Линки доступности

Афганский контракт может быть сорван в результате поставок российского оружия сирийскому режиму

В последнее время российская сторона болезненно реагирует на некоторые законодательные инициативы американского Конгресса. По мнению экспертов, вряд ли будет способствовать снятию напряжения и принятая Сенатом 1 декабря поправка к законопроекту по оборонному бюджету. Согласно единогласно одобренной инициативе американских сенаторов, Пентагону будет запрещено сотрудничество с российской госкорпорацией «Рособоронэкспорт», выполняющей заказ на поставку боевых вертолетов МИ-17 в Афганистан. Таким образом, американские власти выражают недовольство тем, что Москва поставляет оружие сирийскому правительству. Окончательное решение о принятии поправки будет принято в ближайшее время президентом США Бараком Обамой. Если она будет одобрена, запрет на реализацию афганского контракта вступит в силу с 1 января 2013 года.

Поправка была вынесена на рассмотрение Сената США республиканцем от штата Техас Джоном Корнином в минувшую пятницу. Как пояснил сенатор, он убежден, что «американские налогоплательщики не должны косвенно финансировать массовые убийства сирийских мирных граждан, особенно когда есть хорошие альтернативы по покупке этих вооружений через американских брокеров». «Продолжать бизнес с «Рособоронэкспортом» – значит продолжать подрывать политику США по сирийскому вопросу и усилия, которые США прикладывают, чтобы поддержать сирийский народ», – считает сенатор Корнин.

Ранее группа американских сенаторов направила письмо аналогичного содержания в адрес министра обороны США Леона Панетты. В письме, датированном 12 марта и подписанном 17 сенаторами от Республиканской и Демократической партий, поставки Москвой оружия Дамаску были названы помощью режиму Асада в «совершении широкомасштабных и систематических атак на собственный народ».

Представители российской госкомпании в комментарии «РИА Новости» заявили, что пока никакой официальной информации о расторжении контракта им не поступало.
«Все будет известно, когда президент США примет решение. Решения пока нет, это рекомендации; действие контракта пока, конечно, в силе», – заявил источник из «Рособоронэкспорта».

МИД РФ 1 декабря назвал инициативу Вашингтона ошибкой. Замглавы ведомства Сергей Рябков в интервью ИТАР-ТАСС заявил, что поправка к оборонному законопроекту может повредить российско-американским взаимоотношениям. «Мы в любом случае выступаем против политики, которая предполагает санкции или квазисанкции, какими бы мотивами эта политика не сопровождалась и не подкреплялась», – добавил он.

«Роль контракта – чисто политическая»

Насколько важен для российской оборонной промышленности контракт с Пентагоном? Пострадает ли от его расторжения Афганистан? На эти вопросы «Голосу Америки» согласились ответить военные эксперты.

Политолог Александр Храмчихин убежден, что контракт «Рособоронэкспорта» с американскими партнерами вообще не играет никакой роли, кроме политической. «Нам не стоит беспокоиться за российский оборонный комплекс, – заявил он. – Дело это чисто политическое, и из-за него пострадает максимум какой-нибудь завод в Улан-Удэ». По словам эксперта, на принятии поправки в Сенате настояла «группа лоббистов», которая заинтересована в том, чтобы в Афганистан ввозилось американское оружие. «Однако дело их проигрышное, а сама сделка так мало значит в масштабах российского оборонного комплекса, что никаких ответных мер за ней, безусловно, не последует», – резюмировал Храмчихин.

Однако далеко не все эксперты уверены в том, что контракт между Пентагоном и «Рособоронэкспортом» не имел особого значения для обеих сторон. По словам председателя Общественного совета при Министерстве обороны РФ Игоря Коротченко, США крайне заинтересованы в том, чтобы поставки вертолетов российского производства Ми-17 в Афганистан продолжались. «Если же контракт будет расторгнут – а это, очевидно, может произойти после того, как президент США подпишет соответствующий законопроект, – то Америка накажет сама себя», – добавил эксперт.
В комментарии Русской службе «Голоса Америки» он высказал мнение, что в условиях Афганистана может нормально функционировать только российская военная техника. «Конгрессмены и сенаторы недостаточно четко представляют, что только российская военная техника может успешно эксплуатироваться в условиях Афганистана, так как западные вертолеты просто не выдерживают местных условий эксплуатации, – это касается и температурного режима, и уровня квалификации местных кадров, – считает Коротченко. – В конечном итоге, это ударит по интересам самих Соединенных Штатов, которые не смогут оставить после своего ухода из Афганистана дееспособные афганские вооруженные силы».

Ранее официальный представитель Министерства обороны США Джон Кирби так высказывался о контракте: «За счет получения вертолетов Ми-17 армия Афганистана нарабатывает чрезвычайно важный потенциал, который будет необходим стране после завершения в конце 2014 года миссии ISAF. Афганские пилоты привыкли летать на Ми-17, они их уже долго используют и довольны ими. Такова реальность, в которой мы живем».

Российская сторона, по мнению Игоря Коротченко, от расторжения контракта с Пентагоном пострадает минимально. «Через «Рособоронэкспорт» в течение года проходят оружейные контракты на сумму, превышающую 10 – 11 миллиардов долларов, а что касается контракта с Пентагоном, то его суммарная стоимость не превышает нескольких сот миллионов долларов, – пояснил он. – При общем портфеле заказов «Рособоронэкспорта» этот контракт совершенно незначим, и вряд ли последует какой-то критический ущерб, если реализован он не будет». Эксперт также заявил, что вертолеты МИ-17 пользуются огромной популярностью у многих стран, поэтому расторжение контракта будет почти неощутимым для российского оборонного производства.

Отвечая на вопрос корреспондента, Игорь Коротченко пояснил, что ответных мер на принятие поправки в США не последует. «Ответить симметрично не удастся, да в этом, наверное, и нет необходимости», – считает он.

Тем не менее, председатель Общественного совета при российском минобороны убежден, что американская инициатива не является справедливой и, более того, противоречит международным нормам. «Эта акция – это политика, причем политика, связанная с тем, что Америка пытается наказать Россию за сотрудничество с Сирией, – заявил он. – Однако в отношении Сирии не вводились никакие ограничения по линии Совета Безопасности ООН, поэтому Сирия сможет покупать оружие где захочет и у кого захочет». Коротченко также считает, что эта мера, предпринятая Вашингтоном, к изменению российской политики не приведет. «Для нас главным критерием в той или иной оружейной сделке является соответствие нормам международного права и реализация геополитических и коммерческих интересов, но не позиция Вашингтона», – подвел итог эксперт.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG