Линки доступности

Разговоры с Владимиром Путиным


14-ая прямая линия с президентом

Отнюдь не внешнеполитические, а личные и внутриэкономические вопросы доминировали в обсуждении. Спокойствие и невозмутимость российского лидера относительно экономического кризиса, в котором оказалась Россия, удивили некоторых аналитиков за рубежом.

Первым вопрос Путину был показательным – о том, что правительство страны говорит одно, а темпы роста цен слабо коррелируют с этими заявлениями. Путин ответил, что в результате контрсанкций России поднимется сельское хозяйство страны и подорожание продуктов – явление временное.

По мнению Дональда Дженсена, аналитика Центра трансатлантических отношений при Университете Джонса Хопкинса: «Как и любой президент, Владимир Путин пытается приукрасить плохую ситуацию. Кремль постоянно пытается как-то приглушить беспокойство по поводу состояния в экономике, и продемонстрировать, что он твердо держит рычаги в руках и показать, что ситуация лучше, чем на самом деле. Но все эксперты – во всяком случае, находящиеся на Западе – уверены, что вне зависимости от того, будут отменены санкции или нет, у экономики России есть серьезнейшие структурные проблемы. Это наблюдается много лет. Но сейчас год выборов в России, и Кремль пытается показать, что все на самом деле лучше».

Еще один вопрос был задан об ухудшении отношений России с соседними государствами. На это Путин ответил, что с соседями в целом очень добрые отношения, но есть проблемы с некоторыми политическими деятелями, поведение которых российское руководство считает неадекватным.

Путина также попросили оценить ход избирательной кампании в США: задавшего вопрос интересовало – кто хуже для России – Хиллари Клинтон или Дональд Трамп. Путин ответил уклончиво, что нужно искать тех, кто лучше, и что международные отношения следует строить только на основе уважения.

«Путин сделал небольшой, но очень интересный комментарий, – говорит Дональд Дженсен. – Он хочет показать, что равен Обаме во всем, абсолютно во всем. При этом, в его комментарии были очень личностные нотки: он считает, что имеет дело не с Соединенными Штатами или Турцией, а с другим государственными лидерами. Мне кажется, что у Путина очень тонкая кожа. Он очень чувствителен к тому, что о нем думают мировые лидеры, он хочет, чтобы его воспринимали серьезно. Но, конечно, оба и Эрдоган и Обама – иногда не действуют так, как он рассчитывает, а иногда они – и особенно президент Обама – дают личностные комментарии по поводу Путина. И думаю, что это реально больно ранит российского президента».

Комментарии Путина по поводу конфликта на востоке Украины и в Карабахе не отличались от ранее сделанных заявлений – сенсаций не прозвучало.

В англоязычном сегменте социальных сетей начали появляться первые комментарии к общению Путина с народом. Британский ученый Питер Померанцев негативно оценивает шоу: «Ужасное производство. Нет ритма, взлеты и провалы в ответах на вопросы. Нет напряжения. Просто бледное подобие американских дебатов. Что происходит? Это было забавно еще несколько лет назад?»

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG