимуществ, которые дает участие в Организации Исламская конференция, одно из первых мест занимает возможность сотрудничества с Исламским банком развития, который выдает кредиты. «Европа очень активно внедряет исламский банкинг у себя, не являясь ни членом, ни наблюдателем. У нас такого нет», - посетовал Исхаков. Постпред России видит причину отставания в том, что «законодательство нашей страны не соответствует полноправной работе всего Исламского банка на нашей территории». Этот банк практикует иную, чем в России, систему кредитования. «Она не требует, - пояснил Исхаков, - процентов и оплаты этих процентов за пользование кредитом, а только – участие в данном проекте вместе с банком».

Еще одним способом работы с Исламским банком развития являются так называемые «исламские окна» - отделения банка, работающие в соответствии с нормами шариата. Исхаков сказал, что это «не влияет на политическую атмосферу» страны, в которой действуют «исламские окна», и что «православные, иудеи – все, кто хочет, могут в этом деле участвовать».

По мнению Камиля Исхакова, у России уже сегодня есть варианты для работы с Исламским банком развития. Он привел пример с компанией в Казахстане, взаимодействующей с этим банком и производящей товары на российской территории. Он также подчеркнул, что ОИК не является религиозной организацией.

Каковы же итоги 5-летней деятельности России в ОИК? Есть ли конкретные результаты? Камиль Исхаков ответил: «Я думаю, что рановато за этот срок говорить об успехах. Потом они не явные. Это не 5 килограммов картошки, не тонна угля. А между тем «Лукойл» ведет добычу нефти в этих странах, или Рособоронэкспорт ведет переговоры с этими странами, и при этом постоянный представитель России присутствует, и это уже придает иной статус переговорам». Исхаков добавил, что в тендерах стран-членов ОИК России теперь стало легче участвовать.

Разумеется, для России важно, чтобы в Организации Исламская конференция ее репутация росла. Камиль Исхаков говорил о высоком уровне диалога между Россией и ОИК. Но не повлияло ли негативно на этот диалог то, что Россия присоединилась к новым санкциям против Ирана? На вопрос Русской службы «Голоса Америки» Камиль Исхаков ответил: «Отношения с Ираном у стран, входящих в ОИК, не одинаковые, хотя все поддерживают позицию Ирана… Мы умеренно поддерживаем Иран… Наша позиция находит понимание среди стран-членов Организации Исламская конференция. Там понимают, почему мы заняли эту позицию, и никакого негатива не произошло. Они прекрасно понимают, как мы позиционируемся в мире и можем ли мы по-другому относиться к Ирану».

Намного менее оптимистично, чем Камиль Исхаков, на положение России в ОИК смотрит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. В интервью «Голосу Америки» он сказал: «В Организации Исламская конференция нас воспринимают как великую оккупационную державу, оккупировавшую Афганистан. Нас воспринимают как страну, которая еще недавно для большинства спонсоров Организации Исламская конференция, например, для руководства Саудовской Аравии, была территорией джихада. Это та страна, на войну с которой отправлялись добровольцы – из Алжира, из Объединенных Арабских Эмират, из Саудовской Аравии. С нами они воевали в Афганистане, с нами они воевали в первую чеченскую войну».

Из положительных сторон взаимодействия между Россией и ОИК Сатановский выделяет то, что такое взаимодействие вообще существует: «Если вы с кем-то говорите, минимизируется опция, что вы его убиваете… Организация Исламская конференция как платформа для разговора, безусловно, хороша». По мнению Сатановского, такое взаимодействие продолжает политику «диалога с исламским миром», которой придерживается российское руководство со времен второй чеченской кампании.

Вместе с тем Евгений Сатановский предупреждает, что сотрудничество с ОИК – «это дорога с двухсторонним движением». «На российскую территорию по линии Организации Исламская конференция постоянно пытаются пройти какие-то исламские движения, в том числе весьма и весьма радикальные, - говорит Сатановский. - Это значит, что патриархальные и отнюдь не толерантные монархи, как в Саудовской Аравии, получили гораздо большую свободу рук на нашей территории. Если вы посмотрите переведенные на русский язык саудовские учебники, которые являются базовыми для детей королевства, волосы встают дыбом. Детей учат тому, что мы варвары, язычники, законной для уничтожения частью человечества являются христиане, иудеи, все, кроме мусульман, причем вполне праведных».

Сатановский считает, что подобные учебники уже могли просочиться в российские школы, «где преподают те, кого нам присылают по линии различных международных исламских фондов». Он опасается, что через 15-20 лет в России, как и в Дании, Англии, Франции и Соединенных Штатах появятся радикальные исламисты отнюдь не в первом, но во втором или третьем поколении.

На это Камиль Исхаков возражает так: «Экстремизм ни в каком виде Организацией Исламская конференция не поддерживается». Исхаков добавил, что в Душанбе некоторые пытались делать экстремистские заявления, но это не нашло поддержки.

Исхаков также сказал, что представители Саудовской Аравии сказали ему: «Напрасно вы не приглашаете наших имамов, которые умеренные и могли бы своим присутствием, своими выступлениями принести большую пользу в отношение к исламу вообще в Российской Федерации». Они сказали, добавил Исхаков, что в России сами могли бы выбрать таких имамов. Представители Саудовской Аравии уверены, что в отношении россиян к исламу была бы тогда «совсем иная картина», заключил Исхаков. Исхаков сказал, что «поверил им» и будет заниматься этим вопросом и «организовывать поток цивилизованных людей, которые ничего другого, кроме того, что говорят всем, не собираются у нас говорить».

XS
SM
MD
LG