Линки доступности

Российскую сторону в «Поединке» представляет Федор Лукьянов – главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член президиума Совета по внешней и оборонной политике, американскую сторону – Дональд Дженсен, аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса.

Взгляд из Москвы:
Без линии фронта



Взгляд из Вашингтона:
Чего ждать России от администрации Ромни?



Без линии фронта

Внешняя политика – не приоритет американской избирательной кампании, Россия – не приоритет внешней политики, курс на мировой арене после избрания – далеко не обязательно тот, что провозглашается до. Все это заставляет относиться к международной составляющей нынешнего съезда Республиканской партии США довольно спокойно. И все же некоторые нюансы интересны.

Раздел политической платформы, посвященный России, содержит необычные пассажи. «Героизм российского народа и страдания, выпавшие на протяжении минувшего столетия на его долю, достойны уважения всего мира, – пишут авторы. – Во время Великой Отечественной войны, русские, будучи нашими союзниками, потеряли 28 миллионов жизней, сражаясь с нацизмом. Как наши союзники по духу, они положили конец советскому террору, жертвами которого были еще миллионы людей. Сейчас, когда они стремятся к тому, чтобы возродить свою богатую национальную идентичность, они заслуживают нашего восхищения и поддержки». Как минимум, две формулировки тут примечательны – ссылка на Великую Отечественную войну (а не Вторую мировую, что было бы естественно), а также признание того, что Россия сама победила коммунизм.

Далее следует привычное – подавление оппозиции, прессы и институтов гражданского общества, «неспровоцированная» агрессия против Грузии, союзнические отношения с «тиранами на Ближнем Востоке», давление на соседей и поддержка «последнего сталинистского режима в Беларуси». Республиканцы намерены обеспечить постоянный статус благоприятствования в торговле, но только в сочетании с Актом Магницкого. Кстати, на полях съезда прошло обсуждение по России, тональность которого не вызывает сомнений – главным гостем был сын Михаила Ходорковского Павел.

Россия упоминается в документе еще дважды. Первый раз – среди «наиболее серьезных угроз национальной безопасности», на которые нынешняя администрация реагировала «проявлением слабости»: транснациональный терроризм, Северная Корея, Иран, рост китайского гегемонизма, угроза кибершпионажа и кибертерроризма, ну и «русский активизм». Второй раз – обещание Барака Обамы Дмитрию Медведеву проявить больше гибкости по части противоракетной обороны в случае переизбрания, случайно ставшее достоянием гласности. Президента не преминули кольнуть за сделки за спиной американского народа ради «умиротворения» России.

Однако в платформе 2008 года добрых слов о России и русских не нашлось вовсе. Только осуждение внутриполитических нравов и агрессивной политики в отношении соседей. Так что прогресс имеется. Да и пассажей в стиле предыдущих заявлений кандидата в президенты Митта Ромни, который неоднократно называл Россию «главным геополитическим врагом США», нет.
Что бы ни говорилось в тексте о России, важнее другой вопрос – какова роль Америки в мире. Раздел программы по внешней политике и национальной безопасности, называется красноречиво: «Американская исключительность». Лозунги преобладают над прикладным содержанием, благо в Белом доме демократы и можно сосредоточиться на их критике.

У Ромни вообще конкретики мало, в основном заклинания о необходимости восстановить безусловное величие Америки и прекратить стенать о ее закате. Кандидат декларирует жесткость и принципиальность, потому что относительно недавно – неполные четверть века назад – такой подход принес Соединенным Штатам большой успех. Кстати, из воспоминаний об этом недавнем прошлом вытекает и относительно частое обращение к России. Ромни никогда не занимался внешней политикой, но победа в холодной войне – яркое событие, запечатлевшееся в памяти. Тогда было все ясно, вот и хочется выпутаться из паутины сегодняшней непонятной мировой политики и вернуться к простой схеме, которая существовала тогда, когда Россия действительно была «врагом номер один».

На первый взгляд можно предположить, что внешняя политика республиканской администрации будет чем-то вроде облегченной версии курса Джорджа Буша-младшего – применение силы и продвижение ценностей «исключительной Америки». Что будет на практике – неизвестно. Во-первых, на первый план выступает необходимость экономить средства, так что внешнеполитические амбиции, даже если они будут, придется соизмерять с финансовыми возможностями. Во-вторых, чтобы эффективно применять силу, надо точно понимать, где и как. А вот с этим главные проблемы, поскольку никакой «линии фронта», как это было 30 лет назад, сегодня нет и в помине. Точнее, она невидимая и все время меняющаяся.

Чего ждать России от администрации Ромни?

В рамках своей избирательной кампании кандидат в президенты США Митт Ромни по понятным причинам уделяет большое внимание проблемам высокого госдолга и безработицы и разросшегося бюрократического аппарата – однако его постоянно преследует критика, согласно которой он является легковесом во внешней политике. На своем интернет-сайте Ромни в расплывчатых формулировках провозглашает необходимость наступления «Американского века», заявляя, что перед Соединенными Штатами стоит «ошеломляющее число угроз и возможностей», обещает охранять страну, ее интересы и ее «самые заветные идеалы».
Однако критики уже указали на отсутствие в его заявлениях конкретных предложений по претворению этих неясно сформулированных целей в жизнь. «У Ромни нет внешней политики», – отмечает New Republic. Huffington Post пишет, что Ромни отчаянно ищет что-то, способное привлечь избирателей, – помимо его заявлений, которые и так сузили его поддержку до размеров традиционного республиканского электората. Хотя недавняя поездка Ромни в Европу должна была подчеркнуть его принципиальные внешнеполитические разногласия с президентом Обамой, ряд промахов, допущенных им в ходе турне, были с ликованием использованы преимущественно поддерживающими Обаму национальными СМИ – как свидетельство неспособности бывшего губернатора Массачусетса быть главнокомандующим. Даже его соратник по партии, бывший госсекретарь США Колин Пауэлл, не удержался от восклицания: «Ну же, Митт, начни думать!»

Хотя участники состоявшегося на этой неделе съезда Республиканской партии главным образом концентрировали усилия на критике решений президента Обамы и мерах укрепления экономики, Митт Ромни и его команда попытались представить более подробно свои внешнеполитические взгляды. В среду вечером в своих выступлениях сенатор от Аризоны Джон Маккейн и бывший госсекретарь Кондолиза Райс раскритиковали оборонную и внешнюю политику, проводимую Обамой. В проекте своей избирательной платформы республиканцы ставят Обаме в вину «налаживание взаимодействия» с Ираном вместо «сдерживания», и призывают его жестко отреагировать на провокации со стороны Китая. Кроме того, поддерживающие Ромни эксперты по внешней политике раскритиковали Обаму за проявленные им на президентском посту «слабость, нерешительность и неспособность играть роль мирового лидера».

Ричард Уильямсон заявил, что провозглашенные Обамой «многонаправленность» и упор на международное право являются лишь инструментами, но не связной внешнеполитической стратегией. По словам советников Ромни, они представляют собой уход от «идеи американской исключительности», согласно которой Соединенные Штаты воплощают собой уникальный комплекс ценностей, принципов и характеристик, естественным образом делающих эту страну символом демократии и лидером всего мира. Ожидается, что в своем официальном заявлении о согласии баллотироваться на пост президента Ромни изложит свои взгляды на необходимые перемены, и обозначит опасности, которые, по его словам, грозят стране.

В отношении России советники Ромни заявили, что он был прав, когда во время своего европейского турне прошлой весной назвал Москву главной угрозой, хотя сегодня она и не имеет такой военной мощи, как во время Холодной войны. Как подчеркнул 28 августа Пьер-Ришар Проспер, советник Уильямсона и Ромни, администрация Ромни готова вступить в конфронтацию с Москвой в связи с несоблюдением прав человека в России. Советники также заявили, что Путин сделал противодействие Соединенным Штатам ключевым элементом российской внешней политики. Ромни положит конец начатой администрацией Обамы «перезагрузке» с Москвой и вступит в конфронтацию с Россией из-за Сирии, Грузии и Ирана.

Диагноз Ромни во многом верен: антиамериканизм действительно является лейтмотивом Кремля – не только за рубежом, но и как основание для «закручивания гаек» внутри страны. Кроме того, есть причины полагать, что Путин видит в Обаме слабого лидера, которого можно запугивать. Однако Ромни столкнется с серьезными проблемами (это касается и его внешнеполитической риторики в целом), если попытается в конечном итоге материализовать эти опасения в отношении России в эффективную политику. Во-первых, взгляды Ромни вызывают несогласие у некоторых из его советников по внешней политике (которых в общих чертах можно разделить на реалистов, выступающих за взаимодействие с Россией, и неоконсерваторов, видящих в политике Москвы препятствие к продвижению прав человека). Во-вторых, Соединенным Штатам необходимо сотрудничать с Россией, чтобы достичь ключевых внешнеполитических целей – особенно в отношении Афганистана и нераспространения ядерного оружия. В-третьих, доступные Вашингтону рычаги эффективного продвижения прав человека достаточно неопределенны. И наконец, недавние признаки спада и возможной нестабильности внутри режима Путина порождают внешнеполитические вызовы, возникающие скорее от слабости режима, чем от его силы.

Предвыборные выступления Ромни свидетельствуют о том, что он лишь начинает развивать контуры «прагматического идеализма» (выражаясь словами Роберта Кейгэна), необходимого для решения этих проблем. Особый интерес представляет часть произнесенной им в прошлом месяце внешнеполитической речи, в которой он связал воедино крепкую экономику и национальную безопасность. Это заявление напоминает о традиции, существовавшей во внешней политике США еще при Джордже Вашингтоне и Александре Гамильтоне, и, несомненно, покажется привлекательным американцам, которые устали от военных конфликтов, но по-прежнему ратуют за сохранение ведущей роли Соединенных Штатов в мире.

Подобные формулировки также прекрасно поймут в Москве, чье возвращение на мировую арену в качестве серьезной силы за последнее десятилетие подпитывалось не военной доблестью, а «Большим бизнесом». В своем отчете, выпущенном на этой неделе, корпорация Citibank предсказала, что победа Ромни в ноябре вызовет на российском фондовом рынке 10-процентное падение. Неудивительно, что перед лицом таких тревожных перспектив многие представители российской власти открыто выступают за переизбрание Обамы.
XS
SM
MD
LG