Линки доступности

Российские военные на укрепление таджикско-афганской границы не поедут

Неформальный саммит Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), состоявшийся в понедельник в Сочи, был призван согласовать точки зрения стран-членов организации (Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана) по двум важным вопросам: как защитить Центральную Азию от возможных последствий выхода из Афганистана в 2014 году войск коалиции, а также – есть ли у стран-членов ОДКБ единая позиция по ситуации в Сирии.

ОДКБ о сирийском кризисе

Судя по сообщениям о ходе саммита, по Сирии никаких особенных разногласий не возникло: в самом начале пленарного заседания российский президент Владимир Путин сообщил коллегам, что сирийский вопрос должен быть обсужден, и ни у кого это не вызвало возражений.

По итогам обсуждения участники саммита приняли заявление «О ситуации в Сирии и вокруг нее», в котором фактически поддержали все последние заявления Кремля по поводу сирийского конфликта и возможного влияния на этот конфликт извне. В заявлении говорится, что «внешнее, в том числе силовое вмешательство неприемлемо и может привести к еще большей дестабилизации обстановки в этой стране и далеко за пределами региона. Кроме того, любое международное вмешательство в сирийский конфликт в обход Совета Безопасности ООН и в нарушение Устава Организации является противоправным».

В документе говорится, что «государства – члены ОДКБ поддерживают усилия Российской Федерации по урегулированию сирийского кризиса исключительно политико-дипломатическими средствами, выступают за реализацию согласованных в Женеве 12-14 сентября с.г. российско-американских предложений о мерах по сирийскому химическому оружию, исходя из того, что это будет способствовать выполнению общей задачи ликвидации всех запасов химического оружия».

Таджикско-афганская граница

Если тема Сирии возникла на неформальном саммите ОДКБ в связи с последними событиями на Ближнем Востоке, то вопрос о том, что будет с Центральной Азией после того, как войска коалиции уйдут из Афганистана, стоит перед странами-участниками договора уже некоторое время. На майском саммите ОДКБ в Бишкеке уже было принято решении об оказании Таджикистану помощи в укреплении таджикско-афганской границы, теперь же это решение приобрело более четкие практические очертания.

В сообщении пресс-службы Организации говорится, что «на основании запроса таджикской стороны государства-члены ОДКБ в трехмесячный срок с учетом своих возможностей окажут безвозмездную военно-техническую помощь Пограничным войскам Государственного комитета национальной безопасности Республики Таджикистан».

Владимир Путин, председательствовавший на саммите, также прокомментировал вопрос помощи Таджикистану: «Будем учитывать все сценарии развития ситуации, принимать превентивные меры... Договорились разработать целевую программу по обустройству этого участка границы».

Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа пояснил, что дополнительные военные силы в район границы направляться не будут: «Вся суть наших предложений сводится к тому, чтобы оснастить пограничные подразделения Таджикистана, а в количественном отношении их достаточно, все подразделения погранвойск Таджикистана укомплектованы на 100 процентов".

Малашенко: Москва дорожит ОДКБ как внешнеполитическим инструментом

Некоторые эксперты полагают, что решение об укреплении таджикско-афганской границы выгодно всем участникам ОДКБ, но прежде всего — Душанбе и Москве. Политолог из Московского центра Карнеги Алексей Малашенко в интервью Русской службе Голоса Америки выразил уверенность, что Россия только выигрывает от разговоров о неизбежной опасности, грозящей странам Центральной Азии в случае усиления в Афганистане позиций движения «Талибан»: «Естественно, ОДКБ – это инструмент военно-политического влияния России, и она им очень дорожит. Но если мы посмотрим на конкретные действия ОДКБ, то получится, что никому так и не ясно, что это за организация: кроме маневров, кроме чиновников, которые там работают, получается, что это – только вывеска. Верхушка ОДКБ и Россия в первую очередь, как это ни цинично звучит, заинтересованы в том, чтобы существовала некая внешняя угроза, действуя против которой, ОДКБ мог бы заявить о себе как о солидной организации».

«Угроза, могущая служить оправданием существования ОДКБ, может исходить только из одной точки – из Афганистана», – говорит Алексей Малашенко. Таким образом, полагает эксперт, с одной стороны, страны ОДКБ говорят об опасности, грозящей Центральной Азии с юга, с другой — чиновники и политики были бы рады, если бы войска коалиции покинули Афганистан, и угроза для центральноазиатских государств оказалась бы не эфемерной, а требующей действительно большей сплоченности и обращения за помощью к России.

При этом, по словам Малашенко, «талибами пугают очень часто и изображают их той силой, которой они для Центральной Азии не являются. Они будут заниматься внутренними делами, и вряд ли будут способны на то, чтобы бросить все силы на подрыв стабильности в этом регионе».

Дубнов: Таджикская граница действительно нуждается в усилении

Вопрос практического укрепления таджикско-афганской границы изучался странами-членами ОДКБ еще до саммита в Сочи, о чем в интервью Русской службе Голоса Америки рассказал обозреватель газеты «Московские новости» Аркадий Дубнов, внимательно наблюдающий за регионом Центральной Азии уже много лет.

По словам Аркадия Дубнова, «реальная подготовка к последнему саммиту ОДКБ началась в августе, когда в Таджикистан выехала группа представителей пограничных ведомств и оперативников, в первую очередь, из России, которая возглавлялась заместителем генсека ОДКБ Геннадием Невыгласом». Аналитик говорит, что эта группа проинспектировала состояние таджикско-афганской границы и «выявила вещи, которые не выглядят ободряюще при возможности развития пессимистического сценария после ухода коалиции из Афганистана».

Аркадий Дубнов в результате общения с участниками миссии выяснил, что «техническое оснащение этого участка границы оказалось весьма слабым – современного вооружения, снаряжения и оборудования там иногда не хватает, а иногда просто нет, не везде даже есть приборы ночного видения». «Условия службы там достаточно суровые, например, в казармах бывает земляной пол, но это как раз не опасно» – добавляет эксперт.

При этом, как отмечает Аркадий Дубнов, ни Москва, ни Душанбе не заинтересованы в том, чтобы на таджикско-афганскую границу отправились российские солдаты и офицеры: в России еще у многих свежа в памяти афганская война (1979 – 1989), а Таджикистан не готов поставить под сомнение способность руководства страны справиться с угрозой, приглашая военных из России. Тем более, когда речь идет о периоде перед президентскими выборами в Таджикистане, назначенными на ноябрь этого года.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG