Линки доступности

Однако присутствие государства в регулировании Интернета в России только растет

МОСКВА – Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко озвучила позицию российского правительства в области Интернета. В частности, Матвиенко (занимает третий пост в иерархии российсой государственной власти) заявила, что Россия «против того, чтобы ограничивать доступ в сеть, ставить ее под тотальный контроль, ограничивать законные интересы и возможности граждан». Однако активисты, выступающие за свободу Интернета, заявляют, что подобные заявления не имеют ничего общего с действительностью.

На самом деле присутствие государства в регулировании Интернета в России в последние два года значительно возросло. Об этом Русской службе «Голоса Америки» рассказал глава движения «Роскомсвобода» Артем Козлюк.

«Создается ощущение, что Матвиенко либо не знает сегодняшнюю правоприменительную практику в области регулирования Интернета, либо это лицемерие – на самом деле присутствие государства в регулировании Интернета в России в последние два года значительно возросло», – говорит Козлюк.

Речь идет о таких федеральных законах, как №139 о «черных списках» сайтов, №187 о произвольных блокировках Интернет-ресурсов, №398 о политической цензуре в Интернете, а также законодательство о блогерах и организаторов распространения информации, антипиратские инициативы. Козлюк особо отмечает вступление в силу в 2015 году закона о запрете хранения персональных данных россиян за пределами России.

«Уже сейчас эти законы демонстрируют свое негативное влияние на права россиян. Например, по закону о произвольных блокировках уже сейчас заблокирован доступ к 170 тысячам ресурсов в Интернете. При этом очень часто блокируются добропорядочные ресурсы, расположенные на тех же сетевых ресурсах, что и запрещенный правительством контент», – рассказал Козлюк.

Представитель «Пиратской партии России» Павел Рассудов также считает, что слова Валентины Матвиенко не соответствуют действительности. Российское правительство, по словам Рассудова, выступает за так называемую сегментацию Интернета по национальному признаку.

«Есть разное восприятие свободы Интернета и свободы слова. Матвиенко и другие, возможно, считают допустимым блокировать информацию в Интернете, включая политическую и оппозиционную, во внесудебном порядке. Однако свобода Интернета и свобода слова – это когда в принципе не блокируются никакие сайты. Как минимум, до решения суда», – резюмировал Рассудов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG