Линки доступности

Сионские мудрецы и политкорректность: антисемитизм на фоне глобализации


Сионские мудрецы и политкорректность: антисемитизм на фоне глобализации

Сионские мудрецы и политкорректность: антисемитизм на фоне глобализации

Интервью с Ханной Роузентал

«Это слишком еще не история», – писал Наум Коржавин в семидесятых годах прошлого столетия. Писал о миллионах, уничтоженных нацистами. Имея в виду, что память об Освенциме и Бабьем Яре еще не успела порасти быльем – в силу, так сказать, обстоятельств времени.

«Антисемитизм – это не история, а фрагмент из сводки новостей», – сказала, выступая перед сотрудниками СМИ в Вашингтоне, Ханна Роузентал – специальный представитель Госдепартамента США по мониторингу и борьбе с антисемитизмом. Встреча состоялась 15 сентября 2011 года, и речь на ней шла вовсе не о минувших днях, но о связи старого и нового. О переизданиях «Протоколов сионских мудрецов». О новой версии «кровавого навета», в которой место преданий о добавляемой в мацу крови христианских младенцев заняли слухи о подпольной торговле человеческими органами. Об отрицании Холокоста. А также о других, еще более современных формах юдофобии.

По окончании встречи Ханна Роузентал дала интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Алексей Пименов: Госпожа Роузентал, вы занимаетесь мониторингом антисемитизма в сегодняшнем мире. Если нанести результаты ваших наблюдений на карту, то какое место займет на этой карте сегодняшняя Россия?



Ханна Роузентал: Судя по заявлениям на правительственном уровне, российское руководство стремится положить конец проявлениям антисемитизма. И я полагаю, что так оно и есть. Во всяком случае Путин недвусмысленно говорил о необходимости сохранения памяти, о мемориалах, о музеях, о просвещении… о том, что чрезвычайно важно для еврейской общины. Но, конечно, вопрос о евреях в бывшем СССР – откуда евреи стремились вырваться – по-прежнему доминирует в сознании.

Именно эта картина возникает перед глазами, когда речь заходит о России (в связи с проблемой антисемитизма – А.П.). Что же касается тех нескольких сотен тысяч евреев, что живут сегодня в России, то я намереваюсь встретиться с ними, послушать их – и разобраться в ситуации. А точнее – в том, как государство реагирует на их нужды. Это произойдет весной будущего года. После чего я буду рада поделиться с вами результатами моих наблюдений.

А.П.: Мой следующий вопрос – как раз об исторической памяти, точнее – об ее осмыслении. Вот уже много лет продолжаются острые дискуссии о Холокосте, отнюдь не сводящиеся к предпринимаемым порой попыткам его отрицания. Не так давно в России имели место дискуссии между историками и общественными деятелями, представляющими этнические группы, подвергшиеся истреблению в годы нацистского террора, – евреев и цыган. Являлось ли истребление цыган (некоторые ученые применяют в данном случае термин «Параимос») частью Холокоста? Первый вице-президент Федеральной национально-культурной автономии российских цыган Надежда Деметер считает, что являлось – поскольку цыгане истреблялись в соответствии с той же расистской доктриной и теми же методами, что и евреи. Звучали, однако, и возражения. Ваш комментарий?



Х.Р.: Когда я приезжаю в Освенцим, я всегда прихожу к мемориалу, посвященному погибшим цыганам. Цыгане были жертвами – я имею в виду и каждого пострадавшего в отдельности, и народ, сообщество в целом. Мои родители пережили Холокост. И вот о чем я хочу вспомнить: именно страшный опыт Холокоста, именно стремление не допустить чего-либо подобного в будущем некогда побудили мировое сообщество принять Всеобщую Декларацию прав человека. Что было сделано с евреями в годы нацизма? На государственном уровне были приняты меры, призванные лишить их права принадлежать к человеческому обществу, отобрать у них собственность и уничтожить их физически. И говорилось об этом с полной откровенностью. И точно так же гитлеровский террор был направлен против цыган. Против инвалидов. Против гомосексуалистов. Поскольку все они не соответствовали гитлеровским представлениям о так называемой расовой чистоте. И все эти группы населения пострадали, пострадали чудовищно.

И обо всем этом надо помнить – еще и потому, что секрета-то тут не было. Напротив: в тридцать третьем «Майн кампф» была бестселлером. Да что там бестселлером – Библию превзошла по количеству проданных экземпляров! И это мировоззрение, эта практика стали образцом для подражания. Стали моделью… И применялась эта модель, увы, весьма успешно. Правда, в конечном счете Гитлер все-таки проиграл: скажем, истребить всех евреев ему не удалось. Но на пути к этой цели он, к несчастью, сделал очень много.

… Я участвовала в чествовании отца Патрика Дюбуа, для которого розыск захоронений тех, кто погиб от рук нацистов, стал делом жизни. Он идентифицировал множество массовых захоронений, о которых раньше люди просто не знали, – едва ли не тысячу на территории Украины и несколько в Польше и Беларуси. Около тысячи еврейских захоронений. А кроме того –сорок восемь мест, где погребены убитые цыгане. Увы, мимо этого часто проходят – возможно, потому, что цифры меньше… Но для меня это незыблемо: я всегда чту память всех жертв нацизма, всегда о них помню.

А.П.: Вернемся к сегодняшнему антисемитизму. Не раз отмечалось, что сегодня антисемитские настроения распространяются, так сказать, в нетрадиционной среде: в либеральных, а то и в левых кругах. Тем временем право-христианские группировки нередко выступают против юдофобии, подчас – в защиту Израиля. Как бы вы это объяснили?



Х.Р.: Непростой вопрос. Но я бы начала с того, что христианские фундаменталисты ждут Второго пришествия. А для этого все евреи должны, как считается, собраться в Земле Израильской. Иными словами, объяснение тут – сугубо религиозное. Здесь дело не в любви к евреям и не в ненависти к мусульманам.

А.П.: А «левый» антисемитизм?

Х.Р.: Знаете, я бы вспомнила в этой связи о нацистской Германии – о крайне правом, фашистском режиме. Но ведь и там – именно интеллигенция в конце концов в большинстве своем поддержала уничтожение евреев. Это не новость. А сегодня… там, где критика Израиля, израильской политики перерастает в антисемитизм – в том числе и в левых кругах, об этом надо говорить откровенно. Действительно, в некоторых случаях критика Израиля – это «политкорректная» форма антисемитизма. Конечно, чаще всего это – именно критика политики Израиля. Но если эта критика доходит до того, что Израилю отказывают в праве на существование, то это – не что иное, как антисемитизм.

А.П.: Самые разные политические режимы использовали антисемитизм в качестве идеологического оружия. Какую политическую роль играют антисемитские мифы сегодня?



Х.Р.: К несчастью, над большей частью современного мира по-прежнему тяготеют грехи старого национализма. И перед лицом огромных, глобальных перемен очень часто предпринимаются попытки сохранить статус кво, сделать так, чтобы все было, как прежде. Вместо того, чтобы попытаться всерьез понять смысл происходящего, – свалить ответственность на «Другого». На чуждые элементы. Каковы бы они ни были. Оттого и существуют и антисемитизм, и исламофобия, и ненависть к цыганам. Но вот что главное: не замалчивать. Не загонять под кожу. Когда о зле начинают говорить вслух, оно уже не так страшно.

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG