Линки доступности

Игры с границами и «крепостное право» на независимость

Страх - был первой реакцией на слова российского премьера о возможности присоединения Южной Осетии к России, - сказал «Голосу Америки» Валерий Дзутцев, эксперт аналитического центра Джеймстаунский фонд (The Jamestown Foundation) и этнический осетин.

«В устах Владимира Путина фраза «если будет воля осетинского народа» звучит: «какую волю мы захотим от осетинского народа, такую и получим» - и это, конечно страшно, потому что никакого референдума не будет, а будет, как мы уже хорошо знаем - крепостное право и фальсификация такого результата, который нужен», - опасается Валерий Дзутцев.

Вместе с тем, эксперт полагает, что высказывание российского премьера не представляет «далеко идущие стратегические планы», а является всего лишь – «не имеющим под собой реальной почвы ответом на резолюцию Сената США о поддержке территориальной целостности Грузии».

Американский политолог Пол Гобл также скептический оценивает возможность присоединения Южной Осетии к России. Эксперт сказал «Голосу Америки», что не верит в реализацию заявления Владимира Путина.

«Решение Москвы абсорбировать Южную Осетию может поднять слишком много вопросов о намерениях России, и не только по отношению к Кавказу. Возникнут вопросы, которые правительство России не хотело бы услышать никогда. К примеру, активизируются подозрения о том, что Кремль в полной мере причастен к подготовке и осуществлению событий 1991 года», - отмечает Пол Гобл.

Существование на Кавказе независимых Абхазии и Южной Осетии - уже достаточно серьезный раздражающий фактор для сепаратистов в республиках Северного Кавказа, - полагает Валерий Дзутцев.

Эксперт напоминает, что признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии стало для Кавказа «сильнейшим потрясением, оказалось, так легко перекроить государственные границы и объявить республики свободными - и это на фоне жестокого подавления сепаратистских настроений на Северном Кавказе».

Тем не менее, уверен Дзутцев, присоединение Южной Осетии к России может стать для Кавказа «гораздо большим потрясением».

Игры с государственными границами

«Вероятность путинского сценария, конечно, становится более реальной, если произойдет рост конфронтации между Россией и Западом», - заключает Валерий Дзутцев.

Пол Гобл подвергает сомнению подобное развитие событий: «Я полагаю, что в Москве возобладает разум, и это присоединение не произойдет в ближайшее время». Причины неубедительности сценария Владимира Путина, по мнению Пола Гобла, не только в угрозе появления неприятных вопросов о прошлой роли России, но и в будущих интересах страны, которые окажутся под серьезной угрозой, в случае, если Владимир Путин решит продолжить «игры с государственными границами».

Во-первых, у Москвы возникнут серьезные проблемы с такими важными соседями по Кавказу, как Азербайджан и Армения, не говоря уже о Грузии.

«Любое изменение границ на Кавказе с участием России вызовет в умах людей в Ереване и в Баку мысли о возможности изменения границ между Азербайджаном и Арменией - ведь Россия одна из ключевых членов ОБСЕ, и обязана соблюдать соглашение о неприкосновенности границ», - напоминает Пол Гобл.

Второй фактор - Абхазия, которую, по мнению Гобла, заявление Путина встревожило не меньше, чем Южную Осетию: «Невозможно отрицать, что у Абхазии имеется ряд характеристик, которые присущи государству, чего нельзя сказать о Южной Осетии. Очевидно, что абхазы совершенно не хотят быть объектом притязаний России - они хотят быть независимой страной. Заявление Владимира Путина воспринимают в Абхазии как угрозу их независимости тоже, и конечно это только активизирует отчаянные попытки абхазов найти поддержку вне России».

Третий фактор - внутренний, но не менее значительный для внешнеполитического имиджа России - способность российского правительства провести безопасные Олимпийские Игры в Сочи в 2014 году: «Игры российского правительства с границами создадут такой хаос, при котором Олимпиада в Сочи станет абсолютно невозможной, даже если смотреть с точки зрения безопасности, без учета других факторов», - полагает Пол Гобл.

Глас народа

Реакция властей Южной Осетии на заявление российского премьера в какой-то мере усиливает опасения Валерия Дзутцева о «крепостном референдуме».

Глава республики Эдуард Кокойты заявил российскому агентству «Интерфакс», что «...народ Южной Осетии исторически ориентирован на Россию» и «неоднократно высказывался за самые тесные отношения с Москвой», а республика нацелена «на максимальную интеграцию с Россией».

Заверения Кокойты поддержал и спикер парламента Южной Осетии Станислав Кочиев, заявивший российским СМИ: «Мы, со своей стороны, готовы войти как в Союзное государство Белоруссии и России, так и непосредственно в состав России в качестве субъекта Федерации».

Кокойты, впрочем, о вхождении в качестве субъекта РФ не говорил, он даже поставил одно условие - войти в состав союзного государства, если Беларусь признает независимость Южной Осетии.

О других событиях в бывших республиках СССР читайте в разделе «СНГ и регионы».

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG