Линки доступности

Ксения Раппопорт: «Работаю по-честному, без черной магии»


Ксения Раппопорт и Филиппо Тими в фильме «Двойной час»

Ксения Раппопорт и Филиппо Тими в фильме «Двойной час»

Мистический триллер «Двойной час» будоражит загадками

15 апреля в Нью-Йорке выходит в прокат итальянский психологический триллер «Двойной час» (The Double Hour) режиссера-дебютанта Джузеппе Капотонди. Страстный роман между горничной, иммигранткой из Словении, и итальянцем, бывшим полицейским, приводит к непредсказуемым последствиям. Главные роли сыграли Филиппо Тими (Муссолини в фильме «Побеждать») и российская актриса Ксения Раппопорт, известная по фильмам «Незнакомка», «Юрьев день» и «Золотое сечение». За эти роли оба они получили актерские награды на Венецианском кинофестивале. Дистрибьютор фильма Samuel Goldwyn Films намерен выпустить его в США широким экраном. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Олег Сулькин побеседовал по телефону с Ксенией Раппопорт.

Олег Сулькин: На русский название перевели как «Двойной час». Вам нравится?

Ксения Раппопорт: Речь идет о символике, когда на электронном циферблате часовой показатель совпадает с минутным, например, 23:23. «Двойной час» не лучший вариант. Лучше было бы назвать «Час икс».

О.С.: Интересно, что у вас в этой картине тоже очень близкие совпадения с «Незнакомкой» Джузеппе Торнаторе. И там, и здесь вы горничная, и там, и здесь вы иммигрантка-маргиналка, только там из Украины, а здесь из Словении. Вы ощущали сложность задачи – преодолеть повтор и сделать что-то новое?

К.Р.: Это абсолютно разные героини и разные истории. Может, у вас возникло ощущение похожести из-за моего белого парика, который есть и в «Незнакомке». Да, с профессией так вышло, опять горничная, и я не смогла повлиять на режиссера. Но моя новая героиня Соня – итальянская подданная, только у нее отец итальянец, а мать – словенка. Работа в хорошем отеле уважаема в Италии, многие итальянки работают в гостиничном бизнесе, так что она вовсе не маргиналка.

О.С.: Когда вы прочитали сценарий, какова была ваша первая реакция?

К.Р.: В этой истории есть что-то хичкоковское, и мы об этом много говорили с режиссером. В ней сложный замес: любовь, детектив, пространство сна. В общем, было что играть.

О.С.: Это первый большой фильм Джузеппе Капотонди. Он прислушивался к вашим советам и рекомендациям?

К.Р.: Джузеппе давал достаточно свободы на площадке. Он не относится к типу режиссеров-диктаторов, которые зримо представляют, что им нужно, и добиваются этого у актеров любой ценой. Другое дело, что во время монтажа он все равно все сделал так, как хотел.

О.С.: Где проходили съемки?

К.Р.: В Турине, городе, ставшем для меня родным, – я там уже в третьей картине снимаюсь. Он исполнен мистики, ведь его считают одной из вершин треугольника белой и черной магии. Один угол в Лионе, другой – где-то в Англии и вот третий – в Турине.

О.С.: А вы увлечены мистицизмом?

К.Р.: Нет, нет. Но мне он интересен. Что же касается экстрасенсорики, то она как-то пересекается с актерской профессией. Но в приметы я не верю.

О.С.: У вас такой пронизывающий, магнетический взгляд, что вы можете заворожить.

К.Р.: Я черную магию в работе не использую. Все по-честному. (Смеется.)

О.С.: У вас странный и во многом уникальный статус. Вы русская актриса, получившая огромную известность в Италии. Одновременно вы глубокая и серьезная актриса у себя на родине, в России, играете и в театре, и в кино. Как вы сами себя позиционируете?

К.Р.: Из предложений, которые мне поступают, я выбираю наиболее интересные. Из Италии, России, Франции – неважно. Я просто работала и продолжаю работать.

О.С.: Вам прислали два сценария. Оба равно интересные. Один из Италии, другой из России. Чему вы отдадите предпочтение?

К.Р. Это совершенно невероятная ситуация! (Смеется.)

О.С.: Я допытываюсь, потому что хочу понять, где вам комфортней.

К.Р.: Я русская актриса. Я просто работаю в Италии. Оттого, что я долго нахожусь в Италии, я же не становлюсь итальянкой, правильно?

О.С.: Не знаю. Ваша адаптация поразительна. Я видел запись вашей пресс-конференции, вы свободно говорите по-итальянски, жестикулируете, как итальянка, даже выражение «мамма мия» употребляете в своей речи. Может, вы все-таки в Италии нашли вторую родину?

К.Р.: Нет, вторую родину я не нашла. Родина все-таки одна, на то она и родина. Я живу в Петербурге, работаю у Льва Додина в Малом драматическом театре. Просто итальянцы ужасно заразительны. Я профессионально очень восприимчива, всегда обезьянничаю, так и язык итальянский выучила. Я же не говорила ни слова по-итальянски, когда снималась в «Незнакомке». (Слышен детский плач.) Извините, у меня тут двухмесячная дочь.

О.С.: Поздравляю! Как зовут?

К.Р.: София. У меня еще есть дочь Дарья, ей 17 лет.

О.С.: Какая взрослая! Готовый бэбиситер.

К.Р.: Да, Даша большая моя помощница.

О.С.: В 2008 году вы стали первой русской актрисой, которой доверили вести церемонию открытия Венецианского кинофестиваля. Как это произошло?

К.Р.: Это было предложение замечательного Марко Мюллера, директора фестиваля и знатока мирового кино, от которого я не могла отказаться. Мы с ним подружились. Удивительно, но мне дали карт-бланш.

О.С.: Что вы делаете сейчас? Вам кино и театр дали отпуск из-за маленького ребенка?

К.Р.: Увы, очень короткий, только на два месяца. Я уже снимаюсь в российско-французском фильме о Распутине с Жераром Депардье. Он играет Распутина, а я – Муню Головину, очень близкого ему человека. Режиссер – француженка Жозе Дайан. Мы говорим с Депардье на французском, но часто переходим на итальянский. Ведь он снимался у того же режиссера Торнаторе, только я в «Незнакомке», а он в фильме «Простая формальность», одном из моих самых любимых.

О.С.: В Америке бывали?

К.Р.: Не далее как в прошлом году, в длительном турне со спектаклем «Дядя Ваня». Побывали в пяти городах. Я была потрясена Нью-Йорком, его энергией и обаянием.

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG