Линки доступности

В полной базе Панамского досье фигурируют тысячи российских граждан и компаний


Российский эксперт: позиция Кремля по Панамагейту – «позиция вора, которого поймали за руку»

Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ) 9 мая обнародовал полную базу данных «Панамских документов», раскрывающих международные коррупционные схемы с использованием офшоров. Согласно этм данным, в России насчитывается 7319 офшорных компаний и 2229 владельцев офшоров.

Для сравнения, в базе данных 8995 владельцев офшоров являются гражданами Китая, 4536 – гражданами США, 920 – гражданами Великобритании, 165 – гражданами Украины.

В целом на сайте проекта ICIJ Offshore Leaks Database обнародована информация о более чем 100 тысячах офшорных компаний.

Консорциум разместил на своей странице в YouTube инструкцию о том, как пользоваться базой данных.

В преддверии обнародования очередного пакета «Панамских документов» заместитель директора Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ) Марина Уокер Гевара ответила на вопросы корреспондента «Голоса Америки».

Обращаясь к теме вовлеченности России в данные коррупционные схемы, Гевара отметила, что президент Владимир Путин признал обоснованность информации из Панамского досье, объяснив это закупкой музыкальных инструментов его другом и крестным его дочери Сергеем Ролдугиным.

По мнению Гевары, «Панамские документы» показали более ясно, чем когда-либо раньше, что чиновники отбирали деньги у государственных компаний, чтобы забрать их себе, и что эта схема возвращалась к тому же кругу людей.

Представитель ICIJ опровергла распространенную в России версию, что публикация «Панамского досье» является доказательством коррумпированности стран Запада, и что это – часть усилий по дискредитации российского руководства.

Гевара обратила внимание на то, что от публикации пострадали премьер-министр Исландии, премьер-министр Великобритании и другие известные люди. По ее словам, «Панамское досье» – не западный заговор, а журналистское расследование с участием физических лиц и организаций по всему миру. В нем нет разделения по линии Восток – Запад, по политическим и экономическим различиям. Вызывает тревогу то, что политические и экономические элиты используют свое положение для обогащения, в то время как законы сконструированы таким образом, чтобы позволить элитам создавать такую параллельную экономику.

Марина Гевара отметила, что средства массовой информации активно освещают участие американских граждан в «Панамском досье», однако важным отличием является то, что в нем нет известных политических имен.

Представитель ICIJ назвала обнадеживающими шаги администрации президента Обамы по борьбе с уклонением американских компаний от уплаты налогов. Она, однако, осторожно оценила их действенность, отметив, что иногда политики, ликвидируя одни лазейки, создают другие. Кроме того, остается важной роль Конгресса США в утверждении этих мер.

Гевара отметила, что США не могут больше позволить себе иметь такие «налоговые гавани», как штаты Вайоминг, Дэлавер, Невада.

Мнение российских экспертов

Старший научный сотрудник Института экономической политики имени Т.Е. Гайдара Сергей Жаворонков считает, что суть Панамагейта совсем не в том, что у Ролдугина или Ротенбергов были офшоры и они проводили через них операции.

«Это является легальным делом, и здесь иные претензии, кроме моральных, предъявить сложно, – сказал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Просто богатые люди минимизируют налогообложение, из-за чего страдают бюджеты стран».

На взгляд экономиста, главное здесь заключалось в том, что с офшорами того же Ролдугина российские государственные и крупные частные компании «совершали коммерческие операции, которые были лишены экономического смысла».

«Это, в общем, во всем мире считается признаком уголовного преступления – отмывания денег, – пояснил он. – Когда, допустим, «Роснефть» заключает с ролдугинским офшором договор о покупке акций, а на следующий день его расторгает и выплачиваете громадную неустойку, это согласно российскому гражданскому праву подпадает под понятие – притворная сделка».

Поэтому, на взгляд Жаворонкова, всеобщее возмущение вызывает не наличие офшоров у кого бы то ни было, а то, эти офшоры, очевидно, вовлечены в операции по отмыванию денег.

«В том числе в операцию, наносящую ущерб госкомпании, которая, по сути, спонсирует ролдугинский офшор непонятно, на каком основании, – уточнил он. – Если в новых документах будет доказано, что офшоры Ротенбергов работают по той же схеме, что и офшоры Ролдугина, то есть получают деньги от притворных сделок с госкомпаниями, то это, безусловно, будет сенсацией. Также сенсацией может быть наличие оффшора у действующего чиновника, который по (российскому) законодательству не имеет права заниматься коммерческой деятельностью».

По оценке сотрудника Института Гайдара, позиция Кремля по Панамагейту – «позиция вора, которого поймали за руку».

«Им нечего сказать по сути предъявляемых обвинений, – продолжил он. – Они не могут назвать это неправдой, поэтому придуриваются: мол, все это какая-то болтовня. При этом сами себе противоречат, комментируя «вздор», но не по сути, а используя политические декларации, которые сводятся к тому, что типа (участники расследования) хотят обидеть Владимира Путина».

По мнению Жаворонкова, борьба с офшорами в России на протяжении всех последних 15 лет носила чисто декларативный характер.

«При этом многие продолжали пользоваться офшорами как удобным инструментом. Этим занимались и госкомпании – например, Газпром, Роснефть – для минимизации своего налогообложения. Поэтому рассчитывать, что (в России) по доброй воле откажутся от офшоров было бы наивно».

Со стороны российских властей, вся «борьба» с офшорами была просто формой демагогии, не более того, констатировал экономист.

Доцент экономического факультета МГУ, в прошлом помощник министра финансов РФ Олег Буклемишев, напротив, попытался найти в Панамагейте позитивную сторону.

«Она состоит в том, что Российская Федерация, несмотря на все заявления, законы и так далее, продолжает оставаться интегральной частью международного сообщества, – сказал он в комментарии «Голосу Америки». – Это проявляется, в том числе, и в таких вещах. Во всем мире офшоры используются в качестве механизма для решения корпоративных вопросов».

С точки зрения Буклемишева, вопросы, связанные с использованием государственных денег в офшорах, должны быть адресованы Счетной палате или Генпрокуратуре.

«Наверное, кто-то должен поставить перед ними эту задачу, – предположил он. – Но это уже вопрос того, как работает политическая система».

Как ему представляется, данное дело надо разделить на две составляющие – на чисто юридическую и моральную.

«Если тут есть нарушение закона, это надо расследовать, – подчеркнул он. – Но в любом случае остается моральный аспект. Потому что в стране, с одной стороны, ратовали за полную уплату налогов, а с другой – позволяли бизнесменам прятать деньги в офшорах».

Как видится Олегу Буклемишеву, Панамагейт только разгорается.

«Мы еще в самом начале процесса, – резюмировал он. – Думаю, что для российской экономики и финансов панамский скандал стал очень важным событием, которое пока еще нами недооценено. Мы еще узнаем многие интересные вещи, и реакция неизбежно будет и в России, и за ее пределами».

Это совершенно поменяет конфигурацию того, как ведется бизнес, заключил экономист.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG