Линки доступности

За два года Елизавета Осетинская, Роман Баданин и Максим Солюс опубликовали несколько расследований, задевших Кремль

МОСКВА — Один из наиболее известных российских медиахолдингов, РБК, в пятницу 13 мая лишился сразу трех людей, определявших его информационную политику: из холдинга ушли шеф-редактор РБК Елизавета Осетинская, главный редактор информационного агентства РБК Роман Баданин и главный редактор газеты РБК Максим Солюс. По последней информации, вслед за уволившимися редакторами медиа-ресурсы холдинга могут покинуть более десяти ведущих сотрудников.

Разговоры о тучах, сгущающихся над РБК, шли уже длительное время после того, как в январе 2015 года на сайте РБК появилось расследование, посвященное тому, кто стоит за расширением Московского государственного университета: в нем была упомянута Катерина Тихонова, которую позже агентства Reuters и Bloomberg назвали дочерью Владимира Путина. Кроме этого расследования, РБК публиковал материалы о том, сколько стоит российская военная операция в Сирии, откуда в Украине появились солдаты российской армии, как окружение президента Путина стало заниматься нефтяным бизнесом, и многие другие.

Материалом, который, по сведениям агентства Reuters, и стал поводом для требования представителей Кремля уволить руководство РБК, стала статья под названием «Напротив «дворца Путина» под Геленджиком начнут разводить устриц», появившаяся на сайте этого медиа 11 мая.

Давление на РБК в последнее время возрастало

В течение последних трех лет холдингом РБК владеет российский миллиардер Михаил Прохоров. Это было залогом финансовой независимости журналистов холдинга от российских властей, однако в 2016 году давление на РБК, по мнению многих наблюдателей, явно увеличилось: в медиасреде начались разговоры о том, что Прохоров ведет переговоры о продаже холдинга, в конце апреля появились первые сообщения о возможной отставке Елизаветы Осетинской, а в начале мая генеральному директору РБК Николаю Молибогу пригрозили проверкой со стороны МВД по обвинению в мошенничестве.

РБК стало очередным российским медиа, в разгоне которого большинство наблюдателей усматривает политическую составляющую: с конца 2011 года, т.е. со времени начала предвыборной кампании Владимира Путина на его третий президентский срок, подобным образом были разогнаны редакции интернет-изданий «Лента.ру» и «Русская планета», полностью изменена редакционная политика телеканала РЕН-ТВ, произошли громкие увольнения в издательском доме «Коммерсант». До этого, в 2000-х, представителями государства в России был разгромлен холдинг «Медиа-МОСТ» и разогнаны редакции входивших в него телекомпании НТВ и журнала «Итоги», выходившего в сотрудничестве с американским Newsweek.

Во всех предыдущих случаях российская власть отрицала факт политического давления на журналистов. 13 мая пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя увольнение всех редакторов РБК, заявил: «Мы неоднократно говорили и продолжаем говорить, что не может идти речь о каком-либо давлении на редакционную политику или на медиахолдинг в целом».

Сергей Пархоменко: власть обеспокоилась соцсетями и перестала заботиться о своем имидже

Бывший главный редактор журнала «Итоги», известный российский журналист и гражданский активист Сергей Пархоменко говорит, что в нынешней ситуации с традиционными медиа есть много сходного с началом 2000-х, когда коллектив под его руководством был вынужден покинуть свое издание: «Что касается давления на традиционные СМИ, на редакции, то здесь, конечно, очень много узнаваемого. И все это делается, прежде всего, через разного рода использование, во-первых, экономических, а, во-вторых, силовых методов давления на владельцев этих СМИ. В случае с РБК и с Прохоровым здесь это очень характерно, конечно».

По мнению Сергея Пархоменко, российская власть, раньше не слишком давившая на независимые медиа по причине заботы о своем имидже за рубежом, теперь избавилась от этой озабоченности: «Раньше картина была такова: мы, власть, контролируем телевидение, а все остальное пускай существует, ничего страшного, оно нам поможет для сохранения имиджа. Но выяснилось, что сохранить имидж невозможно. Имидж разрушен, и сегодня предпринимать какие бы то ни было усилия и терпеть какие бы то ни было неудобства для того, чтобы сохранить это лицо, никто не хочет».

Однако более важным, продолжает журналист, оказался другой фактор: «Оказалось, что наличие вот этих небольших, локальных, ранее не важных для власти СМИ входит в эффективный технологический резонанс с наличием социальных сетей. Это сильно меняет пейзаж, и мы видим, что несмотря ни на какие закрытия, ни на какие отжимания, ни на какие запугивания, информация циркулирует, и она циркулирует достаточно интенсивно – и граница возможного, граница замалчиваемого, граница подробно обсуждаемого довольно заметно отодвигается».

«Мы обсуждаем родственников президента Путина, которые теми или иными способами участвуют в крупном бизнесе, всяких дочерей, мужей этих дочерей, оффшорные схемы и прочее. Все это стало обычной частью российского информационного пейзажа в значительной мере благодаря развитию социальных сетей, потому что, например, сообщество журналистов, которые совместными усилиями выгребают огромное количество информации из Интернета, анализируют эту информацию и складывают разные элементы информации вместе - это тоже своеобразная социальная сеть», – отмечает Сергей Пархоменко.

«Люди начинают понимать, где искать. Им достаточно дать некоторое направление, и дальше они добирают огромное количество важных подробностей, иногда эти подробности оказываются важнее, заметнее, содержательней, чем даже исходная маленькая информация, которая поступила в качестве затравки от какого-то маленького издания. И все вместе это дает большой эффект. Вот что выяснилось за последнее время, поэтому картина изменилась, оказалось, что нет важных и неважных. И это и стало раздражающим моментом для тех, кому нужен тотальный контроль», – объясняет Сергей Пархоменко сущность нынешней волны давления на медиа в России.

Мария Липман: суть давления властей на медиа в России – не в достижении результата, а в процессе

Главный редактор журнала «Контрапункт» Мария Липман считает, что контроль российской власти над медиа – это часть политики Кремля по установлению контроля над самыми разными областями жизни общества: «В тот момент, когда во главу угла был поставлен контроль, централизованный контроль государства над политикой, над обществом, сразу стало понятно, что если контроль – это главный инструмент управления, то контроля всегда будет мало. Есть процесс со своей логикой, есть какие-то явления, которые этот процесс подталкивают всегда в одном и том же направлении, по крайней мере, если говорить о последних годах, начиная с конца 2011 года, это движение только в одну сторону».

Эксперт говорит, что российские чиновники не стараются добиться своими действиями какого-то окончательного состояния медиасреды; им важно давать этой среде четкий сигнал: ««Дело не в том, чтобы заткнуть каждый рот, чтобы у людей вообще не было никаких альтернативных источников информации, а в том, чтобы создать атмосферу, когда все, кто проявляет нелояльность, чувствуют себя уязвимыми. Эта атмосфера создана уже, смысл в том, чтобы все знали, что если они оказываются объектом давления властей, то им никто не поможет, что если это серьезные намерения, то игра проиграна с самого начала».

Мария Липман напоминает о том, что в России есть много журналистов, стремящихся писать объективно, но все они сильно рискуют: «Есть пока желающие рисковать и работать, не оборачиваясь каждую минуту назад и не думая о том, не рассердил ли какого-нибудь большого начальника или важного и влиятельного человека. Но все, кто работает именно так, знают, что они уязвимы. Так работал РБК, работал в соответствии с профессиональными стандартами, работал превосходно. Два года, с 2014-го по 2016-й, сотрудники РБК работали, а читатели имели роскошь, я бы сказала, пользоваться результатами их работы».

Мария Строева: для меня сегодня — день траура

Бывшая ведущая телеканала РБК Мария Строева, проработавшая на канале с 2004 по 2014 год, назвала день, когда из медиахолдинга были уволены его редакторы, свои личным «днем траура».

По словам телеведущей, после увольнения с РБК в 2014 году работавшей в Украине, а сейчас живущей в Чехии, РБК «задумывался и воплощался в содружестве с Bloomberg, CNN и CNBC, и именно так и развивался».

Летом 2008 года Мария Строева рассказывала телезрителям о вторжении России в Грузию: «Я уже тогда думала, что для нас все закончится. Но как-то так получилось, что пронесло».

«И только сегодня я узнала, что моих коллег, с которыми я работала, общалась, дружила, отстранили от эфиров, – рассказывает Мария Строева. – И я поняла, что очень хорошо, что я здесь, в центре Европы, что я – не в России, что я не работаю ни на один российский, или «а-ля советский» – как угодно – телеканал».

По мнению Марии Строевой, «сегодня, с падением РБК, в России больше не осталось вменяемых федеральных телеканалов».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG