Линки доступности

В США вышла новая книга о том, как Рональд Рейган и ФБР использовали друг друга

Рональд Рейган, задолго до того, как его прозвали «великим коммуникатором» за способность находить общий язык с американским народом, наладил тесное общение с ФБР. Об этом свидетельствуют документы, полученные американским журналистом Сетом Розенфельдом благодаря Закону о свободе информации, который обязывает федеральное правительство США предоставлять общественности доступ к незасекреченной информации.

Розенфельду, опубликовавшему в августе этого года книгу «Подрывные элементы: война ФБР против студентов-радикалов и восхождение Рейгана к власти», удалось получить около 7 000 страниц документов ФБР, касающихся 40-го президента США. Как свидетельствуют эти документы, Рейган, проходивший под кодом Т-10, был активным информатором ведомства, начиная со времен Второй мировой войны. Розенфельд сообщает, что сотрудничество, длившееся на протяжении нескольких десятилетий, началось с беседы агентов ФБР с Рейганом о его знакомстве в Лос-Анжелесе с человеком, симпатизировавшим нацистам.

После войны брат Рональда Рейгана, Ниал, работавший в рекламном бизнесе, оказался вовлечен в проводившееся ФБР расследование проникновения коммунистов в радио- и телевизионную индустрию. Со временем агенты главы ФБР Джона Эдгара Гувера решили привлечь к сотрудничеству и голливудского актера Рональда Рейгана. С этой целью они нанесли ему визит в 1946 году, который он упоминает в своих мемуарах, опубликованных в 1965 году: «Мы разговорились. Я должен признать, что они мне открыли глаза на многое».

После этого Рейган стал периодически сообщать ФБР имена тех работников киноиндустрии, кого он подозревал в симпатии к коммунизму. Как указывает Розенфельд, полученные им документы противоречат заявлению Рейгана о том, что он «никогда не указывал пальцем на кого-либо». Комиссия Конгресса по расследованию антиамериканской деятельности, созданная в 1934 году для борьбы с «подрывной и антиамериканской пропагандой», позднее вызвала для дачи показаний несколько актеров, на которых указывал в своих доносах Рейган.

Сам он в 1947 году, как президент Гильдии киноактеров, тоже давал показания перед Комиссией и высказал убеждение, что коммунисты пытаются завладеть киноиндустрией. «Стоит ли поставить Компартию вне закона – это пусть решает правительство, – заявил он. – Я, как гражданин, никогда не хотел видеть запрет на деятельность той или иной партии на основании ее политической идеологии, а нашу страну – принужденной ослабить какой-либо из наших демократических принципов в результате страха или возмущения, связанного с этой группой».

В своем выступлении перед Комиссией Рейган не упомянул о своем сотрудничестве с ФБР и не назвал имен коммунистических симпатизантов, но в этом не было необходимости – он сделал это ранее в своих доносах.

«Черного списка» не было?

Розенфельд отмечает, что Рейган продолжал сообщать ФБР о политически неблагонадежных и после того, как умер сенатор Джозеф Маккарти, инспирировавший работу Комиссии, а бывший генеральный прокурор США Фрэнсис Биддл в вышедшей в 1952 году книге «Страх перед свободой» охарактеризовал ее деятельность как «инквизиторскую».

Журналист, в частности, приводит датированный 1959 годом документ ФБР, цитирующий сообщение Рейгана о своей беседе с молодой «подающей надежды» актрисой Джудит Браун. Она критически отозвалась о голливудском «черном списке», в который попадали деятели культуры и искусства из-за их политических убеждений и который служил негласным запретом на профессию. Рейган сказал актрисе, что никакого «черного списка» нет, а если она имеет в виду то обстоятельство, что «группа продюсеров объединилась с тем, чтобы отказать в работе антиамерикански настроенным коммунистам», то он – сторонник этой инициативы.

«Господин Рейган заметил, что когда он сообщил ей об этом, госпожа Браун начала извергать шаблоны Коммунистической партии, и что ему пришлось повысить голос, чтобы опровергнуть ее аргументы, – говорится в докладной записке ФБР. – Во время этого разговора она дала понять, что хорошо знакома с трудами Ленина».

Документ заканчивается следующим абзацем: «Господин Рейган сообщил, что он просто доводит эту информацию до сведения лос-анжелесского отделения ФБР. Он также сообщил, что госпожа Браун ныне проживает в качестве гостя у Льюиса Майлстоуна и пользуется покровительством главы студии “Юнайтед Артистс”, где она также работает».

На цитируемом документе, отпечатанном на машинке, от руки написано «о + a», что означает «open and assign», то есть «открыть [дело] и назначить [уполномоченного]».

Розенфельд пишет, что Браун была «шокирована», когда журналист по прошествии многих лет сообщил ей, что Рейган донес на нее ФБР. «Она сказала, что вскоре после упомянутого разговора ее перестали приглашать сниматься, и она стала подозревать, что попала в “черный список”», – рассказал он.

Долг платежом красен

ФБР не осталось в долгу перед будущим президентом. В 1965 году агентам стало известно об «ассоциации» сына Рейгана Майкла с сыном мафиози Джозефа Бонанно. Гувер, узнав об этом и не желая «подставлять» своего давнего союзника, который в то время рассматривал возможность выдвижения своей кандидатуры на пост губернатора Калифорнии, поручил сотрудникам лос-анжелесского отделения в конфиденциальном порядке предупредить Рейгана о связях его сына.

Деликатное поручение Гувера довелось выполнить специальному агенту Уильяму Берну. «Он был очень благодарен и сказал, что он понимает, что подобные связи его сына могут повредить его политическим планам», – доложил позднее агент Берн.

В следующем году Рейган был избран губернатором Калифорнии. Вскоре после этого был уволен президент Университета Калифорнии Кларк Керр, сторонник Движения за свободу слова в Беркли, которое было объектом пристального внимания со стороны ФБР.

В последующие годы агенты ФБР секретно предоставляли губернатору Рейгану конфиденциальную информацию о студентах и профессорах, принимавших участие в охвативших штат и страну протестах.

Известный радикал тоже оказался осведомителем ФБР

В книге Розенфельда содержится новая информация об одной из наиболее турбулентных страниц американской истории. Так, автор сообщает, что один из наиболее известных радикалов 1960-х годов – Ричард Масато Аоки, снабжавший оружием группировку «Черные пантеры» – был осведомителем ФБР.

Розенфельд ссылается на бывшего агента ФБР Берни Тредгилла, который рассказал журналисту, что завербовал Аоки еще в конце 1950-х годов, когда тот заканчивал школу. Тредгилл спросил парня, что он думает о Советском Союзе, и тот ответил, что коммунизм его абсолютно не интересует. Тогда агент ФБР предложил ему «просто походить на встречи [радикалов] и рассказать мне, кто туда ходит и о чем они там говорят».

«Очень приятный паренек, – вспомнил Тредгилл. – Всегда ходил в черных очках».

По заданию ФБР Аоки сначала собирал информацию о Коммунистической партии США, а затем переключился на более радикальную Социалистическую рабочую партию (СРП) и ее молодежное крыло. Весной 1962 года он вошел в руководящий совет Альянса социалистической молодежи Беркли, а несколько месяцев спустя стал членом СРП. В 1965 году Аоки познакомился с Хьюи Ньютоном и Бобби Силом, которые вскоре станут основателями «Партии черных пантер». В ноябре 1966 года Аоки предоставил чернокожим радикалам первую партию оружия. В следующем году он вступил в «Партию черных пантер» и продолжил снабжать их оружием, которое радикалы стали открыто демонстрировать во время протестов и с которым начали патрулировать черные районы Окланда. Об этом Аоки рассказал в интервью Розенфельду. В документах ФБР, полученных журналистам, упоминаний о том, что Аоки снабжал «черных пантер» оружием, нет.

В конце 1968 года Гувер объявил «черных пантер», у которых к тому времени были ячейки по всей стране, «величайшей угрозой внутренней безопасности страны». При этом он сослался на их радикальную философию и вооруженные столкновения с полицией. К концу 1969 года по крайней мере 28 «черных пантер» были убиты в перестрелках с полицией и десятки других были арестованы в Чикаго, Детройте, Сан-Диего и Вашингтоне. По данным, обнародованным позднее специальным комитетом Сената США, ФБР действовало в рамках секретной программы COINTELPRO.

В начале 1969 года Аоки возглавил «Фронт освобождения третьего мира», объявивший студенческую забастовку в университете Беркли. Он ратовал за самые радикальные меры и призывал к насилию. Длившаяся три месяца забастовка привела к массовым беспорядкам. Губернатор Калифорнии Рональд Рейган ввел чрезвычайное положение и вызвал Национальную гвардию для наведения порядка.

Аоки, американец японского происхождения, чья семья была интернирована во время Второй мировой войны, дослужился до звания сержанта в американской армии, а затем стал одним из наиболее известных радикалов в Сан-Франциско. Позднее он в течение 25 лет преподавал в одном из местных колледжей, а в 2009 году покончил жизнь самоубийством. После его смерти о нем вышел документальный фильм и биографическая книга «Самурай среди пантер», которые лишь укрепили его репутацию бесстрашного радикала.

За два года до смерти Аоки дал интервью Розенфельду. Как сообщает автор, отвечая на прямой вопрос, был ли он осведомителем ФБР, Аоки сначала отрицал это, а потом сказал: «Люди меняются. Это сложно».

Однако в полученных Розенфельдом документах Аоки проходит как осведомитель Т-2.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG