Линки доступности

Николь Кидман и Аарон Экхарт рассказывают о «Кроличьей норе»


Николь Кидман и Аарон Экхарт рассказывают о «Кроличьей норе»

Николь Кидман и Аарон Экхарт рассказывают о «Кроличьей норе»

20 января в российский прокат выходит драма Джона Камерона Митчела «Кроличья нора», снятая по одноименной пьесе Дэвида Линдси-Эбейра, за которую он получил Пулитцеровскую премию. Фильм «Кроличья нора» стал первой лентой продюсерской компании Blossom Films, принадлежащей Николь Кидман. Актриса также исполнила главную роль потерявшей ребенка матери, а Аарон Экхарт сыграл роль ее мужа. Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Николь Кидман и Аароном Экхартом в Голливуде, в киноцентре ArcLight.

Галина Галкна: В вашем новом фильме очень много грусти, но в целом он поднимает настроение. Как вам это удалось?

Николь Кидман: Это потому, что он еще и смешной, что, наверное, звучит парадоксально с учетом трагедии, которая произошла в жизни его героев. Но реальная жизнь это зачастую и есть трагикомедия.

Г.Г.: Вы, Николь, и Аарон Экхарт прекрасно сыграли дуэтом в этом фильме. Расскажите, как вам работалось вместе?

Аарон Экхарт: Прежде всего, я был поклонником Николь, и мне всегда хотелось с ней поработать. Я уважаю ее актерское дарование. Она сама позвонила мне и предложила эту роль. Обычно я не получаю звонков от людей ее уровня, так что я счел это большой честью и сразу согласился принять участие в проекте. Мне показалось, что мы легко нашли взаимопонимание. Нам было очень легко друг с другом, тем более, что мы уважали и восхищались друг другом. А это здорово облегчает работу, в особенности, когда снимаешь такой сложный фильм, как «Кроличья нора».

Н.К.: Мы собрали на съемки этого фильма минимальную сумму, так что нам особо нечего было предложить Аарону Экхарту, кроме качественного сценария и обещания прекрасной атмосферы, которая позволяет свободно экспериментировать. Аарон сразу бросился с головой в работу. Без него нам бы не удалось сделать эту картину. На самом деле, когда мы пригласили режиссера Джона Камерона Митчела у нас еще не было денег. А когда мы заполучили Аарона, то достали денег, так что этот фильм без него бы не состоялся.

А.Э.: Я бы сам приплатил, чтобы бы сняться в этой картине. (Смеется).

Г.Г.: Скорбь, видимо,трудно передать на сцене и на экране, чтобы не опуститься до клише. Насколько трудно вам было готовиться к этой роли?

Н.К.: Мне кажется, по какой-то причине, мне были доступны подобные эмоции. В фильме есть такая ситуация, в которой боишься оказаться больше всего на свете, особеннно, если у тебя есть дети. Для актрисы-матери очень страшно олицетворять потерявшую своего ребенка мать, но, в то же самое время, очень важно. Жизнь может быть очень жестокой, какой бы прекрасна она ни была - существует другой конец спектра, и, как говорят, от большого до малого один шаг. Мне хотелось отдать должное людям, которые потеряли своих близких – ребенка, супруга, родителей. Кинематографисты не так часто обращаются к этой теме, а мне кажется, что это необходимо. Я очень благодарна за то, что получила возможность сыграть Бекки, так как получила доступ к уникальному материалу. Если я начну вдаваться в подробности, то разрушу некоторую таинственность актерства и веру в стечение обстоятельств, которая так необходима для исполнения таких трудных ролей.

А.Э.: У меня такое ощущение, что все актеры, которые принимали участие в «Кроличьей норе», чувствовали себя на съемочной площадке очень хорошо, что случается не так уж часто во время съемок фильма. Мало того, что все просто взрывались от переполнявших их эмоций, выражая то, как они чувствовали юмор, переживали скорбь и ярость. Все эти яркие чувства палили одновременно вокруг тебя, и ты не знал, во что все это может вылиться на съемочной площадке, и куда привести фильм. Замечательным было то, что у актеров была полная свобода самовыражения. Любой мог принять вызов и выстрелить ответным огнем. Это была очень надежная, но, в то же самое время, непредсказуемая команда, и мне это было по душе больше всего.

Г.Г.: Как вы подошли к задаче исполнения роли родителей, скорбящих о своей потере? Встречались ли вы с родителями, которые прошли через подобное горе?

А.Э.: Интернет – это замечательный инструмент для подготовки к роли, потому что там можно найти много материала. Люди делятся своим жизненным опытом, помещая на Интернете семейные видео, рассказывая в блогах истории из своей жизни. Для них это как катарсис, и, таким образом, это помогает им справляться с утратой.

Я не видел ничего более душераздирающего, чем видео-блог отца, скорбящего о своем сыне, или ребенка, скорбящего о своих родителях. Авторы пишут и снимают свои посты ежедневно или еженедельно, причем, некоторые занимаются этим на протяжении нескольких лет. Это настолько обнаженные чувства, что они невольно наполняют тебя, а остальное не сложно додумать самому. Однажды я посетил собрание группы, члены которой пережили преждевременную утрату.

Наверное, это было не этично, потому что действительно чувствуешь, как будто ты используешь в своих интересах людей, которые выворачивают себя наизнанку. Неважно, какой ты актер или социопат, ты просто чувствуешь себя лжецом, поэтому я больше никогда этого не делал и, естественно, не буду делать.

Другие новости Голливуда читайте здесь

Вернуться на главную

XS
SM
MD
LG