Линки доступности

Сброс радиоактивной воды в океан – международное преступление

  • Виктор Васильев

Сброс радиоактивной воды в океан – международное преступление

Сброс радиоактивной воды в океан – международное преступление

Таков вывод независимых российских экспертов

Как сообщал «Голос Америки», компания-оператор аварийной станции «Фукусима-1» сбросила в Тихий океан 11,5 тысяч тонн радиоактивных отходов (РАО). По мнению независимых российских экспертов, в данном случае весь мир, равно как и правительство Японии, стали заложниками действий частной компании, а из-за отсутствия в полном объеме точной информации специалисты не могут дать необходимые рекомендации по устранению последствий катастрофы и оценить весь масштаб бедствий – текущих и грядущих. Более того, эксперты настаивают, что злополучного сброса вполне можно было бы избежать.

Член общественного совета госкорпорации «Росатом», доктор технических наук, профессор Владимир Кузнецов уверен, что японская компания, понимая, что не справляется с объемами высокоактивных отходов, которые скопились на станции (по его данным, их порядка 60 тысяч кубометров), пытается решить проблему «негодным» путем. В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» он обратил внимание, что сброс осуществился без указания конкретного района океана и без обнародования радиохимического состава отходов.

«Непонятно даже, какие радионуклиды находятся в этой массе. Поэтому сейчас никто не может построить модели, чтобы определить, куда все будет растащено морскими течениями, – возмущается профессор. – Нас успокаивают тем, что мировой океан большой, что он справится с бедой. Но это абсолютно технократический подход, без научной проработки, без прогнозных оценок. Нам даже не говорится, какова активность сливаемых отходов, каков их изотопный состав. Указывается только цезий-137».

Для полноты и объективности картины Владимир Кузнецов немного вернулся назад, в 1993 год. Тогда на Дальнем Востоке (на территории завода «Звезда» в Большом Камне) тоже скопилось много радиоактивных отходов, и Министерство экологии России приняло решение об их сбросе в Тихий океан в два захода – вначале в объеме 900 кубометров, а через несколько дней – еще 800. «При этом был определен конкретный район океана, – отмечает он, – и дана прогнозная информация, а про мероприятие объявили заранее».

Профессор напомнил, что известие об этом вызвало сильную протестную кампанию во всем мире. «Все сразу вспомнили о лондонской международной конвенции, запрещающей проведение таких работ, – рассказывает он. – Возник скандал. Ельцин уволил с поста замминистра, ответственного за решение. А громче всех возражала против сброса Япония».

Сегодня Кузнецова удручает слабая реакция мирового сообщества на событие. «МИДы Южной Кореи, Китая и России не знают или не хотят знать, что есть международные законодательства, запрещающие подобные операции».

По оценке профессора, выбранный японской компанией способ избавления от отходов дешевле всего, но он чрезвычайно опасен для стран, расположенных в непосредственной близости от Японии. «Есть мощное течение Куросио, которое все это разнесет неизвестно куда. В водах, омывающих Калифорнию и Аляску, РАО могут оказаться через каких-нибудь полгода», – добавил он.

Кузнецов не исключил, что в отходах могут быть трансурановые элементы с большими периодами полураспада. «Россия может на сотни лет лишиться промысловых районов добычи рыбы и краба», – резюмировал он.

К большому сожалению профессора, органы госконтроля, в том числе Роспотребнадзор и Ростехнадзор, никак не реагируют на проведение таких работ в Японии. Его неприятно поразило их отношение к проблеме.

На взгляд директора общественного фонда «Гражданин» Максима Шингаркина, сбрасывание радиоактивной воды в океан – это только начало печального пути. «То, что мы имеем сейчас на «Фукусиме» – лишь прелюдия того, что нас ожидает», – прогнозирует он.

Максим Шингаркин отдает себе отчет в том, что случившееся – большая трагедия японского народа. «Но те должностные лица, которые отвечают за ликвидацию аварии, недолжным образом исполняют свои обязанности», – подчеркнул он.

С его точки зрения, МАГАТЭ как наднациональный регулирующий орган фактически самоустранилось от контроля за ликвидацией аварии и информирования стран-участниц организации. «Мы имеем международный институт, который демонстрирует свою полную беспомощность либо сознательное наплевательское отношение к людям», – констатирует директор общественного фонда.

По мнению Шингаркина, налицо все основания считать, что отходы сливают не потому, что их некуда деть. «В Японии есть нефтяные терминалы, которые хранят гораздо большие количества углеводородов, – аргументирует эксперт. – При необходимости можно было найти стационарные хранилища даже для 60 тысяч тонн жидких РАО, а затем организовать нормальный процесс их переработки путем, грубо говоря, выпаривания. Например, с помощью того же «Ландыша» (специализированное российское судно – В.В.). Вопрос о строительстве больших нефтеперегонных аппаратов – вообще не проблема даже для стран с гораздо менее развитой экономикой».

Почему же в Японии приняли решение о сбросе? По мнению экспертов, это тестовый сброс на реакцию мирового сообщества. «Информация в полном объеме недоступна никому, – сетует Максим Шингаркин. – Получается, что ключи от решения задачи находятся у тех лиц, которые уже приняли решение о сбросе, и которые будут позже осуществлять контроль за его результатами. Естественно, они начнут убеждать нас, что акция не привела к значительным последствиям, и тем самым оправдают свои действия по последующему сбросу еще более опасных отходов».

Шингаркин убежден, что необходима активная позиция государств, которые должны опираться на международное законодательство. «Надо запретить и исключить сброс РАО в океан. Это международное преступление. Нужно через МАГАТЭ обеспечить Японию всевозможными средствами хранения и утилизации РАО», – заключает он.

С его точки зрения, у компании-оператора АЭС «Фукусима-1» нет достаточных средств для ликвидации аварии. «Их явно не хватает ни для организации долгосрочного хранения РАО, ни для строительства установок по конденсации РАО. А в целях экономии принимается самое простое решение. Проблема в жадности компании, которая не закрыла станцию еще 5 лет назад, хотя должна была это сделать», – утверждает Максим Шингаркин.

Руководителю работ при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Игорю Острецову ситуация представляется еще хуже, чем ее представляют СМИ. «Не знаю, сумела ли Япония организовать замкнутый контур охлаждения активной зоны, проплавился ли корпус реактора. Отсутствует информация. Но если расплавленные теплоэлементы уже находятся где-то внизу – а так, скорее всего, и происходит, – то зараженная жидкость тем или иным способом уходит из корпуса, а затем фильтруется в почву. По идее, возводимая стенка должна огораживать станцию от океана. Но эту функцию она, безусловно, не выполнит», – уверен специалист.

По его выводу, Япония сегодня уже не может самостоятельно справиться с ситуацией. Он предполагает, что объявленный слив РАО необходим для маскировки тех сливов, которые происходят неконтролируемо. «Надо не зарывать голову в песок, а принимать радикальные решения», – призывает Игорь Острецов.

Материалы о последствиях землетрясения в Японии читайте в рубрике «Япония: угроза катастрофы»

XS
SM
MD
LG