Линки доступности

Москва продолжает возражать против размещения систем противоракетной обороны, призванных отразить иранскую ядерную угрозу

Очередной раунд международных переговоров по иранской ядерной программе оказался безрезультатным. Следующая встреча сторон пройдет в Москве через несколько недель.

Соединенные Штаты и Европейский союз подозревают, что иранская программа обогащения урана нацелена на создание ядерного оружия. Тегеран же настаивает, что обогащенный уран нужен ему в мирных целях, в том числе для получения электроэнергии.

Переговоры идут между Ираном и шестью странами –посредниками (США, Россией, Китаем, Великобританией, Францией и Германией). Последняя двухдневная встреча в Багдаде не принесла каких –либо значительных достижений, и стороны договорились вновь встретиться в Москве в середине июня.

Принято считать, что из –за экономических интересов России в Иране Москва является убежденным союзником этой страны.

Однако многие эксперты, в том числе Роберт Левголд из Колумбийского университета, отмечают, что в последние годы Россия заняла более жесткую позицию.

«Это началось в 2009 году. Одним из ключевых моментов, по которым администрация Обамы собиралась оценивать успехи перезагрузки, был вопрос о том, поддержит ли Россия новые санкции ООН против Ирана. В течение всего этого года, а также весной 2010 можно было наблюдать постепенную эволюцию российских взглядов. Сейчас, по словам представителей администрации Обамы, позиции США и России по Ирану и его ядерной программе ближе, чем когда –либо», – подчеркивает Легволд.

Однако, по словам специалиста, это не значит, что между Вашингтоном и Москвой нет расхождений по поводу Ирана.

«Россия с большой опаской относится к возможности военного вмешательства, будь то по инициативе Израиля или США, или обеих стран. Они также продолжают настаивать на дипломатическом решении проблемы вместо ужесточения санкций», – подчеркивает он.

Почетный профессор Принстонского и Нью –Йоркского университетов Стивен Коэн отмечает, что Россия не только проголосовала за ужесточение экономических санкций против Ирана.

«Россия также отменила сделку о поставке иранскому правительству зенитных ракет, которые могут понадобится Ирану в случае нападения со стороны Израиля или США, вероятность чего, по крайней мере в теории, сохраняется. Это существенная уступка со стороны Москвы», – считает Коэн.

По словам экспертов, единственная область, в которой Москва не намерена идти на компромисс – это противоракетная оборона, концепцию которой разрабатывают США.

В попытке отразить потенциальную ядерную угрозу со стороны Тегерана администрация Обамы призывает разместить систему противоракетных перехватчиков на миноносцах и крейсерах, а также их наземных версиях, часть из которых будут базироваться в бывших странах Варшавского договора.

Россия возражает против планов размещения систем ПРО в Европе, не веря, что они нацелены против таких стран, как Иран. Российские власти видят в этих системах угрозу для Москвы, что США отрицают.

По словам Роберта Левголда, возражения Москвы, в первую очередь, связаны с последней, четвертой, фазой плана, которая намечена на 2020 год.

«Проблема четвертой фазы – а начинается это еще с третьей – в том, что это межконтинентальная система баллистических ракет, призванная защитить весь континент, в отличие от системы противоракетной обороны театра военных действий, которая предусматривает ракеты меньшей дальности. Эти же ракеты, в зависимости от места их размещения, могут представлять определенную угрозу для российского потенциала ядерного сдерживания», – подчеркивает Легвольд.

На недавнем саммите НАТО в Чикаго лидеры стран –членов альянса подтвердили свою заинтересованность в создании противоракетного щита.

Президент Путин был приглашен на этот саммит, но не приехал на него. Некоторые эксперты объясняют это его нежеланием вновь акцентировать внимание на возражениях России против размещения систем ПРО.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG