Линки доступности

Страсть к головоломкам как спасение от бытового рабства


Кадр из фильма «Пазл»

Кадр из фильма «Пазл»

Аргентинка Наталья Смирнофф сняла фильм о «пазлах»

В Нью-Йорке в пятизальном комплексе артхаусного кино IFC Center в пятницу 27 мая начались показы нового аргентинского художественного фильма «Пазл» (Puzzle). Мария, обремененная множеством рутинных обязанностей домохозяйка средних лет из пригорода Буэнос-Айреса, неожиданно для себя увлеклась составлением складных картинок, или «пазлов». Втайне от мужа и двух сыновей она приходит в дом к благородному и богатому холостяку, где они рьяно тренируются, готовясь к национальному чемпионату. Ни о какой интрижке на стороне Мария не помышляет – она любит своего мужа. Но увлечение «пазлами» ее затягивает, как сильный наркотик, и она воспринимает новое хобби как долгожданную свободу от бытовой кабалы.

Режиссер фильма – Наталья Смирнофф, много лет работавшая в качестве ассистента с ведущими аргентинскими режиссерами, в том числе с Лукрецией Мартель и Пабло Траперо. «Пазл» – ее дебют в качестве постановщика. Фильм показывался в официальной программе Берлинского международного кинофестиваля. С Натальей Смирнофф по телефону побеседовал корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Первый вопрос неизбежен. Вы русская? Говорите по-русски?

Наталья Смирнофф: Нет, я не говорю по-русски, хотя учила язык полтора года. Мои дедушка и бабушка – русские. Бабушка – ее девичья фамилия Кулакова – работала в советском посольстве переводчицей и осталась в Аргентине. Фамилия моего дедушки – Смирнофф. Моего брата тоже назвали русским именем Николай. Во мне также течет итальянская и испанская кровь. В общем, я типичная аргентинка.

О.С.: Актеры Мария Онетто и Артуро Гец убедительны в роли домохозяйки и ее новообретенного союзника по увлечению «пазлами». Это был ваш первый выбор?

Н.С.: Марию Онетто я сразу увидела в главной роли. Она превосходная театральная актриса. Гец большую часть жизни был экономистом, а актером стал лет в 50. Благодаря этому он не склонен к шаблону и часто предлагает свежие идеи. Впрочем, самым узнаваемым лицом в фильме являются не они, а знаменитый в Аргентине комик Габриэль Гойти, играющий мужа Марии.

О.С.: Ваш фильм – о картинках-загадках, и определенную сюжетную загадку он оставляет неразгаданной. Я имею в виду финал, где не очень понятно, что будет героиня фильма делать дальше.

Н.С.: Для меня человеческая жизнь является загадкой, тайной. Мы не знаем себя, часто не осознаем, куда движемся, почему совершаем те или иные поступки. Взять хотя бы меня. Я изучала инженерное дело, готовилась стать технарем, потом передумала, окончила киношколу в Буэнос-Айресе, работала директором по подбору актеров на нескольких фильмах, потом ассистентом режиссера. И вот стала драматургом и кинорежиссером. Пять лет назад я бы не поверила, если бы мне такое сказали. Но финал я бы не назвала полностью открытым. Все-таки Мария делает выбор в пользу семьи.

О.С.: История, положенная в основу фильма, реальна? Вы ее где-то услышали, прочитали?

Н.С.: Нет, это плод моей фантазии. Меня очень интересует этот возраст, 40-50 лет, когда человек проходит условную середину жизни и начинает задумываться о карьере, партнере, семье. Надо ли сохранять статус-кво или еще не поздно кардинально все поменять? И еще мне захотелось развеять предрассудки относительно домохозяек. Многие считают, что скучней предмета нет. Рутина домашних забот – кухня, уборка, чистка, стирка. Но за прозой быта может оказаться глубокая драма. Моя героиня переживает духовное преображение, которое выявляет ее незаурядный человеческий потенциал.

О.С.: Когда Мария приходит в дом к аристократичному, благородному коллеге по увлечению «пазлами», начинает казаться, что игра – лишь прикрытие ее желания завести любовный роман. Но эта версия не подтверждается дальнейшим развитием событий. Она продолжает горячо любить своего мужа и решительно отклоняет попытки нового знакомого склонить ее к адюльтеру.

Н.С.: Да, меня не интересовала привычная схема, когда все упирается в сексуальную неудовлетворенность героини. Меня занимает экзистенциальная подоплека ее жизни. Страсть к головоломкам, неожиданно открывшийся в ней талант рекордно быстрого составления «пазлов» послужили рычагом для освобождения ее от пут рутины. Она поняла, что жизнь богата эмоциями, впечатлениями, знакомствами с новыми людьми и вовсе не сводится к заботам, как вкусно накормить мужа и детей и вовремя вымыть посуду.

О.С.: Женщина, опутанная бытовыми заботами, вырывается на свободу, открывает для себя новый, неизведанный мир. Можно ли считать такую трактовку феминистской?

Н.С.: Не думаю. На ее месте мог оказаться и мужчина. Гендерная принадлежность не имеет для меня значения. Важна диалектика слома, преображения. Человек меняется, открыв в себе то, о чем даже не подозревал.

О.С.: В прошлом году аргентинский фильм «Тайна в его глазах» получил «Оскара» в категории «лучший фильм на иностранном языке». Несколько других фильмов из Аргентины получили призы на международных фестивалях. Правомочно ли говорить об аргентинской «новой волне», как это делают некоторые кинокритики?

Н.С.: Думаю, это несколько преждевременно. Все ведущие режиссеры у нас очень своеобразные, они работают в разных жанрах, у них очень разный стиль.

О.С.: Легко ли дебютировать в качестве режиссера?

Н.С.: Видимо, в Аргентине это легче, чем в других странах. Государство дает деньги – примерно 400-500 тысяч долларов – на постановку, причем их не нужно возвращать. Я сейчас пишу сценарий для своего нового фильма.

Другие материалы о культуре читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG