Линки доступности

Число инфицированных и погибающих от ВИЧ-заболеваний россиян множится с каждым годом

МОСКВА – День памяти людей, погибших от ВИЧ, прошел в минувшее воскресенье в России. Статистика не утешительна, прогнозы тоже. В прошлом году от СПИДа умерли 20 тысяч людей, а заражение ВИЧ-инфекцией выросло на 12%.

Согласно официальным данным, число зараженных ВИЧ в России на конец 2012 года составило 720 014 человек, из которых 6 411 детей до 15 лет. Было выявлено 69 849 новых ВИЧ-инфицированных. Из этого явствует, что почти 190 человек в сутки или 8 человек каждый час заражались ВИЧ.

По прогнозам, к 2015 году количество нуждающихся в терапии составит 350 тысяч человек, что при нынешних ценах составит 42 млрд рублей только для терапии ВИЧ. В государственном бюджете на эти нужды в 2013 году заложено 18,5 млрд рублей.

Об эффективности борьбы с недугом в России и существующих здесь проблемах в эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» рассуждает старший научный сотрудник Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом Наталья Ладная.

Виктор Васильев: Наталья Николаевна, какова вкратце ситуация с эпидемией в России?

Наталья Ладная: Тяжелая. Об этом свидетельствует даже то, что написано в постановлении ведомства Геннадия Онищенко (главного государственного санитарного врача России и руководителя Роспотребнадзора – В.В.), уж на что он всегда аккуратный в своих высказываниях человек. Так вот, в опубликованном в 2012 году постановлении по противодействию эпидемии было зафиксировано, что ситуация острая и продолжает ухудшаться, растет заболеваемость ВИЧ-инфекциями и смертность. И еще такой парадокс: снижается количество обследований уязвимых групп населений, в результате чего, казалось бы, должно меньше выявляться случаев заболеваемости, а на самом деле происходит все наоборот.

В.В.: А в чем сейчас специфика момента?

Н.Л.: По-прежнему, на многих территориях в состав уязвимых групп населения входят потребители наркотиков, работницы коммерческого секса и представители нетрадиционной сексуальной ориентации. Но заметна и другая особенность. В наиболее пораженных регионах ВИЧ-инфекция активно передается гетеросексуальным путем. Поэтому мы сейчас гораздо меньше выявляем ВИЧ-инфекции среди молодежи, а все чаще заражаются люди более старших возрастных групп – 30, 40, 50 лет и выше.

В.В.: Каков общий трэнд, в чем основные проблемы, тормозящие борьбу с недугом?

Н.Л.: СПИД пустил основательно корни в России, и эпидемия продолжает развиваться. У нас, в основном, тратят деньги на лечение, на диагностику. И денег тратится все больше – около 19 миллиардов рублей в год расходуется на борьбу со СПИДом. Но на профилактические программы из федеральных средств отпускается только 200 миллионов. Как уже заявлял руководитель нашего центра Вадим Валентинович Покровский, целесообразно переориентировать расходы на профилактическое направление. Потому что мы не боремся с эпидемией, предупреждая новые ВИЧ-случаи, а сражаемся с последствиями заболевания. То есть охватываем тех людей, которые уже заразились, и им остается только терапия.

В.В.: Ваш прогноз развития событий?

Н.Л.: Я, скорее, пессимист. Потому что нужно развивать профилактическое направление, а этого не делается. Кроме того, мы не можем остановить рост количества больных, получающих лечение. А оно становится все дороже. Либо цена на лечение должна резко снизиться, что мало вероятно. Ведь все препараты зарубежные, и представить себе, что цена на них вдруг резко упадет, я не могу. Тем более, что сейчас их закупки передали в российские регионы, а на федеральном уровне перестали закупать. От этого цена только возрастет, так как фармацевтические фирмы скидки на маленькие партии дает меньшие и неохотнее.

В.В.: Значит, количество умирающих, и без того – огромное, будет лишь расти?

Н.Л.: По всей видимости, к сожалению, да. Каждый год мы только наблюдаем увеличение смертей. Все больше пациентов находится уже на поздних стадиях ВИЧ-инфекции.

В.В.: Необходимо ли, на ваш взгляд, международное взаимодействие в борьбе с общим злом? В каком состоянии находятся ваши контакты с американскими специалистами?

Н.Л.: Весь мир работает в тесной кооперации в области противодействия ВИЧ-инфекции. Таких стран, которые боролись бы с эпидемией в полной изоляции, кажется, нет вовсе. Конечно, мы встречаемся на международных конференциях, осуществляем различные международные проекты. Имею ввиду не только американских, но и других иностранных специалистов, которые в этой сфере работают, и у которых опыт борьбы богаче – ведь у нас эпидемия все-таки началась позднее, чем во многих странах. Думаю, это очень полезное взаимодействие.

В.В.: Как отразился на проблеме борьбы со СПИДом уход UNAIDS из России?

Н.Л.: UNAIDS финансировались многие проекты. Но все программы в прошлом году были закрыты. Поэтому, очевидно, объемы сотрудничества существенно снизились. Я имею ввиду не наш центр, а российские организации в целом. Многие из них достаточно плотно сотрудничали с американскими коллегами. Это ударило, прежде всего, по неправительственным организациям. Некоммерческие организации, конечно, пострадали.

В.В.: Наверное, еще больше пострадали в конкретном случае больные люди?

Н.Л.: Да, наверное, это так.

В.В.: 30 лет минуло с выявления смертельного вируса. Придумает ли когда-нибудь человечество от него лекарство-панацею?

Н.Л.: Такие разработки ведутся. Но в ближайшей перспективе пока ничего такого реального не предвидится.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG