Линки доступности

Андрей Бузин: административный ресурс страшнее «черного пиара»

  • Вадим Массальский

Андрей Бузин: административный ресурс страшнее «черного пиара»

Андрей Бузин: административный ресурс страшнее «черного пиара»

13 марта единый день голосования во многих регионах России станет генеральной репетицией декабрьских выборов в Госдуму РФ

В воскресенье 13 марта пройдет голосование на выборах в законодательные собрания в ряде регионов России. Кроме того, во многих субъектах РФ состоятся выборы мэров городов и местных представительных органов власти. О предварительных итогах предвыборной кампании рассказывает руководитель программы мониторинга Ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос» кандидат юридических наук Андрей Бузин.

Вадим Массальский: Есть ли, на ваш взгляд, принципиальные отличия нынешней кампании от тех, что проходили в российских регионах полгода или, скажем, год назад?

Андрей Бузин: Эта избирательная кампания оказалась жестче. И в этом смысле ее можно сравнить с региональными выборами октября 2009 года, после которых, если вы помните, оппозиционные партии устроили демарш и даже на какое-то время покинули зал заседаний Госдумы.

Еще отличие в том, что сейчас к партиям, участвующим в выборах, не очень-то применяются репрессивные меры по отказам в регистрации. Поэтому зарегистрировать списки кандидатов во всех 12 регионах, где проходят выборы в региональные парламенты, смогли все думские партии – «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». «Патриоты России» выдвинулись в восьми регионах, но участвуют в выборах только в пяти, а «Яблоко» выдвинуло списки в трех регионах, участвовать будет лишь в двух.

В.М.: В общем, это напоминает старый советский лозунг: там, где партия, там победа…

А.Б.: В некотором роде да. В России практически построена такая избирательная система, которая ориентирована именно на партии. Однако речь идет о партиях зарегистрированных и прежде всего имеющих фракции в Государственной Думе. Таким образом, создаются предпосылки для определенного рода фильтрации неугодных политических элементов.

Если ваша партия не вписывается в достаточно управляемую политическую систему, то ей просто отказывают в юридической регистрации. А если вы выдвигаете свою кандидатуру как самовыдвиженец, то велики шансы, что вас просто не зарегистрируют в избирательной комиссии.

В.М.: Выявил ли ваш мониторинг какие-то нарушения в ходе нынешней предвыборной кампании в субъектах федерации?

А.Б.: Основные нарушения как раз связаны с нарушением принципа равноправия кандидатов на этапе регистрации. Особенно кандидатов-самовыдвиженцев. Вот один пример. В паспорте кандидата-одномандатника стоит отметка об аннулировании заграничного паспорта. На этом основании паспорт признается недействительным. А в решении избирательной комиссии об отказе в регистрации пишется: не представлены все документы, которые требуются для выдвижения кандидата.

Что касается этапа предвыборной агитации, то здесь мы видим все те же старые приемы. Во-первых, это подача агитационных материалов в прессе под видом информирования. Ведущие СМИ ряда регионов и муниципальных образований отказывались от официального размещения предвыборной рекламы. Таким образом, оппозиция лишалась информационного доступа к избирателям. В результате партия «Единая Россия» и ее кандидаты через кампании косвенной рекламы стали монополистами.

Во-вторых, это приписывание одной партии-участнице выборной гонки всех заслуг исполнительной власти. Вот висит, скажем, в Ярославле или в Нижнем Новгороде предвыборный плакат, согласно которому строительство дорог ставится в заслугу «Единой России». И у меня возникает вопрос: что, дороги в городе строятся за партийные деньги или все-таки за деньги самих избирателей, заплативших налоги в бюджет?

Или такой нюанс. В 6 из 12 регионов «Единая Россия» оказалась первой в партийных списках в избирательных бюллетенях. Мне трудно объяснить это какой-то теорией вероятности при жеребьевке. Причем эта «случайность» повторяется из года в год во многих регионах.

В.М.: Последнее время и президент России Дмитрий Медведев, и другие руководители, например, вице-премьер Алексей Кудрин, делают заявления, что честные выборы – это непременное условие успеха модернизации страны. Ваш мониторинг подтверждает, что за этими словами российских руководителей следуют какие-то позитивные изменения в избирательном процессе?

А.Б.: Пока отнюдь не происходит того, к чему призывают наши руководители. На мой взгляд, некоторые программные заявления из президентских посланий потом настолько сильно извращаются законодателями, что приобретают противоположный смысл.

Например, президент Медведев выступил за отмену избирательного залога для кандидатов. К чему привело это благое пожелание? К уменьшению конкуренции. Раньше самовыдвиженцам, которые регистрировались, внося избирательный залог, было гораздо труднее отказать в регистрации. А сейчас по результатам проверки собранных подписей в поддержку кандидата можно отказать всегда. Была бы на то политическая воля. Я вам приведу массу примеров, когда эксперты-почерковеды признают недействительными подписи несмотря на то, что сами избиратели свои подписи подтверждают.

Очень широко рекламировалась у нас инициатива президента дать по одному дополнительному месту в заксобрании представителю партии, набравшей на выборах от 5 до 7 процентов голосов. Но ведь для региональных парламентов, где может быть и пятьдесят, и даже сто депутатов, 5 процентов голосов – это уже больше, чем одно депутатское место. Это и два, и три, и пять. Вот такая получается лукавая арифметика.

В.М.: Притча во языцех, наверное, всех избирательных кампаний – «черный пиар». На сей раз были примеры использования этого противозаконного средства агитации?

А.Б.: Примеров использования «черного пиара» немало. Но я бы отметил, что гораздо сильнее влияют на результаты выборов не какие-то «черные» предвыборные технологии, о которых так много говорят наши избирательные комиссии, а обычный административный ресурс, который использует исполнительная власть. Особенно это характерно на этапе регистрации кандидатов и проведения агитации. И в меньшей степени – на этапе голосования.

В.М.: И тем не менее оппозиционные партии в России не раз протестовали и даже пытались судиться за использование административного ресурса именно в день голосования, обвиняя власть в откровенной фальсификации итогов выборов.

А.Б.: Да, можно рассматривать какие-то отдельные факты обмана или подлога на местном уровне. Но в целом по стране говорить о массовых фальсификациях при голосовании и подсчете голосов никак нельзя. Все-таки во время голосования можно добиться какой-то «лакировки» результатов. Основная работа на результат делается, повторюсь, в ходе предвыборной кампании с использованием все того же административного ресурса.

В.М.: Нынешние выборы – своего рода генеральная репетиция перед декабрьскими думскими. Можно ли предположить, что на парламентских выборах в России мы увидим все те же проблемы, которые видим сейчас? Или же там эти проблемы проявятся гораздо острее, потому как и ставки будут гораздо выше?

А.Б.: Это зависит от того, какой будет реакция общества на нынешние выборы. Если реакция будет резкой, то федеральный центр может немного изменить избирательную стратегию. Впрочем, такая реакция пока маловероятна.

Пока протестные настроения носят очаговый характер, причем на низовом уровне местных выборов. Это подтверждает и наш нынешний мониторинг. Однако в обществе продолжает накапливаться усталость от монопольного господства только одной политической силы. Я думаю, что в такой огромной стране, как Россия, этот процесс будет носить не скачкообразный, а постепенный характер.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG