Линки доступности

«Роснефть» в Венесуэле: заявка на статус мирового игрока?


Игорь Сечин и Рафаэль Рамирес

Игорь Сечин и Рафаэль Рамирес

В ближайшие годы Россия инвестирует в разработку проектов на шельфе до 17,6 млрд долларов

По итогам визита Игоря Сечина, главы ОАО «Роснефть», в Венесуэлу в среду, 30 января, были подписан пакет документов о развитии нефтяных и газовых проектов на шельфе в стране, о создании совместного предприятия и некоторые другие соглашения. Об этом журналистам рассказал сам Игорь Сечин. По его словам, новые договоренности позволяют «Роснефти» начать оценку проектов в офшорной зоне Венесуэлы, которые являются большими углеводородными ресурсами.

Российская делегация прилетела в Венесуэлу продемонстрировать намерение о расширении сотрудничества между Венесуэлой и Россией. «Мы подтвердили свою заинтересованность в работе на новых 12 участках, все документы по этим участкам проработаны и согласованы Роснедрами и аппаратом правительства. Мы очень рассчитываем, что в ближайшие дни они будут утверждены премьером», – цитирует Сечина РИА «Новости».

В течение года российский концерн намерен провести оценку месторождений, включая оценку объемов строительства необходимой инфраструктуры. «Роснефть» может войти в проекты на условиях, которые приняты в Венесуэле: российская компания получает 40%. Сечин уточнил, что такие условия, а также уровень рентабельности проектов, устраивает «Роснефть».

Как заявил глава министерства энергетики и нефти Венесуэлы Рафаэль Рамирес, в ближайшие несколько лет компании обеих стран вложат около 47 млрд долларов. Ожидается, что инвестиции из России составят 17,6 млрд долларов.

«Для "Роснефти" это отличный шанс»

Русская служба «Голоса Америки» обратилась за комментарием к Крису Уиферу (Chris Weafer), главному аналитику по стратегии Sberbank Investment Research. Уифер считает, что активность «Роснефти» в Венесуэле ясно дает понять: компания намерена пойти еще дальше, и стать не просто доминирующим производителем нефти в России, но и важным игроком на мировом рынке.

«Это стремление поддерживает Владимир Путин, – поясняет Уифер. – "Роснефть" хотят развиваться по тем же бизнес-моделям, как это происходит с ExxonMobil или Shell. Компания хочет играть важную роль как в нефтяном, так и в газовом секторах и достичь широкого географического присутствия».

Уифер напоминает, что после приобретения ТНК BP «Роснефть» приобрела контрольный пакет во многих других зарубежных проектах, которые намерена развивать. «Если планы менеджмента компании совпадут с амбициями Кремля, то "Роснефть" имеет все шансы стать крупной, важной на мировом уровне компанией».

Что касается инвестиций в Венесуэлу, экономист называет их «имеющими смысл», потому что сейчас эта страна нуждается в значительных вложениях, чтобы восстановить свою нефтяную индустрию. «После национализации индустрии Чавесом добыча нефти резко упала и пока что так и не вернулась на прежний уровень. Венесуэле нужны иностранные инвестиции. США и Европа с неохотой участвуют в проектах, тем более, что само правительство Чавеса не приветствует их приход. Для российских компаний получить доступ сюда намного проще».

«"Роснефть" пользуется благоприятным моментом, – уверен аналитик. – У Венесуэлы огромный потенциал роста в нефтяном секторе, как традиционном, так и не традиционном. Есть большие месторождения (нефтяные пески) в бассейне реки Ориноко. Для "Роснефти" это отличный шанс включиться в проекты, в то время как другие мировые игроки на нефтяном рынке не хотят или не могут это сделать».

Цели приезда в Венесуэлу Сечина не сводятся лишь только к демонстрации амбиций «Роснефти». По мнению Уифера, еще одной причиной того, почему российская делегация отправилась в Венесуэлу именно сейчас – это проблемы со здоровьем самого президента Уго Чавеса: «Наверняка Сечин будет утверждать, что его договоренности с Венесуэлой идут дальше, чем простое политическое соглашение. Что они более долгосрочны и не будут зависеть от смены руководства».

«У России с Венесуэлой много сфер для совместной работы»

Максим Братерский, заведующий кафедрой мировой политики Высшей школы экономики, предположил, что ситуация «со все большей увлеченностью России Венесуэлой вызвана не сколько просчитанным стратегическим планом или даже политическими симпатиями», но многими сферами реальной совместной работы.

«По ряду причин – по уровню технологического развития, по направленности наших экономик, у России с Венесуэлой много сфер для совместной работы», – пояснил он свою позицию корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Братерский опроверг предположения некоторых аналитиков, что Россия укрепляет связи с традиционным критиком США, Венесуэлой, из-за резкого ухудшения российско-американских отношений в последнее время.

«То, что в последнее время происходит в российско-американских отношениях – это, естественно, ухудшение, но мне представляется, что это скорее выплеск раздражения. На самом деле, никаких важных вопросов это ухудшение пока не затронуло. Недавние акты, которые были приняты на обеих сторонах океана, они неприятны, но это мелочи», – считает профессор. По мнению Братерского, у России и США просто нет общей повестки дня: «мы живем в разных мирах».

Иначе обстоят дела между Москвой и Каракасом: «Это не вопрос политического выбора, а вопрос наших экономик: того, что мы реально можем и умеем делать. Так получилось, что с Венесуэлой у нас может быть много общих проектов», – полагает завкафедрой Высшей школы экономики Максим Братерский.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG