Линки доступности

Американские эксперты о поездке президента РФ в Израиль, Палестинскую автономию и Иорданию

Президент Владимир Путин совершил турне по Ближнему Востоку, проведя переговоры с руководителями Израиля, Палестинской автономии и Иордании. В отличие от предыдущих поездок Путина в этот регион, в ходе визита не было подписано новых соглашений и, более того, до минимума было ограничено общение с прессой. Американские эксперты, опрошенные Русской службой «Голоса Америки», сходятся во мнении, что главная цель визита президента РФ – «демонстрация флага».

Вчера и сегодня

Стоит напомнить, что предыдущие встречи Владимира Путина с лидерами государств Ближнего Востока сопровождались серией крайне важных – иногда сенсационных – заявлений. Так, например, в 2007 году в Катаре российский лидер выступил с идеей создания газовой ОПЕК, а в 2008 году предложил президенту Башару Асаду разместить на территории Сирии российскую систему ПРО.

В рамках таких визитов также подписывались крупные соглашения. Так, в 2008 году Путин посетил Ливию, где объявил о том, что Россия согласилась списать многомиллиардный долг Ливии в обмен на контракты по поставкам оружия, строительству железной дороги, добычи углеводородов.

Предыдущие визиты главы российского государства в этот регион проходили в намного более спокойных условиях. Тогда не было «арабской весны», обострения ситуации вокруг иранской ядерной программы и кровопролития в Сирии.

Несмотря на это, в сравнении с предыдущими турне Путина по этому региону нынешний визит не был отмечен печатью сенсационности.

В Иерусалиме Путин заявил: «В этих меняющихся условиях мы должны найти такие формы взаимодействия между всеми странами региона, вообще в мире, которые бы позволили всем жить в состоянии мира, спокойствия, создать такие условия, которые бы обеспечили развитие»; в Вифлееме сообщил: «Мы обсудили ситуацию в палестино-израильском диалоге, на Ближнем Востоке в целом. Поговорили о проблемных точках региона»; а в Аммане президент России пояснил, что намерен «сверить часы по ключевым на сегодняшний день регионам, по “горячим точкам”».

Единственным сюрпризом стало заявление властей Палестинской автономии о том, что в честь Путина названа улица в Вифлееме. Впрочем, ранее палестинцы дали имя тогдашнего президента России Дмитрия Медведева улице в Иерихоне.

Цели поездки

Российские источники напоминают, что визит Путина – это, в некотором смысле, продолжение или логическое завершение визита его предшественника на посту президента, Дмитрия Медведева. В январе прошлого года Медведев побывал в Палестинской автономии, куда въехал с территории Иордании – в программу его поездки входил и Израиль, однако визит не состоялся из-за забастовки сотрудников израильского МИД.
Николай Кожанов, эксперт Вашингтонского института ближневосточной политики (Nikolay Kozhanov, The Washington Institute for Near East Policy) считает, что поездка Владимира Путина была призвана решить сразу несколько задач.

«Во-первых, она должна был подтвердить статус российско-израильских отношений, которые долгое время идут по восходящей, – считает Кожанов. – Во-вторых, Путин пытается возобновить курс на взаимодействие с Ближним Востоком, который был в значительной степени забыт при Дмитрии Медведеве. В-третьих, это необходимость сверить часы по ситуации в Сирии и Иране, что достаточно открыто декларируется».

Профессор Университета Джорджа Мэйсона Марк Катц (Mark Katz, George Mason University) поясняет: «Одна из главных целей визита заключалась в том, чтобы заявить старым партнерам России – Израилю, Иордании и ФАТХ – что Москва не будет делать ничего, способного повредить им».

Путин нуждается в стабильности, продолжает он. – В арабском мире происходят серьезные изменения – сменилась власть в Тунисе, Ливии, Египте, Йемене, ухудшились отношения России с Саудовской Аравией, в Сирии ситуация выходит из-под контроля – а Израиль, Иордания и ФАТХ остаются стабильными партнерами России. Путин намерен продемонстрировать, что хочет продолжения этих отношений».

Однако несмотря на то, что Россия давно поддерживает отношения с государствами региона, входит в состав ближневосточного «квартета» и Совета Безопасности ООН, по мнению профессора Катца, степень ее влияния на ближневосточные события не стоит переоценивать.

«Россия не обладает особым влиянием в регионе, – говорит он. – На мой взгляд, Путин рассчитывает на сохранение влияния, поскольку Россия может говорить со всеми сторонами. Но способность говорить со всеми не означает, что Москва в состоянии убедить иных международных игроков изменить их позиции. С другой стороны, то, что Россия хочет быть “всеобщим другом”, может превратиться в препятствие для мирного процесса».

Николай Кожанов придерживается иного мнения: «Не стоит говорить о том, что Россия пытается позиционировать себя, как некую альтернативу Западу и США. Это попытка России занять естественную для нее нишу в этом регионе».

Израиль

Большую часть времени, отведенного на эту поездку, Владимир Путин провел в Израиле. Как сообщается, главными темами дискуссий были ход израильско-палестинских мирных переговоров, Сирия, Иран, а также давно предлагаемая Россией идея проведения в Москве представительного международного саммита по ближневосточной проблеме.

Джошуа Лэндис, директор Центра ближневосточных исследований в Университете Оклахомы (Joshua Landis, Center for Middle East Studies at the University of Oklahoma), отмечает:

«У России много пересекающихся интересов с Израилем. Например, посмотрите, сколько государств, входящих в российскую “сферу интересов”, закупают израильские вооружения, или сколько стран, расположенных вблизи израильских границ, получают оружие от России. Учитывая, что Сирия и Иран стали центром региональной “холодной войны”, у России и Израиля есть много поводов для переговоров».

Николас Гвоздев, профессор Колледжа ВМФ США (Nikolas Gvosdev, US Naval War College) считает, что Путин отправился в турне по Ближнему Востоку в основном для того, чтобы продемонстрировать, что Россия остается важным игроком в этом регионе.

«Однако он не готов заявить о том, что Россия отказывается от поддержки режима Асада или меняет свою политику в отношении Ирана, – говорит Гвоздев. – Путин заинтересован в развитии экономических связей с Израилем, но не склонен ради этого отказываться от российских партнеров в регионе».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG