Линки доступности

Системы противоракетной обороны начинают играть всю большую роль в мире

Конфликт в Секторе Газа и тревога, связанная с выводом на орбиту северокорейского спутника, в очередной раз продемонстрировали: насколько значительную роль в мире начинают играть ракеты и системы противоракетной обороны.

Ракеты и противоракеты

Ныне баллистические ракеты находятся в арсеналах 31 страны мира. Восемь из них (США, Россия, Франция, Великобритания, Китай, Индия, КНДР, Пакистан) также обладают ядерным оружием и способны изготовить боеголовки для размещения на ракетах. У Израиля атомная бомба предположительно есть, а Иран активно работает в этом направлении. Еще 12 государств из «баллистического списка» (8 из них предположительно) обладают запасами химического оружия, а еще 8 подозреваются в наличии у них биологического оружия.

Кроме «баллистического списка» есть еще и неформальный «межконтинентальный клуб», в который входя государства, способные производить межконтинентальные баллистические ракеты, способные поражать цели на расстоянии более 5 тыс км: США, Россия, Китай, Франция, а с недавних пор – Израиль и Индия.

Количество ракетных держав постоянно увеличивается – этот вид оружия все чаще пытаются получить небогатые и даже бедные государства. И не только государства: ряд террористических организаций – например, ХАМАС и «Хезболла» – способны проводить длительные ракетные кампании и прилагают значительные усилия для приобретения баллистических ракет.

Растущая угроза ракетных атак, которые потенциально способны нанести колоссальный ущерб, заставляет десятки государств мира обзаводиться системами ПРО и расширять масштабы их применения. В 2010 году государства НАТО приняли стратегическое решение превратить системы противоракетной обороны, рассчитанные на защиту театров военных действий, в эшелонированную систему защиты всей территории Альянса.

Недавний конфликт в Секторе Газа продемонстрировал достоинства системы ПРО «Железный купол», благодаря которому удалось минимизировать число жертв среди мирного населения Израиля.

Однако у развития систем ПРО есть противники, в том числе Россия, давно озабоченная планами размещения радаров и батарей противоракет вблизи ее западной границы. Но Москва выступила и против переброски в Турцию систем противоракетной обороны, которые планируется развернуть вблизи сирийской границы. Напомним, Турция и НАТО опасаются, что режим Башара Асада может применить баллистические ракеты с химическими боеголовками.

Мнения и комментарии

Впрочем, серьезная оппозиция ПРО существует и в иных странах. Так, в США противники инвестиции средств и сил в разработку и создание этих систем доказывают, что это не более, чем дорогие игрушки Пентагона, неспособные защитить в случае начала войны. По мнению оппонентов ПРО, наилучшую защиту от ракет дают дипломатические усилия.

Джон Кайл (John Kyl), второй человек в республиканской фракции Сената США, выступил на конференции, организованной Американским советом по внешней политике (American Foreign Policy Council).

«Нельзя утром открыть газету и не обнаружить в ней новые доказательства того, что противоракетная оборона невероятно важна, – сказал он. – Я могу добавить, что за 26 лет моей работы в Палате представителей и Сенате идея ПРО приобрела крайне серьезную поддержку».

Кайл подчеркнул, что ПРО – это оружие обороны, а не нападения: «Израильский “Железный купол" не начал войну. Наоборот, он помог предотвратить крупномасштабную войну. Конфликт в Секторе Газа доказал, что системы ПРО способны изменить ход конфликта».

Майкл Айзенстадт, директор Программы обороны и безопасности в Вашингтонском институте ближневосточной политики (Michael Eisenstadt,The Washington Institute for Near East Policy) считает, что на Ближнем Востоке наблюдается настоящий ракетный бум, лидером которого стал Иран, не просто активно пополняющий свои ракетные арсеналы, но и щедро снабжающий ракетами своих союзников, в том числе террористические организации.

Напомним, именно ракетная угроза со стороны Ирана стала главной причиной создания ЕвроПРО. Противоракетный бум наблюдается и в арабских государствах Персидского залива, опасающихся усиления Ирана.

Оценивая последние события, Айзенстадт отметил, что в современных условиях ракеты предназначены не для нанесения поражения вражеской армии, а скорее для атаки на мирное население. «Мы не должны смотреть на ракеты, как на конвенционное оружие. Ракеты слишком дороги для этого. Любую ракету можно снабдить боеголовкой с оружием массового поражения», – подчеркнул Айзенстадт.

В последнее время в мировом экспертном сообществе обсуждают слухи о том, что лидер Венесуэлы Уго Чавес ведет переговоры с Ираном о размещении на венесуэльской территории иранских ракет, которые теоретически будут способны нанести удар по территории США.

На просьбу корреспондента «Голоса Америки» оценить степень вероятности такого развития событий, Майкл Айзенстадт заметил, что эту возможность не следует игнорировать.

Российский фактор

На вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки», попросившего его оценить позицию России в вопросе о ЕвроПРО, сенатор Кайл ответил: «О том, что ПРО – это оборонительная система знали еще в СССР». Он процитировал высказывание председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина, который заметил, что функция ПРО – «не убивать людей, а сохранять их жизни».

Это замечание Косыгина было сделано в 1972 году, в преддверии заключения американо-советского Договора о противоракетной обороне (фактически, был своеобразным приложением к более масштабному Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений). Договор о ПРО ограничивал количество объектов, которые могли быть прикрыты «противоракетным зонтиком», и фактически создал систему гарантированного совместного уничтожения: ни СССР, ни США не могли нанести ядерный удар друг по другу, поскольку ответный удар гарантированно уничтожал страну-агрессора.

Тридцать лет спустя США в одностороннем порядке вышли из Договора о противоракетной обороне. Вашингтон объяснил, что о ядерной войне между двумя государствами речь идти уже не может, а ситуация в мире кардинально изменилась. Протесты Москвы оказались бесполезными.

Оценивая эту историю, Джон Кайл иронически заметил: «В 2002 году все предупреждали, что выход из Договора о ПРО станет катастрофой. Однако небо не упало на землю, а мир не разрушился».

Уэйн Мэрри (Wayne Merry), старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике, считает, что причины российского недовольства лежат не в военной, а в политической плоскости. По его мнению, Россия боится «девальвации» своего статуса великой державы и в силу этого не способна смотреть на вопрос о ПРО в изоляции от иных факторов (в частности, Россия заявила что может выйти из Договора СНВ-3 в случае, если посчитает, что ЕвроПРО угрожает ее безопасности).

«Ядерное оружие, – сказал Мерри, – один из наиболее значимых символов российской мощи. Церемония передачи "ядерного чемоданчика" от старого президента – новому показывается всеми российскими телеканалами: ни в одной другой стране мира этому моменту не уделяется столь большого значения. Представьте, что однажды ядерное оружие исчезнет. США легко переживут эту потерю, а для России она может стать серьезным ударом, потому что потеря ядерного оружия угрожает не только безопасности, но и государственной идентичности».

Напомним, что ныне Москва требует от Вашингтона предоставления письменных гарантий о том, что ЕвроПРО не будет направлено на Россию. Вашингтон отказывается предоставить такие гарантии по двум главным причинам: во-первых, из-за того, что никогда ранее США подобных гарантий никому не давали, и, во-вторых, потому что в условиях быстро изменяющегося мира невозможно дать долговременные обещания, которые потенциально могут поставить под угрозу безопасность Соединенных Штатов и их союзников.

Прогноз

Выступившие на конференции эксперты единодушно предсказывают, что в условиях продолжающейся ракетной гонки все больше государств мира будут активизировать свои усилия по созданию систем ПРО.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG