Линки доступности

Светлана Ганнушкина: самое опасное – это маргинализация молодежи

МОСКВА – 20 человек погибли и не менее 173 были ранены в результате расистских и неонацистски мотивированных нападений в 2013 году. Таковы предварительные данные информационно-аналитического центра «Сова».

Статистика

Основными жертвами ультраправых стали уроженцы Центральной Азии (13 погибший, 39 раненых), республик Северного Кавказа (3 погибших, 26 раненых), темнокожие (5 раненых), а также выходцы из Китая (6 раненых).

«По сравнению с предыдущими годами существенно выросло количество пострадавших среди тех, кого касаются новые репрессивные законы. Речь идет о представителях религиозных групп (24 раненых) и представителях ЛГБТ-сообщества (1 убитый, 25 избитых). Зато уменьшилось количество нападений на представителей молодежных и левых течений (7 раненых), бывших одной из основных групп жертв в 2012 году», – говорится в сообщении Центра «Сова».

Наиболее опасными с точки зрения насилия на почве расовой ненависти стали крупнейшие российские города – Москва и Санкт-Петербург. Много нападений было зафиксировано в Липецкой, Челябинской, Московской и Свердловской областях.

В 2013 году эксперты зафиксировали 79 актов идейно мотивированного вандализма в 37 регионах страны. «Основными объектами нападений стали православные храмы (29 случаев), здания Свидетелей Иеговы (11 случаев), еврейские и мусульманские объекты (10 и 9 случаев соответственно)», – отмечается в сообщении.

С начала года российские суды вынесли не менее 30 обвинительных приговоров по преступлениям на почве ненависти; осуждено 54 человека, из которых 4 человека были освобождены от наказания. За год по статьям «возбуждение ненависти» и «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» завершилось 129 процессов в отношении 131 подсудного.

«11 из них осуждены условно; 13 человек лишены свободы, но почти все приговоренные к лишению свободы получили сроки по совокупности с другими, в основном, насильственными преступлениями», – указывается в документе.

Эксперты центра «Сова» отмечают, что в 2013 году за организацию экстремистского сообщества или участие в нем вынесено 2 правомерных приговора в отношении 3 человек. Еще 9 приговоров в отношении 12 человек вынесено за вандализм по мотиву ненависти.

Федеральный список экстремистских материалов – список, в который включаются материалы, признанные судом экстремистскими, – увеличился с 1589 позиций до 2179. За год в список было добавлено 4 организации, признанные судом экстремистскими. Таким образом, на 30 декабря список включает в себя 33 запрещенные властями организации. Одна из организаций была запрещена не как экстремистская, но как террористическая.

«Это первый случай, когда такая мера применена в России к праворадикальной организации (и вообще, не к исламистской)», – отмечается в сообщении Центра «Сова».

Две формы ксенофобии

Заведующий сектором изучения ксенофобии и предупреждения экстремизма Института социологии РАН Владимир Мукомель считает необходимым разделить события 2013 года в сфере межнациональных отношений на два кластера.

«Первый кластер, – считает эксперт, – это события, лежащие между столкновениями на Матвеевском рынке и погромами в Бирюлево. Между этими событиями – мэрская кампания в Москве. Этот кластер нагнетания ксенофобных настроений в обществе, взбрасывание напряженности, которая переключена на представителей мигрантских меньшинств».

Второй кластер, по мнению Мукомеля, – события в Волгограде.

«Я бы не сказал, – отмечает аналитик, – что эти события неизбежно приведут к росту ксенофобных настроений, но такая вероятность весьма высока. Всегда проще всего канализировать социальное недовольство в сторону козлов отпущения, которыми будут представители этнических меньшинств, особенно те, которые исповедуют другую конфессию, визуально отличимы от принимающего населения».

Глава комитета «За гражданское содействие» Светлана Ганнушкина рассказала, что в 2013 году в руководимую ею организацию году обратилось больше пострадавших, чем в предыдущие годы.

«Это – обращения в связи с жестоким обращением работодателей к мигрантам и обращения в связи с избиениями. Жертвами были выходцы из Центральной Азии, африканцы и представители других национальностей. В целом было ощущение, что этот процесс интенсифицировался — и по избиениям и по общему настроению. Я бы сказала, что в 2013 году ксенофобия в России уже имела форму не эпидемии, а пандемии», – сказала Ганнушкина в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

По ее словам, события в Бирюлево стали для нее днем ужаса и бессилия.

«Я понимала, что если поеду туда, то не смогу помочь тем, кого громят, и остановить тех, кто громит. Погромы провоцировали подключившиеся националисты», – подчеркнула Светлана Ганнушкина.

Наибольшую опасность, по ее мнению, представляет маргинализация молодого поколения.

«Русский марш» в 2013 году оставил определенное впечатление, потому что в нем принимало участие много молодежи, – констатирует правозащитник. – Это говорит о маргинализации молодого поколения, что содержит в себе большую опасность».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG