Линки доступности

Кремлевские политтехнологи видят в сегодняшнем мире все больше параллелей с 1930-ми

«Какую Россию мы хотим построить» – так в черновиках послания президента Федеральному собранию, оказавшихся в распоряжении «Новой Газеты» и опубликованных четырнадцатого сентября, кремлевские спичрайтеры сформулировали вопрос, ответить на который предстоит политическому руководству РФ. Итак, страна, по мнению авторов этого документа, еще не построена. Каков же план действий?

Текст и контекст

Модернизация – вот главная задача. Понимаемая как «комплексное обновление всей экономики, инфраструктуры и социальной сферы», включая преодоление экономической «однобокости» и поиск «стимулов инновационного и технологического развития». Предполагающие и должное политическое обеспечение, причем в масштабах всего постсоветского пространства.

«Собирание земель» – так определяется в документе стратегия России на постсоветском пространстве. Конспективно названы и основные этапы этого процесса: «Создание Евразийского экономического союза и в перспективе – Евразийского Союза… включая единый паспортно-визовый контроль, (в перспективе – общая валюта?... Мы пойдем дальше европейцев? Будущее наднациональных органов».

В каком же глобальном контексте этим наднациональным органам придется работать? «Ситуация в мире – ухудшается», – констатируют авторы документа. Уточняя: «Противоречия накапливаются и могут последовать попытки разрешить их силовым путем…Все больше прямых аналогий с предвоенным периодом 20-30 годов прошлого века… На карте мира становится все меньше суверенных государств и все больше зависимых "протекторатов" и зон нестабильности.

Имитация демократии и профанация выборов – на примере целого ряда «постреволюционных» и «освобожденных» стран…. Под разговоры про свободу слова… – усиливающийся контроль за глобальным информационным пространством… подавление и шельмование любого инакомыслия… Пример – доминирование над Интернетом со стороны США».

Главе государства спичрайтеры рекомендуют поставить в своем послании вопрос: «Кто – следующий. Кого будут демократизировать – да так, что камня на камне не останется?» Обозначен и желательный тон президентского выступления – максимально жесткий. И, наконец, высказано пожелание: «Подчеркнуть, что вся работа по реализации задач указов будет находиться под личным контролем президента».

Глазами историка

Итак, зачем – и почему именно сейчас? Отметим, что пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков не замедлил дезавуировать публикацию «Новой газеты», уверяя, что «это даже далеко от черновиков», а «лишь наброски идей, и таких документов тысячи».

«Великодержавные амбиции и антизападничество», – так охарактеризовал политическую философию сегодняшней российской элиты бывший политзаключенный и член политсовета петербургского отделения движения «Солидарность» Александр Скобов. «Правда, – оговаривается публицист, – антизападничество это скорее показное. И все же выражающееся в иррациональном «крышевании» самых одиозных антизападных режимов». «Они завидуют всем этим диктаторам, – сказал Александр Скобов корреспонденту «Голоса Америки», – поскольку все-таки не могут себе позволить действовать, как действуют те».

Откуда такая двойственность? «Дело в том, что это – режим бонапартистского типа, – считает Скобов. – Т.е. режим, лавирующий между интересами различных социальных групп. Служащий интересам успешного меньшинства, но прикидывающийся защитником интересов обездоленного большинства».

«Его эклектическая идеология, – продолжает Скобов, – сочетание идей авторитарной модернизации с идеями русских консерваторов об особом русском пути, о принципиальном отличии России от Запада». «В этом, – уточняет публицист, – нынешние идеологи смыкаются с кондовыми российскими охранителями девятнадцатого века – Уваровым, Победоносцевым и монархистами-черносотенцами».

Историк Ирина Павлова подобной двойственности в сегодняшнем российском режиме не усматривает. «Опубликованный «Новой газетой» документ, – сказала она в интервью Русской службе «Голоса Америки», – еще одно подтверждение того, что Кремль ориентируется на сталинскую модель развития. Даже фраза – какую Россию мы (т.е. власть) хотим построить – это калька со сталинского «строительства социализма в одной, отдельно взятой стране», что предполагает действия «сверху», со стороны государственной власти».

«Вот уже много лет, – продолжает историк, – я пытаюсь донести до общественности, что Путин и его окружение выбрали для страны именно сталинскую модель развития – сталинский тип власти, сталинское великодержавие во внешней политике, сталинский тип модернизации».

Правда, разделяют это мнение далеко не все. «Нет, говорят, нет у них никакого видения развития страны! Дескать, Путин – вор, и все тут, – так Павлова характеризует тиражируемые интеллектуальным мейнстримом представления о путинской России. – А сравнение со Сталиным, по мнению неодинокого в этом издателя и переводчика А. Солженицына Никиты Струве, это «совершенно умопомрачительная ложь».

Дело в том, убеждена Ирина Павлова, что сама сущность сталинизма российским обществом по-настоящему еще не осмыслена: «Дезориентированному обывателю все эти годы, с одной стороны, навязывали образ Сталина – великого государственника, модернизатора, строителя Державы, а с другой – внушали, что Сталин – это лагеря, репрессии, голод». «Я помню, – рассказывает историк, – программу «Именем Сталина» на либеральном «Эхе Москвы». Там было все, что угодно, не было только одного – объяснения механизма сталинской власти, типа сталинской модернизации и великодержавия как принципа внешней политики!»

По мнению Павловой, об этих-то постоянных величинах – механизме власти, модернизации сверху и великодержавии – давно пора задуматься. Разумеется – не упуская из виду и очевидных различий между веком нынешним и веком минувшим. Состоящих, в частности, «в том, что в наши дни (прибегая к формулировке Глеба Павловского) можно создавать ситуацию полного помрачения в обществе» и без массового насилия.

А принуждение к труду, без которого сталинская модель немыслима? «Сегодня, – признает аналитик, – в отличие от сталинских времен, нет крестьян как дармовой рабочей силы для модернизации. Но зато есть мигранты. Мало того, есть, как и при Сталине, иностранные капиталисты, готовые строить в России. А главное – есть Власть. А вот чего нет, так это по-настоящему независимых сил в обществе, способных выступить с альтернативным сценарием».

Погода на завтра

Что же касается сценария, разыгрываемого властью, то, по мнению московского политолога Дмитрия Шушарина, некоторые его детали помогает понять еще одна недавняя утечка информации: «анонимная публикация о коррупции в министерстве иностранных дел. С немалой вероятностью указывающая на возможные изменения во внешнеполитическом ведомстве. «Российский МИД, – уточняет Шушарин, – может вскоре возглавить человек типа Рогозина». Подчеркивая: «После назначения министром культуры Мединского это выглядит вполне вероятным». И напоминая: «В сталинской России тоже случались прецеденты резкой смены курса – например, когда Литвинова поменяли на Молотова…»
  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG