Линки доступности

Отказ от соглашения по плутонию противоречит интересам России


Пункт управления завода по переработке отработанного ядерного топлива (архивное фото)

Пункт управления завода по переработке отработанного ядерного топлива (архивное фото)

Эксперты: уничтожение оружейного плутония – в интересах США, РФ и всего мира

Претензии Москвы к Вашингтону по соглашению об утилизации оружейного плутония обоснованы с технической точки зрения, однако выполнение американо-российского соглашения об утилизации оружейного плутония отвечает интересам России. По мнению экспертов, приостановка выполнения соглашения наносит вред глобальным усилиям в области разоружения и ядерного нераспространения, А возможно – и представляет собой попытку Кремля повлиять на внутриполитическую ситуацию в США.

Президент России Владимир Путин принял сегодня решение приостановить выполнение американо-российского соглашения об утилизации оружейного плутония, одновременно выдвинув ряд условий, не относящихся к теме ядерного разоружения и нераспространения.

В Вашингтоне на шаг Кремля ответили «разочарованием» и «сожалением», отметив, что он приведет к дальнейшему усилению международной изоляции России.

Развитие ситуации вокруг соглашения для Русской службы «Голоса Америки» прокомментировали эксперты в области нераспространения ядерного оружия Джо Сиринсионе (Joe Cirincione), президент Фонда Плаушер (Ploughshare Foundation), специализирующегося на поддержке инициатив по предотвращению распространения и применения оружия массового уничтожения, а также Павел Подвиг (Pavel Podvig) – независимый аналитик, основатель исследовательского проекта «Ядерные силы России», старший научный сотрудник Института ООН по исследованиям в области разоружения.

Финансовая подоплека технических расхождений по соглашению

Оба эксперта согласились с тем, что у России есть основания утверждать, что США не выполняют договоренностей по соглашению. Однако финансовые соображения заставили США задуматься об альтернативном способе утилизации плутония.

Джо Сиринсионе

Джо Сиринсионе

«С технической точки зрения, Москва права. США хотят избавиться от своих 34 тонн утилизируемого плутония способом, который не был включен в договор. США нуждается в одобрении России, чтобы это сделать, и Россия своего одобрения не дала. У России – другой технический анализ: как лучше утилизировать плутоний, – отметил Джо Сиринсионе. – Но – что более важно – это обусловлено требованиями российской ядерной промышленности, которая хочет использовать плутоний в новом поколении реакторов, которые производят больше плутония, чем потребляют».

По словам эксперта, под давлением своей ядерной промышленности США первоначально также согласились использовать плутоний для производства смешанного топлива из плутония и урана. Вместе с тем, реализация этого решения оказалась абсурдно дорогой. Так, по словам Сиринсионе, «стоимость завода в Южной Каролине выросла – от первоначальных 3 миллиардов долларов до 30 миллиардов сегодня – при чем стоимость продолжает расти».

Не понимаю, почему США должны заботиться о том, чтобы Россия продолжала участвовать в соглашении.

Экономическая целесообразность заставляет США выбрать метод, при котором «плутоний смешивают с инертным материалом, чтобы преобразовать в твердые стеклянные блоки и захоронить глубоко под землей». Сиринсионе подчеркнул, что этот способ делает чрезвычайно сложным применение его в будущем для создания ядерного оружия. «США, и Россия уже “тонут” в плутонии. У США около 90 тонн оружейного плутония, у России – около 128 тонн. Ни одной стороне не нужны 34 тонны, которые, как они согласились, “избыточны” для их военных нужд».

Политическая сторона вопроса

Павел Подвиг также отметил, что следует разделять техническую аргументацию российской стороны и претензии, изложенные в представленном в Думу законопроекте. «С узко технической точки зрения у РФ есть определенные аргументы, что США не до конца выполняют те договоренности, которые существовали с 2000 года, – отметил эксперт. – США надеялись, что им удастся изменить соглашение, договорившись с россиянами, чтобы их программа утилизации работала согласно своим обстоятельствам, а именно в связи с тем, что американская программа вышла за пределы первоначального бюджета».

Павел Подвиг

Павел Подвиг

По мнению Павла Подвига, выдвинутые Россией условия возобновления действия соглашения нереалистичны. «Сложно представить себе, что США пойдут на то, чтобы обменять продолжение участия России в программе утилизации плутония на условия, перечисленные в законопроекте».

Более того, Подвиг не видит практических оснований для того, чтобы США пошли навстречу России.

Конечно, уничтожение плутония – совершенно разумный шаг, у которого к тому же много других положительных эффектов.

«Программа утилизации плутония была важным шагом со многих точек зрения, но с точки зрения наличия плутония для военных программ, эта программа особой роли не играет. Будут у России эти 34 тонны или их не будет – на общее состояние арсенала расщепляющихся оружейных материалов это влияния не окажет. Тем более, что в указе Путина и в последующих комментариях было подчеркнуто, что этот плутоний останется за пределами любого военного использования, – отметил эксперт, подчеркнув, что не понимает, почему США должны заботиться о том, чтобы Россия продолжала участвовать в соглашении.

Соглашение отвечает интересам России

Россия заинтересована в выполнении соглашения, так как запасов плутония накоплено очень много, и их придется ликвидировать – хотя бы с точки зрения безопасности материалов и их защищенности от всякого рода угроз, похищений и потерь, подчеркнул Подвиг.

Для США настало время перестать позволять России блокировать наши планы в том, что нам необходимо в области ядерной безопасности, – независимо от того, что делает Россия.

«Конечно, уничтожение плутония – совершенно разумный шаг, у которого к тому же много других положительных эффектов: движение в направлении разоружения, отработка механизмов уничтожения оружейных материалов, разработка правовой и организационной структуры, – отметил эксперт. – В этом смысле соглашение было в интересах России с самого начала. Печально, что оно было прекращено таким образом. Тем более, что никакой необходимости в такой приостановке действия соглашения не было. Все эти вопросы можно было обсуждать с США в течение многих лет. Плутоний будет с нами будет десятки тысяч лет, и никакой спешки здесь нет».

Последствия для США, России и мира

В основе сегодняшнего решения Кремля – приостановить действие соглашения – лежат ошибки, допущенные обеими сторонами, начиная с президентства Билла Клинтона и Бориса Ельцина, считает Сиринсионе. «Следовало отвергнуть интересы атомной промышленности в пользу интересов национальной безопасности каждой страны, – убежден эксперт. – Нет абсолютно ничего плохого в том методе, который хотят использовать США. Если бы США предложили его в ходе первоначальных переговоров или никогда не реализовывали план смешанного топлива, этого кризиса не было бы».

Сиринсионе отметил, что эта новая неудача не означает, что плутоний будет использоваться для нового оружия, так как ни одна сторона в нем не нуждается. Не может плутоний и быть продан другим странам, поскольку это запрещено Договором о нераспространении ядерного оружия.

Следовало отвергнуть интересы атомной промышленности в пользу интересов национальной безопасности каждой страны.

Вместе с тем подобное развитие событий негативно отразится на ядерном нераспространении во всем мире, и США на этом фоне следует проявить большую самостоятельность в определении своих национальных приоритетов и их обеспечении.

«Это последняя неудача в глобальных усилиях по борьбе с распространением ядерного оружия и сокращению существующих арсеналов. Сотрудничество России и США по ядерной безопасности зашло в тупик. Для США настало время перестать позволять России блокировать наши планы в том, что нам необходимо в области ядерной безопасности, – независимо от того, что делает Россия».

В этой связи Сиринсионе привел слова бывшего министра обороны США Уильяма Перри, который в статье для The New York Times писал, что «уровень ядерных сил США должен определяться тем, что нам на самом деле нужно, а не порочным стремлением соответствовать арсеналу Москвы. Если Россия решит строить больше, чем это необходимо, ее экономика будет страдать так же, как во времена “холодной войны”».

Влияние решения на внутреннюю политику США

Эксперты разделились в вопросе о том, является ли это решение попыткой Кремля еще раз сыграть на внутриполитическом поле США в условиях президентской гонки. Первоначальное соглашение в 2000 году подписывал Билл Клинтон, в 2010 году – окончательно доработанный текст подписывался президентом Обамой при госсекретаре Хиллари Клинтон.

«Не думаю, что это будет играть роль. Решения принимались даже не в Белом доме. Это вопрос быстро стал техническим. Начальное соглашение было подписано с администрацией Клинтона. Основные договоренности окончательного соглашения были подписаны в 2007 в годы администрации Буша, затем окончательное соглашение было подписано в 2010 году. Мое понимание, что демократические и республиканские администрации прислушиваются к своим специалистам, к департаменту энергетики. Поэтому никакой политической составляющей в этом вопросе, скорее всего, нет», – считает Подвиг.

Сиринсионе полагает, что неожиданное решение Москвы – хорошо рассчитанный шаг, направленный на создание новой напряженности в двусторонних отношениях.

«Москва разыгрывает эту карту с целью достижения преимущества в геополитике и во внутренней политике США. Она может изображать США в качестве проблемы, может подпитывать ложный посыл о намерениях США, может повышать напряженность в отношениях с США, когда считает, что имеет преимущество, – отметил эксперт. – Это также обеспечит кампанию Трампа новым тезисом, чтобы проиллюстрировать «провал» Хиллари Клинтон на посту госсекретаря. Путин может считать, что России будет лучше с президентом Трампом».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG