Линки доступности

Россия как глобальный игрок

«Мир переходит в другую экономическую, технологическую и геополитическую эпоху», – заявил Владимир Путин, обращаясь к участникам и гостям владивостокского саммита АТЭС. «Этот переход, – предостерег российский лидер, – будет длительным, непростым, а для некоторых и болезненным. Многие привычные подходы подвергнутся переоценке».

О какой же переоценке идет речь?

Условия задачи

Место выступления – российский город-порт на Тихом океане. Случайно ли? «На экономику АТЭС…, – констатировал Путин, – приходится около 55% глобального ВВП, почти половина объемов мировой торговли, около 45% от всех накопленных в мире прямых иностранных инвестиций… Темпы роста в Азиатско-Тихоокеанском регионе несопоставимы с темпами роста других развитых экономик». Впрочем, по словам президента РФ, «это не главное…. Главное – это то, что АТР, как макрорегион, несмотря на известные сложности в глобальной и мировой экономике, все последние 20 лет развивается самыми быстрыми темпами, наращивая финансовый, инвестиционный и научно-технологический потенциал. Такое лидерство требует от нас общей ответственности. Тем более сегодня, когда ситуация в мировой экономике неустойчива».

Эту неустойчивость российский лидер охарактеризовал без околичностей. «В… 2009 году мировая торговля сократилась на 12 процентов. Это самое большое сокращение мировой торговли с момента окончания Второй мировой войны – с 1945 года». Причины? «Это, – подчеркнул Путин, – … прямые последствия обвала финансовых рынков… и плата за всплески протекционистских ограничений».

Погода на завтра

Чего же ждать? Президент РФ исходит из того, что «по темпам роста развивающиеся рынки в ближайшие два десятилетия будут значительно опережать традиционно развитые экономики мира». За этим, по словам Путина, «неизбежно последует и перестройка товарных и финансовых потоков, а это лишь одно из проявлений процессов глобальной трансформации».

Охарактеризовал российский лидер и контуры этой трансформации. «…В период кризисных испытаний импульс получили проекты региональной экономической интеграции, – сообщил Владимир Путин. Оценив это как «позитивный феномен … особенно на фоне объективных сложностей внутри Всемирной Торговой Организации…» (в которую, напомним, недавно вступила Россия).

Где же примеры регионального сотрудничества? По словам президента РФ, это «диалог между крупными региональными структурами, такими, как наш форум АТЭС, НАФТА, ЕЭС или вот рожденное недавно на постсоветском пространстве Единое экономическое пространство». Задача которого, как заявил Путин, – «… стимулировать глобальный переговорный процесс и… формировать расширенные интеграционные пространства… Именно по такому пути, при активном участии России, и развивается евразийская интеграция, пространство свободной торговли в СНГ».

«Мы недавно подписали, – рассказал Владимир Путин участникам саммита АТЭС, – и практически все страны СНГ ратифицировали договор о зоне свободной торговли в СНГ. Также [существуют] Таможенный союз и Единое экономическое пространство…, созданное тремя государствами на постсоветской территории: это Россия, Казахстан и Белоруссия».

«Кстати, – прямо заявил Путин, – здесь, на Владивостокском форуме, наша страна… исходит из консолидированной позиции трёх участников интеграционной тройки – России, Белоруссии и Казахстана. Мы… уже сейчас работаем с партнёрами над созданием Евразийского экономического союза, а это ещё более высокая степень интеграции с передачей большего числа функций на наднациональный уровень… Мы хотим создать мощный центр регионального развития. Более того, будущий Евразийский экономический союз может стать таким фактором связки между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом».

Об этой «связке» российский президент говорил во вполне конкретных выражениях: «Идут переговоры по соглашению о свободной торговле между Таможенным союзом и Новой Зеландией. Подготовлен совместный доклад о возможности начать аналогичный процесс с Вьетнамом…Мы уверенно расширяем своё экономическое присутствие в регионе…»

Какие же направления объявлены приоритетными? «Повышение эффективности и надёжности логистических цепочек» посредством применения космических технологий. («К примеру, оснащение транспортных узлов и коридоров системой глобальной космической навигации – ГЛОНАСС».) «Россия, – обещал президент РФ, «… будет вносить значительный вклад в стабильность поставок продовольствия… Сейчас… наш экспортный потенциал – где-то 15, а то и 20 миллионов тонн зерна. А, по оценкам специалистов, к 2020 году наша страна будет ежегодно производить 120–125 миллионов тонн зерна, и это увеличит её экспортные возможности примерно до 30–35, может быть, 40 миллионов тонн».

Говорил Путин и об энергетике – в том числе и в международном масштабе: «Россия, как один из ведущих и, подчеркну, надёжных мировых поставщиков энергоресурсов способна сыграть… одну из ключевых ролей. За последние годы мы реализовали несколько знаковых для региона проектов… Мы сейчас осуществляем целый ряд проектов, в том числе в Азии, мы строим атомные электростанции в Китайской Народной Республике. Наши китайские друзья… удовлетворены качеством продукта…»

Вызовы современности и уроки истории

Последние высказывания российского президента – в том числе и нарисованная им картина предстоящей «глобальной трансформации» – вызвали диаметрально противоположные оценки. По мнению Марка Катца – профессора государственного управления и политики в Университете Джорджа Мэйсона, «заявления Путина об увеличении экспорта зерна, о том, что страны АТЭС могут положиться на Россию в вопросе поставок энергоносителей, а также о том, что Россия готова работать с президентом США, кто бы ни стал победителем на предстоящих в ноябре выборах (несмотря на негативные высказывания Ромни о России), – все это является индикатором того, что президент России намерен проводить прагматическую политику, которую можно свести к принципу: «жить самим и давать жить другим». «Такой подход резко отличается от более воинственных заявлений Китая о политике в отношении соседних азиатских государств и США», – считает Марк Катц.

У Ирины Павловой – историка и политолога из Бостона – другое мнение. «Выступление Владимира Путина на Деловом саммите АТЭС, – считает Павлова, – это очередная заявка на роль России, как глобального игрока в этом регионе». «Причем, – подчеркивает аналитик, – не просто России, а России как центра Евразийского Союза».

«На мой взгляд, – продолжает Ирина Павлова, – глубоко неправы те критики, которые представляют Кремль только в имидже воровской власти и упорно отказывают его представителям в наличии собственных представлений о месте России в мире на том основании, что они держат свои капиталы на Западе и т.д. Это – не просто упрощение, а нежелание перейти к трезвому анализу действий российской власти. Не только сама речь Путина, но и его ответы на вопросы не оставляют сомнения в амбициозности российского руководства и его заявки на глобальную роль в мире. Цель – расширить границы своего влияния в мире, сделать Россию центром сбора всех антизападных сил и таким образом (это, конечно, не говорится вслух) фундаментально ослабить США. Нынешние обитатели Кремля прекрасно помнят об их роли в распаде Советского Союза и не оставляют в своих планах идею реванша. Причем эти амбициозные цели предполагается достичь в расчете на активное использование иностранных капиталов, прежде всего Китая, как, собственно говоря, было в России и в 1930-е годы, когда, по словам Путина, был сделан " мощный рывок в модернизации".

Нынешняя обстановка экономического кризиса играет на руку российской власти так же, как это было в тридцатых годах, когда США переживали период Великой депрессии».
  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG