Линки доступности

Россия одобрила реформу Европейского суда


Российская Федерация последней из 47 стран-членов Совета Европы одобрила реформу Европейского суда. Случилось это после того, как Государственная дума ратифицировала протокол номер 14 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Этот документ вышел в свет без малого шесть лет назад – 13 мая 2004 года. Два года спустя его подписал тогдашний президент Российской Федерации Владимир Путин. Для одобрения 14-го протокола депутатами Госдумы РФ потребовалось еще 4 года.

Российский журналист и правозащитник Александр Подрабинек в Интернет-издании «Ежедневный журнал» охарактеризовал 14-й протокол как «наверное, самый безобидный изо всех приложений к Европейской конвенции. Речь в нем идет всего лишь о технических решениях, совершенствующих регламент суда».

Между тем российские правозащитники и политики демократического направления, с которыми довелось побеседовать корреспонденту «Голоса Америки», положительно восприняли сообщение о ратификации Госдумой этого «самого безобидного» приложения к Европейской конвенции.

Председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева отметила: «Я очень рада, что это случилось, потому, что Европейский суд давно нуждается в реорганизации. Он не справляется со своими обязанностями, потому что у него появились новые «клиенты» – восточноевропейские страны и Россия, которые, по сравнению с Западной Европой, добавили очень много работы. Именно Россия сопротивлялась ратификации 14-го протокола, чем затягивала рассмотрение дел и уменьшала возможности Европейского суда влиять на наше правосудие. Отмечу, что многие наши граждане (при отсутствии в Российской Федерации независимой судебной системы) надеются только на Страсбургский суд». По данным Людмилы Алексеевой, сейчас в Страсбурге дожидаются рассмотрения дел порядка 32 тысяч российских граждан.

Председатель общественной правозащитной организации «Гражданский контроль» Борис Пустынцев в отношении присоединения России к 14-му протоколу Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод высказался так: «Давно пора. Это решение, безусловно, будет стимулировать дальнейшее развитие нашей судебной системы и будет соответствовать интересам граждан».

В свою очередь, руководитель петербургского отделения партии «Яблоко» Максим Резник подчеркнул: «Я поддерживаю решение Государственной Думы. Если бы это зависело от меня, я бы это сделал еще пять лет назад». На вопрос корреспондента «Голоса Америки», может ли повлиять ратификация 14-го протокола на рассмотрение в Европейском суде дела ЮКОСа, Максим Резник ответил: «Могу сослаться на Юрия Марковича Шмидта, одного из адвокатов Михаила Ходорковского, который опасается, что ратификация этого документа приведет к тому, что дело ЮКОСа будет рассматриваться очень не скоро. Если это так, то очень плохо. Но я надеюсь, что в Европе не следуют тем правилам, по которым играет российский режим».

Что же касается предположений, почему Госдума тянула с ратификацией 14-го протокола почти четыре года и почему сделала это сейчас, не внеся ни одной поправки в документ, подписанный Владимиром Путиным, Максим Резник сказал: «Затяжка связана с человеческими характеристиками российского правящего режима, который ведет себя как подросток и постоянно грубит, хамит, всячески выделывается, но, в конце концов, соглашается сделать то, что нужно».

Людмила Алексеева полагает, что депутаты Государственной Думы ранее не подписывали 14-й протокол Европейской конвенции потому, что «просто не хотели улучшения работы Европейского суда, убыстрения темпов его функционирования. Я не знаю, что произошло, и почему сейчас они все-таки пошли на это, но я очень рада, что, наконец, это сделано. А мотивов российской власти я не знаю. Тем все происходит «под ковром».

«С юридической точки зрения, реальных причин для затягивания ратификации 14-го протокола я не вижу. Это – политические игры, – считает Борис Пустынцев. – Сейчас накопилось достаточно много конфликтных проблем между Европейским судом и Россией – убийства правозащитников, ситуация на Кавказе, дело ЮКОСа и так далее. И позиция Европы стала жестче. Я думаю, что так называемые «инициаторы» ратификации некогда сказали депутатам Госдумы: «Изобразите в данном случае полную самостоятельность и откажитесь от ратификации 14-го протокола на какое-то время. При этом инициаторы знали, что Россию из Совета Европы не исключат, потому, что нет соответствующего механизма. Поэтому в свое время была такая безопасная игра, а теперь настало время принятия позитивных решений».

Борис Пустынцев добавил, что сейчас Россия выплачивает определенные компенсации, которые Европейский суд присуждает ей по некоторым индивидуальным жалобам. Но когда дело доходит до решений, затрагивающих состояние всей судебной системы, дело обстоит хуже. Россия обязана следовать решениям Европейского суда, чего она часто не делала. Но теперь, считает правозащитник, шансы на улучшение ситуации увеличиваются.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG