Линки доступности

Нужна ли России реформа Совета Безопасности ООН?

  • Ричард Вайц

Собрание ООН (архивное фото)

Собрание ООН (архивное фото)

Ричард Вайц – старший аналитик Гудзоновского института (Hudson Institute) в Вашингтоне, постоянный комментатор блога Русской службы «Голоса Америки»

Во время своего визита в Дели президент Дмитрий Медведев поддержал заявку Индии на получение места в Совете Безопасности ООН (СБ ООН). Президент США Барак Обама также выразил свою поддержку Индии во время своего визита в прошлом месяце. Но есть ли в их словах искренность? Создается впечатление, что пять постоянных членов СБ – Англия, Китай, Франция, Россия и США – предпочли бы оставить все как есть на настоящий момент, но выражают поддержку реформы СБ чтобы другие страны не жаловались.

В 2005-ом представители Китая в неофициальной форме высказались о своем нежелании далее расширять СБ. Согласно телеграмме, обнародованной Wikileaks, вице-министр иностранных дел Китая Хэ Яфэй поделился с американским дипломатом тем, что его правительство «озабочено импульсом, который набирает реформа Совета Безопасности ООН.» Хэ Яфэй сказал, что расширение постоянного членства как бы «разбавит» СБ и что «и у Китая, и у США будут неприятности».

Большинство дебатов по реформированию ООН фокусируются на вопросах о том, как сделать СБ более демократичным и репрезентативным. Главная озабоченность исходит из того, что со времени его основания в 1945, СБ все меньше и меньше отражает членство самой ООН, которое более чем утроилось с окончания Второй мировой войны. Хотя число непостоянных членов СБ увеличилось с 6 до 10 в 1965-ом году, реформаторы желают добиться более фундаментальных изменений относительно состава СБ.

Но расширение членства СБ неизменно вызывает следующие вопросы: сколько новых стран должны получить представительство в СБ; какие конкретные страны должны войти в СБ; какие категории членства в СБ должны существовать (в особенности, должны ли новые страны получить постоянное членство в СБ с правом вето); каковы вообще рамки использования вето; каково взаимоотношение между СБ и другими органами ООН, в особенности с Генеральной Ассамблеей.

Самое старое и популярное предложение по реформе сводится к добавлению к нынешнему составу СБ (15 членов) в особенности стран из развивающихся регионов, которые географически недостаточно представлены из-за текущих правил представительства ООН. Такие призывы возродились за последние годы, и во время дебатов по реформам в самой ООН тоже.

Но консенсуса в отношении масштаба расширения СБ пока не существует. Члены организации также имеют разногласия по поводу критериев по выделению мест в СБ. Во внимание могли бы приниматься факторы, относящиеся к вкладу стран в поддержание мира и безопасности; к принципам справедливого географического распределения; к размерам населения потенциальных членов; к их финансовым и военным вкладам в миротворческие миссии ООН. Споры также существуют насчет того, должны ли показатели стран учитывать их будущий, а не настоящий, потенциал и как далеко это будущее простирается.

Более того, любые предлагаемые добавления в Совбез, особенно в его постоянный состав, вызывают сопротивление со стороны региональных соперников страны, претендующей на членство в этом органе. Это видно, к примеру, из приведенных выше замечаний китайского дипломата, отражающих оппозицию Китая к членству Японии и Индии в СБ.

На мой взгляд, включение новых членов может решить проблемы демократичности и другие проблемы, но это отнюдь не бесплатная реформа. Большее количество лиц за переговорным столом может затруднить быстрое принятие решений, которое необходимо во время международных кризисов безопасности. Новые постоянные члены с правом вето увеличат риск вхождения переговоров в тупик. Захочет ли Россия рисковать своим высшим статусом, позволив другим странам войти в постоянный состав СБ с правом вето – покажет время.

Новости России читайте здесь

XS
SM
MD
LG