Линки доступности

Путин и перспективы отношений США и России


Барак Обама и Владимир Путин (архивное фото)

Барак Обама и Владимир Путин (архивное фото)

Американские эксперты обсуждают: как могут измениться отношения Вашингтона и Москвы после возвращения в Кремль Владимира Путина

Возвращение Владимира Путина на пост президента способно негативно повлиять на состояние американо-российских отношений – однако, по мнению авторитетных американских политологов, переоценивать вероятность подобного сценария не следует. Эксперты скорее сходятся в том, что существенных изменений ожидать не следует – в силу близости интересов Вашингтона и Москвы, а также прагматизма Путина.

В своей инаугурационной речи Владимир Путин пообещал «укреплять российскую демократию, конституционные права и свободы, расширять участие граждан в управлении страной». Это заявление было сделано после массовых протестов в центре Москвы, жестоко разогнанных полицией, что позволило сенатору Джону Маккейну иронично заметить в Twitter: «Президента Путина тепло встретили».

Старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона Андерс Ослунд (Anders Aslund, Peterson Institute for International Economics) считает, что массовые инаугурационные протесты – событие невиданное в российской истории – показатель того, что «власти Владимира Путина будет брошен вызов, и она будет ограничена». Ослунд предполагает, что это может заставить Путина провести некоторые давно назревшие реформы – например, антикоррупционную.

Официально

В первый же день своего третьего президентства Владимир Путин подписал 11указов, в одном из которых – «О мерах по реализации внешнеполитического курса РФ» – сформулированы основные направления российско-американских отношений.
Согласно тексту указа, Москва намерена добиваться от Вашингтона предоставления гарантий ненаправленности системы ПРО против России, реализовывать меры по дальнейшему сокращению стратегических наступательных вооружений, «уделять приоритетное внимание качественному наращиванию торгово-экономического сотрудничества». Однако этим приоритеты российской политики в отношении США не ограничиваются: Кремль будет «вести активную работу в целях недопущения введения санкций Соединенными Штатами Америки против российских юридических и физических лиц» (очевидно, что подразумеваются американские санкции в отношении лиц, причастных, к так называемому, ”делу Магнитского”).

Несколькими днями ранее Путин (в ранге премьер-министра) встретился с помощником президента США по национальной безопасности Томасом Донилоном, который передал ему послание президента Барака Обамы. Согласно сообщению МИДа России, Путин заявил, что «в развитии отношений с Америкой Россия готова идти действительно далеко, при условии, что американцы на деле будут руководствоваться принципами равноправного и взаимоуважительного партнерства».

Оценки

По мнению американских экспертов, в последнее время партнерство Вашингтона и Москвы переживает не лучшие времена, и одной из причин этого был сам Владимир Путин, активно критиковавший Соединенные Штаты.

Эндрю Качинс, директор Российской и Евразийской программы Центра стратегических и международных исследований (Andrew Kuchins, Russia and Eurasia Program at Center for Strategic and International Studies) отмечает: «Безусловно, волна антиамериканской риторики, возмутительное обращение с послом США в России Майклом Макфолом – все это позволяет выразить озабоченность, что возвращение Путина в Кремль приведет к проблемам в американо-российских отношениях. Однако, Путин – прагматичный политик, занимая пост премьер-министра, он поддерживал "перезагрузку"».

Директор Центра России и Евразии исследовательской корпорации RAND Эндрю Вайс (Andrew Weiss, RAND Center for Russia and Eurasia) выражает осторожный оптимизм в отношении будущего.

«В последние два десятилетия одним из главных принципов полиции США в отношении России был следующий: фокусироваться на том, что делают российские лидеры, а не на том, что они говорят на публике, – отмечает Вайс. – Периодически это было сложно, поскольку Путин давно использовал крайне резкую риторику, когда речь заходила о роли Соединенных Штатов в мире. Ныне он вернулся в Кремль, и мы скоро поймем: сохранятся ли прагматические аспекты внешней политики России, проявившиеся в последние годы».

Анджела Стент, директор Центра евразийских, российских и восточно-европейских исследований Джорджтаунского университета (Angela Stent, Center for Eurasian, Russian and East European Studies in the Georgetown School of Foreign Service) предлагает оценить, как пройдет встреча президентов США и России в Кэмп-Дэвиде на саммите «Большой восьмерки», которая состоится 18-19 мая и удастся ли Обаме и Путину наладить личный контакт.

Как известно, после того, как малоизвестный Владимир Путин неожиданно был объявлен наследником президента Бориса Ельцина, в мире начали задаваться вопросом «Кто такой мистер Путин?». Анджела Стент уверена, что после стольких лет управления Россией, Путин перестал быть загадкой.

«С одной стороны, Путин способен проводить предельно прагматичную внешнюю политику, он способен идти на компромиссы с Соединенными Штатами, если считает, что это в интересах России. Пример тому: проект создания транспортного узла НАТО в Ульяновске, который Путин поддерживает, несмотря на протесты, – говорит Анджела Стент. – С другой стороны, Путин испытывает недовольство действиями Соединенных Штатов. Вероятно, это связано с тем, что после того, как он поддержал президента Буша после терактов 11 сентября 2001 года, Путин ожидал от Вашингтона больших взаимных уступок. Но, мы также знаем, что Путин способен преподносить сюрпризы».

Илан Берман, вице-президент Американского совета по внешней политике (Ilan Berman, American Foreign Policy Council), рассматривает события несколько под иным углом. По его мнению, де-факто Путин продолжал управлять страной и в свою бытность главой правительства, поэтому «особых изменений во внешней политике России ожидать не следует». По образному выражению Бермана, если изменения и произойдут, коснутся они скорее «розничной, но не оптовой торговли».

Ноябрьский фактор

Очевидно, что у США и России много общих интересов, более того, оба государства нуждаются друг в друге. Список их разногласий по важным вопросам достаточно ограничен. Тем не менее, эти разногласия способны серьезно осложнить жизнь политикам и дипломатам обеих стран.

Стивен Фиш, профессор политологии из Университета Беркли (Steven Fish, University of California, Berkeley) поясняет: «Использование Путиным популизма с антиамериканским душком в ходе избирательной кампании, очевидное применение манипуляций во время выборов, барабанный бой антиамериканских комментариев в СМИ, заигрывание Москвы с Пекином – все это вызывает подозрения Соединенных Штатов. В свою очередь, у правителей России вызывают подозрения очевидная негибкость США в сфере контроля над вооружениями; критика Вашингтоном ближневосточных и североафриканских режимов, которые Москва считает дружественными; а также заметный энтузиазм, проявляемый США в отношении продемократических сил России и стран "ближнего зарубежья"».

Однако, резюмирует Стивен Фиш, «администрации Путина и Обамы хорошо знают друг друга и способны эффективно сотрудничать. Наличие общих интересов, в сочетании с хорошими отношениями, сложившимися между лидерами России и США, позволяет предположить, что в американо-российских отношениях все будет нормально».

Многие эксперты, опрошенные корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», высказали мнение, что возвращение в Кремль Владимира Путина (его победу на выборах трудно назвать неожиданной) способно оказать на американо-российские отношения намного меньшее влияние, чем результаты президентской гонки в США.

Судя по всему, кандидатом Республиканской партии станет Митт Ромни, который неоднократно критиковал действия администрации в отношении России.

Дэниел Трисман, профессор политологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (Daniel Treisman, University of California, Los Angeles) поясняет: «Ромни назвал Россию «геополитическим противником США номер один» и пообещал, что в случае победы в борьбе за Белый дом он "перезагрузит перезагрузку". Я ожидаю, что если Ромни будет избран, то произойдет по крайней мере некоторое ухудшение отношений с Россией. С другой стороны, если Барак Обама будет переизбран, то отношения, вероятно, приобретут более прагматичный характер – Обама, возможно, будет реагировать, если против участников продемократических акций в Москве будут применяться насилие. В то же время, у обеих сторон есть основания стремиться к сотрудничеству. США нужна помощь России во время вывода американских войск из Афганистана – как в области логистики, так и в сохранении стабильности в регионе. Режим Путина нуждается в обеспечении экономического роста и не хочет отпугивать инвесторов».

Схожим образом ситуацию оценивает Стивен Фиш: «Если Белый дом захватят республиканцы, может негативно отразиться на отношениях Вашингтона и Москвы, однако, скорее всего, этот негативный эффект будет лишь временным. Митт Ромни возможно способен вернуть эти отношения к менее благоприятному состоянию, в котором они пребывали в течение второго президентского срока Джорджа Буша-младшего. Однако маловероятно, что Ромни сможет или будет заинтересован нанести этим отношениям более значительный урон.

Считается, что высшим достижением политики «перезагрузки» стало подписание договора СНВ-3, который позволил начать крупномасштабное сокращение ядерных арсеналов США и России. Однако без разрешения остается вопрос о развертывании систем Европейской ПРО, которая, как утверждает Россия, угрожает ее возможностям стратегического сдерживания.

Стивен Пайфер, старший научный сотрудник исследовательского Института Брукингса (Steven Pifer, Brookings Arms Control Initiative) сомневается, что Владимир Путин выступит с какими-либо инициативами в сфере ядерных вооружений до окончания президентских выборов в США.

«В Москве полагают, что президент Ромни может проводить иную, чем Обама, политику в области контроля за вооружениями», – говорит Пайфер.

«Аналогичная ситуация и в вопросе о ПРО, – продолжает эксперт. – Москва в последнее время настаивает, чтобы США предоставили ей какие-то юридические гарантии, что система ЕвроПРО не направлена против России, прекрасно понимая, что Сенат никогда не одобрит этого. Однако я напомню, что когда президент Путин вел переговоры с президентом Бушем на эту тему, он никогда не говорил о гарантиях. Поэтому я надеюсь, что этот вопрос может быть снят Путиным, что даст возможность сотрудничества России с НАТО и США в сфере ПРО».

Другие новости политики читайте в рубрике «Политика»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG