Линки доступности

Русская служба "Голоса Америки" продолжает серию интервью с кандидатами в президенты Республики Беларусь. Корреспондент "Голоса Америки" побеседовал с одним из самых молодых претендентов на пост главы белорусского государства – Ярославом Романчуком.

Игорь Тихоненко: Интернет-опросы показывают, что вы входите в тройку лидирующих кандидатов от оппозиции. Есть ли у вас какие-то стратегические планы объединения перед выборами со своими оппонентами, принадлежащими, как и вы, к демократическому лагерю?

Ярослав Романчук: То, что я вхожу в тройку лидеров, показывают не только интернет-опросы. Реальные социологические данные демонстрируют, что три демократических кандидата, одним из которых являюсь я, имеют больше поддержки, чем Александр Лукашенко. Это принципиально новая электоральная ситуация. Наша общая стратегия максимально проста: 19 декабря в восемь часов вечера начнется процесс народного волеизъявления, начнется так называемая «Площадь». Это будет важнейший элемент нашей кампании. Все три лидирующих оппозиционных кандидата вместе с шестью другими кандидатами, входящими в демократические силы Беларуси, будут присутствовать на Площади. Ну, а там уже все будет зависеть от того, как власти будут считать голоса. Если они это будут делать так же, как и на предыдущих выборах, то есть фальсифицировать их, то недовольство пришедших на Площадь людей будет критичным.

И.Т.: Сколько человек, по вашим подсчетам, может реально выйти на Площадь после того, как закроются избирательные участки?

Я.Р.: Вы знаете, в этой ситуации подсчеты – дело неблагодарное. В 2005-м году за две недели до президентских выборов в Украине я разговаривал с Тимошенко и Ющенко, которые уже тогда стали готовится к борьбе в оппозиции и предполагали, что на Майдан выйдут максимум 20-25 тысяч человек и простоят там не более 2-3 дней. Однако мы помним, что потом получилось. Поэтому результат наших планов будет зависеть о того, как себя будут вести власти, силовые структуры, а также от того, насколько оперативно представят информацию наблюдатели.

И.Т.: Поскольку вы заговорили о поведении властей, как вы считаете, может ли нынешняя власть – в случае форс-мажорных обстоятельств – пойти на жесткое подавление демонстрации?

Я.Р.: Я думаю, что не пойдет. Даже в 2006-м году Площадь стояла четыре дня. В этот раз Лукашенко обещал как Путину, так и Европе, что он этого делать не будет, так как он хочет, чтобы те результаты, которые он нарисует, были признаны. Поэтому Площадь пройдет мирно, однако нужно отметить, что власть делает все возможное, чтобы запугать народ. Недавно появилась информация от главы администрации президента о том, что оппозиция якобы готовит какие-то взрывы и провокации на Площади. Все понимают, что это делается для того, чтобы показать, что оппозиция выступает за революцию и за кровавые разборки. Однако я думаю, что вся эта вакханалия закончится в день выборов, когда на Площади начнется настоящее волеизъявление белорусского народа.

И.Т.: Из всех кандидатов у вас самый внушительный послужной список в области экономики. Не могли бы вы назвать три первых экономических закона, которые бы вы приняли в случае избрания вас президентом Беларуси?

Я.Р.: Я назову четыре, потому что мы над ними уже работали. Во-первых, это закон о бюджете, в котором прописана инновационная налоговая система. Во-вторых, это указ о либерализации делового климата, который сделает бизнес климат в Беларуси конкурентоспособным. В-третьих, это закон о приватизации, который позволит провести по-настоящему честную народную приватизацию и не допустить номенклатурного захвата собственности. И четвертый закон, который идет как бы в паре с тремя предыдущими, это закон о государственных социальных гарантиях. Он предполагает монетизацию льгот и представления их в денежной форме самым уязвимым слоям населения.

И.Т.: По утверждению целого ряда журналистов, после встречи со своим коллегой Дмитрием Медведевым в прошлый четверг 9 декабря Александр Лукашенко выглядел весьма удовлетворенным. Вы не знаете, о чем же все-таки удалось договориться белорусскому лидеру с президентом России?

Я.Р.: Я бы назвал его удовлетворение пиар-сиянием, направленным на народ Беларуси и ее номенклатуру. Это – сигнал о том, что он по-прежнему может обыгрывать Кремль и договариваться с ним. На самом деле в июне месяце российские власти озвучили решение по пошлинам, и недавно Лукашенко подписал эти соглашения. Однако, как показывает практика российско-белорусских отношений, подписать соглашения отнюдь не значит сразу же их выполнить.

Мне кажется, что Лукашенко рекламирует это как свою личное достижение, так же, как и Кремль, который пытается представить это как некую интеграционную победу – только для того, чтобы показать некое единство. Вы знаете, это вообще такой своеобразный миф, утопия успешной интеграции, к которым политики на постсоветском пространстве прибегают, когда у них идут внутренние предвыборные кампании.

На самом же деле переговоры между странами идут совершенно в ином режиме. И мне кажется, что этот режим отнюдь не изменился с момента подписания соглашений на прошлой неделе, поскольку, судя по освещению белорусской предвыборной кампании в российских СМИ, победу Лукашенко еще никто не отдал. Лукашенко не победил.

Другие материалы рубрики «Президентские выборы в Беларуси» читайте здесь

XS
SM
MD
LG