Линки доступности

Гринпис против «Росатома»

  • Василий Львов

Гринпис против «Росатома»

Гринпис против «Росатома»

Экологи провели масштабную акцию у стен атомной госкорпорации

Не прошло и недели, как к стенам «Росатома» в центре Москвы снова пришли экологи и потребовали, чтобы государство отказалось от атомной энергетики. В прошлой раз это были активисты «Другой России» и движения «Живой Утриш», а сегодня – гринписовцы.

От «лица» Кириенко

Заурядную акцию протеста Гринпис превратил в настоящее представление. Перед зданием «Росатома» ходят люди в белых защитных костюмах с плакатами в руках, на плакатах – знаки радиационной опасности. Повсюду слышится: «Фукусима», «Чернобыль». И тут к большой карте России на ограде подходит глава «Росатома» Сергей Кириенко и начинает подробно объяснять журналистам, что атомная энергетика никому не угрожает, что авария на Фукусиме скоро будет устранена, что в России будут построены новые АЭС и так далее. Говоря это, он прикалывает дротики для игры в дартс к разным точкам на карте России – каждый дротик украшен значками радиоактивной опасности. На самом деле под маской Кириенко – Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России.

Гринпис против «Росатома»

Гринпис против «Росатома»

Неожиданно поблизости возникает какое-то оживление, через несколько секунд объективы отворачиваются от двойника Кириенко и устремляются в противоположную сторону, а издалека уже идут трехметровые люди в белом, с белыми лицами и белыми пропеллерами за головой. Они улыбаются, машут прохожим руками и выстраиваются на фоне желтого плаката с надписью «Росатом! Пусти деньги на ветер!». А Владимир Чупров уже дает интервью о том, что необходимо отказаться от атомной энергетики и перейти к альтернативной, в том числе к ветровой.

Нужна ли атомная энергетика? Полемика

По словам Владимира Чупрова, в мире стали отходить от атомной энергетики: «С 2006 года абсолютное производство электрической энергии на атомных станциях в мире падает. Суммарные инвестиции в возобновляемые источники энергии в 2008 году превысили таковые в атомную, угольную и газовую генерации. То есть на сегодня весь мир уже принял решение, что нужно развиваться в сторону зеленой энергетики. Это решили правительства и инвесторы – к сожалению, не российские. То, что предлагает сейчас правительство Российской Федерации, – это стратегическая ошибка». Тот факт, что до 2012 года Росатом начнет производство ветровых турбин, Чупров считает еще одним доказательством правоты Гринписа.

Иную точку зрения высказал в интервью «Голосу Америки» Владимир Евсеев, директор Центра общественно-политических исследований. «Надо смотреть на конкретное государство, – говорит он. – Например, как может Франция отказаться от атомной энергетики, которая вносит основной вклад в энергетический баланс страны? И Япония не может отказаться, хотя у нее меньшая доля атомной энергетики. Иначе ей придется отказаться от части собственной промышленности, потому что ее нечем будет обеспечить. Атомная энергетика нужна в первую очередь в тех государствах, которые имеют ограниченную территорию при большой концентрации населения». Еще одним преимуществом АЭС Евсеев считает то, что они могут быть построены почти везде, а это сокращает затраты на доставку топлива потребителям.

Владимир Евсеев признает необходимость альтернативной энергетики, но, во-первых, не думает, что она может заменить существующую, а во-вторых, видит ее как составную часть диверсифицированного энергообеспечения. «Для некоторых государств какие-то схемы возможны, – поясняет он, – но даже Германия, которая хотела отказаться от атомной энергетики, не смогла, потому что темпы развития экономики не позволяют это сделать даже с учетом закупок электроэнергии за границей».

Но, может быть, можно заменить атомную энергетику ископаемыми видами топлива? «Это требует существенных средств, – ответил Евсеев. – Если, например, выводится реактор мощностью в один гигаватт, нужно создавать аналогичные мощности тепловых электростанций. Во-вторых, тогда надо постоянно закупать топливо. В условиях ограниченности запасов углеводородного сырья это тоже не является панацеей. Потому что если эти запасы будут сокращаться, а мощности во всем мире – расти, то мы можем столкнуться с тем, что эти мощности просто нечем будет запитывать. Получается, что в ближайшие 30 лет альтернативы атомной энергетике просто нет. Переход на другие виды энергетики – водородную и другие – в ближайшие 30 лет тоже маловероятен».

Военные нужды не позволяют отказаться от атомной энергетики?


На этот вопрос Владимир Чупров ответил корреспонденту «Голоса Америки» так: «Тезис, что на сегодня нужно сохранить ядерный комплекс, потому что это ядерный щит России и не только России, устарел. Прекрасным доказательством того, что «Росатом» избавляется от этого ядерного щита, служит, например, сделка ВОУ-НОУ (между США и Россией от 1993 года – В.Л.), по которой 500 тонн высокообогащенного оружейного урана направляется в Соединенные Штаты, для того чтобы обеспечить топливом американские атомные станции. О каком ядерном щите в этом случае можно говорить?»

«Все разговоры о том, что атомная энергетика нужна для ядерного щита и безопасности, – все это прикрытие и еще один способ получить новые государственные субсидии, которые каждый год идут «Росатому» якобы на оборонные программы», – добавил Чупров.

На это Владимир Евсеев возражает: «В период Советского Союза было накоплено огромное количество избыточного урана и плутония оружейного качества. Когда стали сокращать ядерное оружие, надо было утилизировать часть ядерных боезарядов, но здесь, ввиду того, что это был уран оружейного качества, им можно было пользоваться после его обеднения для производства ядерного топлива».

«Поскольку этого урана было очень много, – продолжил Евсеев, – часть его пошла на сделку ВОУ-НОУ, по которой уже обедненный уран в виде гексафторида поставлялся в США, где из него делалось ядерное топливо. Эта сделка была заключена не потому, что мы «разбазариваем» свои запасы. Это никак не сказалось на нашем оборонном щите. Те запасы, которые передавались по ВОУ-НОУ, были избыточны. Теоретически, наверное, можно было их не отдавать и у себя произвести ядерное топливо, но потребности в этом не было, поскольку на тот момент, опять же, существовали огромные промышленные запасы природного урана. А деньги были нужны».

Американский опыт

Самая крупная авария на АЭС до Чернобыля произошла на американской атомной электростанции «Три-Майл-Айленд» 32 года назад. Каков опыт Америки?

«В отличие от Российской Федерации, в отличие от Японии, Франции и других стран, которые продолжают развивать атомную энергетику, Соединенные Штаты оказались более прозорливыми, более умными, сделали очень правильные выводы после аварии 1979 года на «Три-Майл-Айленд», и с тех пор там не было начато строительство ни одной атомной станции», – утверждает Владимир Чупров.

Владимир Евсеев напомнил со своей стороны, что современные АЭС, более современные, чем «Фукусима-1», стали намного безопаснее, а в США заложены площадки для строительства новых атомных станций, хотя строительство пока и не ведется.

На это у гринписовцев есть ответ. Его также озвучил Владимир Чупров: «Рынок Соединенных Штатов либерализован, и сегодня инвестор просто не идет в этот изначально опасный сектор энергетики. США – лидер в биоэнергетике, до недавнего времени лидер ветровой энергетики, и все, что касается ядерного ренессанса (возобновившееся развитие атомной энергетики после Чернобыля и других аварий – В.Л.) и планов Соединенных Штатов по строительству десятков новых реакторов, это все пустые разговоры, не подтвержденные пока ни одним долларом».

Российские планы по строительству новых АЭС, включая плавучую у берегов Камчатки, экологи считают результатом давления атомного лобби, которое «дружит» с высшим руководством страны.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG