Линки доступности

Людмила Алексеева: «Этот подлый закон об НКО…»

  • Виктор Васильев

Людмила Алексеева

Людмила Алексеева

Российские правозащитники cпросили Барака Обаму об «иностранных агентах»

Председатель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева и исполнительный директор Движения «За права человека» Лев Пономарев накануне направили в посольство США в Москве открытое обращение на имя Барака Обамы с просьбой ответить на вопрос, являются ли правозащитные организации «агентами США».

«Недавно принятый в России Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» носит вызывающе дискриминационный характер, он лежит вне правового поля, и вызвал многочисленные протесты. Некоторые российские общественные деятели и публицисты сравнили его с антисемитскими законами Гитлера», – говорится в обращении.

Правозащитники выражают обеспокоенность тем, что «Московскую Хельсинкскую группу, работающую уже 36 лет, и Общероссийское общественное движение “За права человека”, работающее 15 лет, осенью 2012 г. хотят вынудить регистрироваться как агента США».

Подписавшие обращение Людмила Алексеева и Лев Пономарев отмечают, что возглавляемые им организации работают на гранты от американских фондов, в том числе, фонда NED, финансируемого американскими налогоплательщиками.

«Поэтому согласно новому закону мы должны будем добровольно зарегистрироваться в качестве “НКО, выполняющего функции иностранного агента”, в данном случае – агентов США, – пишут правозащитники, и задают прямой вопрос президенту Обаме. – Просим Вас, господин Президент, дать ответ на вопрос, являются ли Московская Хельсинкская группа и Движение «За права человека» агентами США в стандартном смысле этого слова, то есть, уполномочены ли они выполнять поручения правительства США, влияет ли правительство США прямо или косвенно на деятельность наших организаций?»
Текст обращения опубликован на официальном сайте движения «За права человека» в среду 26 июля.

«Бизнесмены в России не смеют нам помогать»

В посольстве США в России корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» сказали, что пока не комментируют эту информацию.

Председатель МХГ Людмила Алексеева любезно согласилась дать нам разъяснения по поводу своего запроса.

Виктор Васильев: Уважаемая Людмила Михайловна, что вас подвигло на столь неординарный шаг?

Людмила Алексеева: В 70-х годах, когда арестовали Анатолия Щаранского как шпиона Соединенных Штатов, еврейские активисты обратились к президенту Картеру. Тот публично сказал, что лично просмотрел списки тайных агентов, и официально заявил: он (Щаранский) не был тайным агентом США. Мы, обе наши организации, получаем деньги, прежде всего, из National Endowment for Democracy (Национального Фонда Поддержки Демократии -NED). Это фонд, который содержится на деньги американских налогоплательщиков. И мы вправе спросить у президента США публичного подтверждения, на что идут эти деньги? Мы выполняем какие-то задания в интересах Соединенных Штатов или защищаем права российских граждан? Я думаю, что нам было бы полезно иметь такое официальное подтверждение, что мы никаких поручений не имеем от National Endowment for Democracy и, конечно, от частных американских фондов, тем более.

В.В.: На какой эффект вы рассчитываете? Возможно, благодаря письму вас услышат и российские власти?

Л.А.: Видите ли, головы у наших властей устроены настолько не похоже на то, как устроена моя голова, что я не в состоянии предположить, как и на что они будут откликаться. Я никогда не исхожу из того, чтобы стараться предугадать их действия. Я стараюсь действовать по совести. А как они откликнутся, так и откликнутся. Что советские власти, что российские – они одинаковы.

В.В.: А материальную помощь вашей организации российские власти когда-нибудь оказывали?

Л.А.: Да. Еще во время прежнего своего президентства Владимир Владимирович Путин создал фонд, которым распоряжалась Общественная палата. Ну и, конечно, Московская Хельсинская группа немедленно подала туда заявку. Потому что мы всегда хотели существовать на российские деньги как всякая нормальная организация, работающая в интересах граждан России. В первый раз у нас это не получилось. Потому что, просмотрев, каким организациям могут быть выделены деньги этим фондом, на какие цели, мы выяснили, что для правозащитников там места нет. Это долго обсуждалось, причем публично. И на следующий год в устав фонда внесли поправки, предусматривавшие, что правозащитные организации тоже могут получать деньги. Мы опять подали заявку и получили деньги на открытие бесплатной юридической приемной для российских граждан, чьи права нарушены. Мы, естественно, отчитались до последней копейки. В отличие от российских чиновников, мы не крадем ни у западных спонсоров, ни у наших. Мы за все отчитываемся документами, куда потратили деньги. Это, конечно, не могло покрыть все проекты МХГ. Потому что наши основные проекты – мониторинг, соблюдение прав человека на территории Российской Федерации и просветительские программы. Это дорогие программы. Надо покупать билеты людям, чтобы они приезжали в Москву. Страна у нас большая, Из Южного Сахалина или Хабаровска и Красноярского края или Иркутска приглашать людей очень дорого. Поэтому и тогда у нас основным источник финансирования были зарубежные фонды. Но хотя бы юридическую приемную содержали на российские деньги. На следующий год мы опять подали заявку на продолжение работы этой приемной. Причем приложили документы, что за год мы обслужили более трех тысяч граждан, и с хорошими результатами. Мы выигрывали судебные дела и так далее. Но нам дали, по-моему, раз в шесть меньше денег, чем в первый год. И нам пришлось закрыть эту приемную. Мы оставили лишь одного юриста, который консультировал граждан, написавших нам о своих проблемах с нарушением своих прав. А на третий год нам вообще отказали в деньгах. И мы уже два гола денег не получаем. Итого, за все время существования МХГ (36 лет) получала от правительства РФ деньги дважды. Последний раз – два года назад.

В.В.: Людмила Михайловна, а вдруг сейчас Газпром или господин Путин сделают такой широкий жест и заявят: мы оплачиваем все нужды вашей организации. Вы будете удовлетворены таким исходом дела?

Л.А.: Понимаете, если мне скажут: мы оплачиваем только проекты МХГ, я этим не буду удовлетворена. Потому что МХГ потратила немало сил на то, чтобы у нас создалось всероссийское правозащитное сообщество. Хотя мы имеем городскую регистрацию, но у нас партнерские организации – по всей стране. Мы ни одного своего проекта не делаем только силами МХГ. Обязательно привлекаем десятки регионов – в зависимости от тех возможностей, которые дает нам соответствующий грант. Поэтому я буду удовлетворена только тогда, когда будет оплачена – и не обязательно из государственных фондов, но и из частных, у нас их тоже немало – работа всего правозащитного и экологического сообществ. Потом у нас много гражданских организаций – не обязательно правозащитных. Образовательных, например. При этом в стране ведь много богатых людей, они имеют фонды и тратят очень много денег на общественные нужды. Скажем, если в Европе компании, имеющие фонды, тратят примерно 7 процентов своей прибыли на эти цели, то у нас – 11 процентов. Но, знаете, какие это нужды? Им (бизнесменам) звонят из Кремля и говорят: помогите избирательной кампании в таком-то регионе, или Русской православной церкви, или Большому театру. Студентам стипендии дают. Это есть. Но ни один из этих фондов ни копейки не может дать на работу правозащитников или экологов. Почему? Потому что у нас в стране нет независимого бизнеса. Если кто-то решится профинансировать не только что МХГ, но какую-нибудь региональную правозащитную организацию, которая ведет себя независимо по отношению к местным властям и добивается от них реального соблюдения прав человека, то такому предпринимателю самое меньшее, что грозит – это разорение, а может быть, еще в придачу и утрата свободы. Как это случилось с Ходорковским. У нас достаточно богатых образованных людей, которые понимают важность – и для них самих – сильного гражданского общества, правового государства, чего и добиваются правозащитники. Они бы нам с удовольствием помогали. Но они просто не смеют. Пока у нас не будет независимого бизнеса в стране, мы не можем существовать на российские деньги. Этот подлый закон об НКО, который ставит в особое, неприемлемое положение правозащитников, экологов и образовательные организации, написан людьми, прекрасно понимающими, что кроме зарубежных денег, мы никаких других средств иметь не можем.

США намерены следить за применением «Закона о НПО»

Во вторник в ходе брифинга в Вашингтоне представитель Госдепартамента Виктория Нуланд подчеркнула обеспокоенность США тем, что подписанный на днях президентом Путиным акт может воспрепятствовать деятельности активистов и организаций, в которых Россия нуждается в первую очередь для строительства современного демократического общества, основанного на верховенстве закона и уважении прав человека. «Соединенные Штаты всегда открыто выражали свою позицию в отношении происходящего в России, и выражали обеспокоенность демократическим вектором страны, причем делали это на всех уровнях. Мы рассматриваем последние события как тревожную тенденцию, и намерены следить за тем, как этот закон будет применяться», – заявила Викторя Нуланд.

Карл Гершман: «Мы солидарны с нашими друзьями в России»

В комментарии Русской службе «Голоса Америки» бессменный президент НФД со дня основания в 1983 году Карл Гершман подчеркнул, что деятельность НФД абсолютно прозрачна, подробнейшая информация и список спонсируемых организаций публикуется ежегодно, и имеется в открытом доступе в интернете: «В США иначе просто не может быть, нам никто не позволит скрывать какие бы то ни было данные о нашей деятельности», – сказал Гершман.

Президент НФД подчеркнул: «Я хочу, чтобы наши друзья в России знали: наша миссия последовательна, мы с вами, и руководством для нас станет то, как вы ответите на эту ситуацию. Мы солидарны с вами так же, как и всегда, так же, как мы солидарны с людьми по всему миру. Мы поддерживали тех, кто оказался диссидентом во времена коммунизма и Советского Союза. Мы поддерживаем людей в России, которые пытаются привести Россию к демократии после развала СССР и в переходный период. Это останется нашей главной миссией, мы не изменимся. И я не верю, что этот закон будет успешным в блокировании и борьбе с усилиями людей, которые стремятся развивать свободу и права человека в России. В конце концов, я уверен, они добьются успеха».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG