Линки доступности

Нашумевшие картины становятся доступны и российскому зрителю.

Не смотря на опасения организаторов правозащитного кинофестиваля «32 мая», что офис петербургского отделения партии «Яблоко» тоже может подвергнуться внезапной проверке пожарной инспекции или санитарно-эпидемиологической службы, открытие кинофорума все-таки состоялось.

Сидячих мест в небольшом зале офиса на Шпалерной улице на всех делающих не хватило, и зрителям, пришедшим к самому началу мероприятия, пришлось стоять почти пять часов. Впрочем, никто не жаловался на неудобства, и все пришедшие на открытие фестиваля, остались до конца.

Из-за того, что первая попытка открытия фестиваля оказалась безуспешной (пожарная инспекция не разрешила проводить массовые мероприятия на Площадке «Скороход» ) во вторник была показаны сразу два документальных фильма: «Игры Путина» о подготовке к зимней Олимпиаде в Сочи и «Показательный процесс: История Pussy Riot» о трех участницах известной панк-группы.

Советские стереотипы

Первоначально авторы документальной ленты «Игры Путина» предполагали дать ей название «Путинская Олимпия». Однако против этого решительно возражали чиновники МОК, которые наотрез отказались давать какие-либо комментарии перед камерой. Зато свое согласие на беседу с авторами фильма дали мэр Сочи Анатолий Пахомов, почетный президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев, знаменитый хоккеист, бывший руководитель Федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеслав Фетисов и ряд других VIP-персон.

Например, Тягачев рассказывает, что идея провести зимнюю Олимпиаду в субтропиках возникла у Путина после совместного с ним катания на горных лыжах по склонам гор вблизи Сочи. Фетисов, говоря о российской заявке в МОК, обмолвился, что это была «авантюра сама по себе». А перед решающим голосованием в Гватемале он подошел к тогдашнему председателю Международного олимпийского комитета Жаку Рогге и сказал, что если Сочи не получит права проведения Олимпийских игр, это будет означать «что у России – плохой президент, плохой министр спорта и так далее».

Что же касается Анатолия Пахомова, то он рассказывал о всенародной поддержке жителями Сочи строительства олимпийских объектов, одновременно помогая старушке подняться на крыльцо ее дома.

Правда, эти кадры перемежались откровениями тех сочинцев, которых выселили из квартир, потому что земля под их домами предназначалась для новой дороги в Красную поляну. И рассказами бизнесменов, которым приходилось платить «коррупционный налог» в управление делами президента.

Фильм сопровождается закадровыми комментариями на английском языке, и ведущему попутно приходится объяснять западному зрителю значение таких слов, как otkat и raspil.

Сопродюсер «Игр Путина» Саша Клейн сказал, что на него особое впечатление произвел рассказ одной пожилой женщины о том, в каких условиях после выселения приходится жить ей самой и ее семье. Однако, узнав, что она беседует с журналистами, женщина тут же изменила тон разговора, сказав: «ну, если все это нужно для Олимпиады, то мы потерпим».

По мнению кинематографиста, это свидетельствует о том, что советский стереотип «не государство для человека, а человек для государства» оказался чрезвычайно живучим.

Одна из зрительниц фильма, представившаяся просто как Петрова, заметила, что у нее при просмотре «Игр Путина» возникла ассоциация с повестью Андрея Платонова «Котлован», поскольку прокладка дорогостоящей трассы в Красную поляну, это такое же «строительство в никуда».

В обсуждении принимал участие и английский режиссер-документалист Майк Лернер. Он упомянул берлинскую Олимпиаду 1936 года и отметил, что тоталитарные режимы всегда используют подобные мероприятия для укрепления международного имиджа. В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Лернер отметил, что фильм «Игры Путина» ему очень понравился.

На уточняющий вопрос, сохраняется ли картина свою актуальность спустя несколько недель после окончания сочинских Игр, он ответил: «Я не думаю, что фильм в чем-то устарел. Он говорит о вещах, которые знать необходимо, хоть и очень тяжело. Фильм важен для зрителей и в России, и во всем мире, чтобы понять, что случилось с экологией в Сочи, и как были возможны финансовые махинации при строительстве олимпийских объектов».

«Искусство ставит проблемы»

На фестивале «32 мая» состоялась и российская премьера документального фильма «Показательный процесс: История Pussy Riot», одним из режиссеров которого является Майк Лернер. По словам режиссера, в других городах, включая Москву, дистрибьюторы, с которыми велись переговоры, отказывались прокатывать ленту на такую рискованную тему.

В фильме есть и репетиция панк-молебна в храме Христа Спасителя, и съемки самого молебна, распространявшиеся в Интернете. Интервью с родителями Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич, и откровения так называемых «православных активистов», сожалеющих о порядках XVI века, «когда ведьм сжигали на кострах».

Авторы фильма предоставляют слово адвокатам арестованных участниц группы Pussy Riot и тем, кто представляет интересы «пострадавшей стороны» – прихожанам храма, посчитавшим, что их религиозные чувства были оскорблены.

Фильм, снятый в середине прошлого года, заканчивается освобождением Самуцевич и сообщением о том, что Толоконникова и Алехина по-прежнему находятся в колонии. Ведущий библиограф Российской национальной библиотеки, литературный и кинокритик Никита Елисеев оценивает оба фильма, как произведения искусства, к которым не подходит определение «актуальность».

В разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Елисеев заметил: «Искусство ставит некую проблему, а решает эту проблему каждый человек по-своему». При этом документальное кино, вторгаясь в сферу искусства, неизменно перенимает его черты, поскольку возвышается над обыденностью и показывает обычного человека в экстраординарных обстоятельствах.

Украинский вопрос

Зрители, собравшиеся в офисе партии «Яблоко» спрашивали зарубежных документалистов, нет ли в их ближайших планах намерения снять фильм об украинской революции?

Саша Клейн в ответ заметил, что сейчас в Украине много работы для репортеров, которые фиксируют происходящее. А для того, чтобы снять полноценную картину о Майдане, нужно осмыслить исторический опыт самой Украины и ее взаимоотношения с соседними странами. На это, по мнению продюсера, может уйти от нескольких месяцев до нескольких лет. А до тех пор можно накапливать репортажные материалы и готовить исторический анализ всех ключевых событий.

«Наша задача – разобраться в тенденциях, а не отображать происходящее», – подытожил Саша Клейн.
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG