Линки доступности

Вместо пролога

«...И вот звонят нам вчера и сообщают: турист не вернулся в гостиницу, пропал в парке, не знаем, где его искать. Мы на поиски. В общем, нашелся он сегодня. В другом конце парка. Там, где никто и не подозревал. И столько выпил накануне, что не может объяснить, как здесь очутился, и что с ним было. А на щеке под глазом – здоровенная такая, глубокая рана. Тим Таунсенд

Тим Таунсенд

Я его спрашиваю: “Уж не с бизоном ли вы повстречались”? А он все твердит: “Не помню, не знаю”... В общем, отвезли мы его в больницу», – рассказывает о своем последнем дежурстве рейнджер из Йеллоустоуна Тим Таунсенд (Tim Townsend). Рассказывает без насмешки – сочувствуя незадачливому туристу. И с явным облегчением, потому что даже глубокая рана неизвестного происхождения на лице разгулявшегося посетителя – мелочь по сравнению с тем, что могло с ним случиться во время этих «бессознательных» вечерних скитаний по гигантскому парку дикой природы. Слово «дикой» имеет тут определяющее значение. Достаточно и вправду представить встречу пьяного и беспомощного туриста с бизоном – без сомнения, трезвым и способным на все. Или с медведем... За время дежурств Тима на подведомственной ему и его коллегам территории в тысячу с лишним квадратных километров (это вместе с непролазными лесами) набрались десятки разных историй. И очень немногие из них имеют комический оттенок.

Мы, рейнджеры...

В патрульной машине Тима на стойках укреплены две винтовки – винчестер и автоматическая М-16. Это в дополнение к обязательному пистолету.

«Мы стараемся подготовиться к любой угрозе, с которой можем столкнуться. И потенциально, возможно всякое, как везде в Америке или в мире, – рассказывает рейнджер. – Если кто-то здесь начнет угрожать пистолетом, я выйду к нему с винтовкой. Пистолет у меня на боку для экстренных случаев, когда нужно действовать мгновенно. А если я заранее знаю, что человек вооружен, я возьму винтовку. У нее дальность выше и убойная сила больше. Но винтовки у нас с собой только на всякий случай. Мне пользоваться ими, к счастью, не приходилось».

А вот шокер, тоже имеющийся в стандартном комплекте амуниции, Тим несколько раз применял, когда устные замечания на нарушителей не действовали. Вообще-то, рейнджеры не так уж часто сталкиваются с действительно серьезными преступлениями – в отличие от своих коллег-полицейских из больших городов. В Йеллоустоун, как и в другие парки, люди приезжают отдыхать и любоваться удивительными и неисчерпаемыми красотами. А значит, настроены они в большинстве своем позитивно и мирно. Рейнджеры выписывают штрафные талоны за превышение скорости и другие автодорожные нарушения, следят за тем, чтобы туристы не портили природу, не занимались браконьерством и вандализмом, не подходили слишком близко к животным и не забредали в те места, где им грозит опасность быть сваренными заживо в термальном источнике с кипящей водой. К этому добавляется присущее некоторым туристам злоупотребление спиртным и употребление наркотиков, а также скандалы, порой вспыхивающие между посетителями. К тому же, рейнджера снабжают справочной информацией, которая может понадобиться отдыхающим. Тиму, дежурящему в районе любимого туристами гейзера Старый служака (Old Faithful), как и остальным рейнджерам, всякий раз сообщают по рации примерное время извержения гейзера (а назвали его Служакой потому, что он выбрасывает струю горячей воды точно «по расписанию»). Может показаться, что все это достаточно просто. Обычная полицейская рутина с вкраплениями местной экзотики. Но все это происходит в огромном лесу. Более того, главная задача всех, кто работает в парке — соблюдать сложный и хрупкий баланс между первозданностью природы Йеллоустоуна и безопасностью одного из главных в стране туристических аттракционов. Притом, что за год в Йеллоустоун приезжает около трех миллионов человек со всего мира (в 2010 году зафиксирована рекордная посещаемость), перечисление через запятую кажущихся не слишком-то тяжелыми обязанностей рейнджера, вряд ли отражает сложность этой работы и связанные с ней нагрузки – физические и моральные.

Однако лучшего для себя места и занятия рейнджер Таунсенд не представляет. Он, с небольшими перерывами, живет в Йеллоустоуне с детства. В парке работал его отец. Тим был бы рад увидеть когда-нибудь рейнджерскую форму на своих детях.

«Это уникальное и прекрасное дело. Я всегда говорю, что рейнджеры выполняют лучшую работу в лучших местах и в компании с лучшими людьми — настоящими профи. Это тяжелая работа. Я видел людей в их лучших и худших проявлениях. Это приносит удовлетворение», – убежден Тим Таунсенд.

Беспокойное спокойствие Йеллоустоуна

Заместитель главного рейнджера Бонни Шварц (Bonnie Schwartz) называет Йеллоустоун одним из самых безопасных мест в США. Объясняет она это, в том числе тем, что здесь велико количество рейнджеров – 100 сотрудников, обеспечивающих безопасность. Бонни Шварц

Бонни Шварц

«Каждую летнюю ночь на территории парка ночуют пять тысяч человек. Это называется – “счет по подушкам”. Так вот, на 5 тысяч туристов приходится в среднем 13 рейнджеров. Это больше, чем в любом крупном американском городе, особенно если принять в расчет, что эти 5 тысяч проживают компактно на относительно небольшой территории», – объясняет Бонни Шварц.

Самые большие заботы рейнджерам доставляют авто-аварии, лесные пожары и разного рода проблемы со здоровьем у туристов. Рейнджеры проходят интенсивную медицинскую подготовку, и она востребована зачастую больше, чем полицейские навыки. Но на территории парка есть и три больницы.

Следят рейнджеры и за тем, чтобы туристы не выносили из парка в качестве сувениров камни, минералы, растения или сброшенные оленями рога. Это категорически запрещено, и с посетителями проводят специальный инструктаж. Но порой искушение оказывается слишком велико. На первый раз, рейнджер, поймав такого нарушителя, ограничится воспитательной беседой и предупреждением. Однако если турист не внемлет и продолжает воровство или кого-то уличают в браконьерстве, вождении машины в состоянии алкогольного опьянения, нападении на рейнджера и т.д., дело может кончиться тем, что таким «рецидивистам» запретят посещать Йеллоустоун в течение трех, четырех или пяти лет, в зависимости от тяжести содеянного (уголовная ответственность, разумеется, тоже не исключена). В парке есть даже судья, который может рассмотреть дело и вынести приговор.

Рейнджер рейнджеру рознь

При слове «рейнджер» воображение рисует эдакого бесстрашного супермена. Спасибо Голливуду и лично Чаку Норрису за образ техасского рейнджера Уокера. Про его коллег из Йеллоустоуна мы рассказали. В принципе, они не отличаются от полицейских, хотя даже академии у них свои – рейнджерские, а не полицейские. Кроме того, рейнджеры неплохо разбираются в биологических аспектах существования тех парков, где работают. Они – специалисты более широкого профиля, чем офицеры полиции.

В Йеллоустоуне, однако, сбивает с толку то, что рейнджером называется и грозный обладатель двух винтовок, и седовласый профессор, который в жизни не держал в руках оружия, но знает, чем риолитовая лава отличается от базальтовой и разбирается в геологических явлениях, названия которых неспециалисту сложно выговорить без предварительной тренировки у зеркала. Профессор носит такую же форму – дань армейским корням рейнджеров.

Барбара Хоппе (Barbara Hoppe), в отличие от многих, не мечтала о работе в Йеллоустоуне со школьной скамьи. Но в колледже увлеклась биологией и решила съездить в Йеллоустоун, чтобы оказаться ближе к природе. Эта поездка все и решила. Барбара отправила резюме едва ли не в каждый национальный парк США, желая стать волонтером. Со временем она вновь добралась до Йеллоустоуна, но уже в качестве рейнджера. Барбара Хоппе

Барбара Хоппе

«Мы занимаемся с посетителями. Объясняем им, какие ресурсы есть в парке, ведем для них образовательные рейнджерские программы, рассказываем о геологии и фауне. Моя специальность – зоология. Мы стараемся объяснить им, как живет парк, чтобы это не только взволновало их умы, но и тронуло их сердца. Не только рассказать им, как действует гейзер, но и дать почувствовать, в каком особом и уникальном месте они находятся. Открыть им глаза. Потому что многие ведь даже не понимают, зачем они приезжают в Йеллоустоун, и куда они приехали», – рассказывает Барбара.

Получается, что рейнджеры делятся на два «вида» – обеспечивающие безопасность и обеспечивающие знания. И те, и другие разными способами делают одно дело – сохраняют и охраняют Йеллоустоун, очень уязвимый – при всей своей природной грандиозности и необузданности.

В следующем материале из Йеллоустоуна – рассказ о приезжающих сюда туристах.

XS
SM
MD
LG