Линки доступности

Аборты: спор о репродуктивных правах продолжается


Аборты: спор о репродуктивных правах продолжается

Аборты: спор о репродуктивных правах продолжается

В Центре Вудро Вильсона обсудили проблему искусственного прерывания беременности

Каждый год в мире совершается более 45 миллионов абортов. Борцы за защиту репродуктивного здоровья настаивают, что более половины этих операций небезопасны и могут нанести серьезный вред здоровью молодых женщин. Активисты считают, что этой проблеме необходимо уделять намного больше внимания. На недавнем мероприятии в вашингтонском Центре Вудро Вильсона свою позицию по данному вопросу высказали представители разных организаций.

Лейла Хессини возглавляет программу по мобилизации общественности в неправительственной организации Ipas, которая занимается проблемой небезопасных абортов. В Центре Вудро Вильсона она выступила со следующим заявлением:

«Каждый год в мире регистрируют около 87 миллионов нежелательных беременностей.

Это 41 процент от общего числа беременностей. За этой цифрой стоит множество факторов, которые необходимо иметь в виду. Это и неудовлетворенный спрос на средства контрацепции, и их дороговизна, а также сексуальное насилие и множество других причин».

По словам Хессини, 33 миллиона женщин, забеременевших против своего желания, пользуются контрацепцией. Таким образом, проблема заключается либо в ненадежности применяемых средств, либо в неправильном их использовании.

«Каждый год в мире совершают более 45 миллионов абортов. Половина из них, 21,6 миллиона, являются небезопасными. Подавляющее большинство таких небезопасных процедур осуществляется в странах в развивающихся странах. Кроме того, абортами завершаются от 30 до 60 процентов подростковых беременностей», – рассказала Хессини.

Она отмечает, что в странах Африки южнее Сахары чаще всего умирают при неправильно сделанном аборте именно девушки-подростки.

Лейла Хессини считает, что это случается, в основном, из-за того, что прерывание беременности в таких странах либо полностью запрещено, либо труднодоступно:

«40 процентов женщин в мире живут в странах, где аборты осуществляются по требованию, хотя везде существуют определенные ограничения на проведение этой процедуры. Еще 26 процентов женщин живут в странах, где прерывание беременности разрешено только в случае опасности для жизни матери или же полностью запрещено. Тем, кто следит за развитием дискуссии об абортах, известно, что полный запрет на эту процедуру действует в таких странах, как Никарагуа, Сальвадор, Чили, Доминиканская Республика, Мальта, Ватикан».

Дженнифер Реднер из Международной коалиции по женскому здоровью отмечает, что зачастую женщины не имеют возможности защитить свои основные права:

«Во многих странах фундаментальное право женщины на контроль над собственным телом просто не признается. Между тем это право подразумевает не только доступ к медицинским услугам, но и защиту от насилия, дискриминации и принуждения».

По словам Реднер, способы решения этой проблемы хорошо известны, однако не везде они применяются в полной мере:

«Это межотраслевые программы, нацеленные на преодоление барьеров, мешающих девушкам получить доступ к здравоохранению и образованию, а также избежать ранних браков, насилия и использования в целях коммерческой выгоды. Все это позволит сделать так, чтобы девочки спокойно проходили период взросления и становились экономически активными членами общества».

Аборты – как законные, так и незаконные, как опасные, так и безопасные – остаются предметом ожесточенных дискуссий.

Терин Ходжсон из базирующейся в Кейптауне организации Christian Action Network, придерживается такого мнения:

«Во-первых, аборты никогда не бывают безопасными, в особенности для ребенка, которого попросту убивают. Законный или незаконный, аборт всегда небезопасен для ребенка. Не может он быть полностью безопасным и для женщины. Согласно статистике института Эллиота, более 60 процентов женщин решились на прерывание беременности по принуждению».

По ее словам, избавиться от ребенка женщин принуждают родители, мужья и партнеры. Между тем, после такой операции женщины часто погружаются в депрессию и мучаются кошмарами. Ходжсон также подчеркивает, что разрешение на аборты не помогает снизить уровень материнской смертности:

«Материнскую смертность можно снизить за счет правильного питания, качественных медицинских услуг и профессиональной врачебной помощи в течение всей беременности, во время родов и после рождения ребенка».

В первую очередь это касается африканских стран с недостаточно развитой системой здравоохранения. По поводу же права женщины на контроль над собственным телом она говорит следующее: «Вопрос не в том, может ли она решать, что делать со своим телом. Это ребенок, а не выбор. Необходимо всерьез заняться проблемой прав ребенка, которые появляются у него с момента зачатия».

В Южной Африке аборты разрешены с 1997 года. Однако, как утверждает Ходжсон, с тех пор в стране лишь выросло число подпольных абортов, поскольку правительство не предпринимает должных мер по борьбе с этой практикой. Более того, теперь таблетки для медикаментозного аборта можно купить с рук фактически на каждом углу.

Ходжсон убеждена, что аборты необходимо запретить полностью, поскольку случаи, когда жизни матери угрожает опасность на самом деле чрезвычайно редки. Если же опасность для женщины все же существует, врач, по ее мнению, должен попытаться спасти обе жизни, не имея права решать, кто должен жить, а кто умереть.

Упомянутый Ходжсоном институт Эллиота расположен в Спрингфилде, штат Иллинойс. Его сотрудники считают, что эффективнее всего бороться с абортами, апеллируя к состраданию и напоминая, что благополучие женщины и ее ребенка тесно взаимосвязаны.

XS
SM
MD
LG