Линки доступности

«Разногласия в тандеме Путин-Медведев носят символический характер»


Дмитрий Медведев и Владимир Путин

Дмитрий Медведев и Владимир Путин

Американский профессор о прошлом и настоящем российской политики

Кто в российском тандеме сильнее и влиятельнее – президент Медведев или премьер-министр Путин? Способен ли Дмитрий Медведев отправить в отставку правительство и его главу? Как Россию воспринимают на Западе? На эти и другие вопросы отвечает профессор Корнелл-колледжа в штате Айова Роберт Гивенс. Профессор Гивенс – доктор исторических наук, его специализация – история России, которую он преподает своим студентам в Айове. Он часто приезжает в Санкт-Петербург, где общается со своими российскими коллегами, а также со студентами факультета международных отношений СПбГУ.

Во время нынешнего визита профессора Гивенса в Санкт-Петербург с ним встретилась корреспондент «Голоса Америки» Анна Плотникова.

Анна Плотникова: Профессор Гивенс, верно ли утверждение, что на протяжении всей своей истории российский народ всегда поддерживал сильных деспотичных властителей, а либерально настроенные лидеры государства неизменно терпели поражение?

Роберт Гивенс

Роберт Гивенс


Роберт Гивенс: Конечно, существует и такая точка зрения. Но ведь были в российской истории и те, кто не являлся по своей сути реформатором, но тем не менее пытался внести в политическую жизнь страны элементы парламентаризма. То есть создать законодательный орган западного образца. Конечно, в дореволюционной Думе было много недостатков, но эта система разделения власти просуществовала несколько лет в непростых политических условиях.

А если мы обратимся к постсоветскому периоду, то это была очень «пестрая» история. Здесь был и конфликт Верховного Совета с Ельциным, и попытки коммунистической фракции в Думе отправить президента в отставку. Однако именно в это время имела место попытка создания нормальной конституционной системы с функционирующим законодательным органом.

Кто главный в российском тандеме?

А.П.: В последние годы в России сложилась уникальная ситуация. До этого в стране всегда был один лидер, а сейчас Россией управляют и президент, и премьер-министр. Действительно ли страной правит тандем, либо же власть, как и прежде, находится в одних руках?

Р.Г.: Кто в российском тандеме сильнее и влиятельнее? На самом деле на этот вопрос не так просто ответить. Конечно, распространено мнение, что Россией все еще управляет Путин. Но все-таки президентом является Медведев, и у него по конституции есть право баллотироваться на второй срок.

А.П.: Значит, вы такую возможность допускаете. Но ведь это может произойти только в том случае, если Путин не выставит свою кандидатуру против или вместо Медведева.

Р.Г.: А Путину, как мне кажется, и не нужно участвовать в выборах. У него, как у человека, возглавляющего правительство, и так достаточно власти. Кроме того, в России есть большая партия – «Единая Россия», – лидером которой является опять же он. Учитывая все это, трудно ожидать, что положение Путина в ближайшее время может как-то ухудшиться. Ведь формально ему совсем не обязательно становиться главой исполнительной власти, чтобы управлять страной.

А.П.: То есть вы считаете, что у Путина и сейчас есть все рычаги власти…

Р.Г.: Да, и формальные, и неформальные рычаги. Он же, кроме всего, считается «лидером нации».

А.П.: А вам, наблюдая за ситуацией в России со стороны, видны какие-то трения между участниками так называемого «властного тандема»?

Р.Г.: Да, о конфликтах между российским президентом и премьер-министром часто пишут в газетах. Дескать, Медведев хочет проводить реформы, а Путину важнее стабильность в стране. Но я считаю, что эти разногласия носят чисто символический характер. Хотя среди тех, кого можно условно назвать «командой Медведева», желание бороться с коррупцией все-таки заметнее, чем в окружении Путина.

«Успех Медведева зависит от его предвыборной программы»

А.П.: Среди политологов бытует термин «прогрессивный автократ» – для обозначения тех лидеров, которые проводят необходимые реформы в своих странах, пользуясь недемократическими методами. С вашей точки зрения как специалиста по российской истории, сейчас в России больше прогресса или авторитаризма?

Р.Г.: Я буду говорить не как «специалист по России», а как человек, несогласный с практикой так называемой «управляемой демократии», при которой доминирует одна политическая партия во имя сохранения стабильности. Путин исподволь противопоставляет ельцинские 90-е годы, когда было больше свобод, но меньше того, что он называет «порядком», и период своего президентства, когда Дума стала «не местом для дискуссий».

Я считаю, что такое сравнение или противопоставление неправильно! Ведь в 90-е годы было очень трудно создавать новую систему государственного управления с самого начала. Я уже говорил, что в период правления Ельцина были ошибки, было некоторое ослабления правительственной системы, но я не поддерживаю точку зрения «силовиков», которые считают, что авторитаризм – единственно возможная система власти в России.

А.П.: Профессор Гивенс, можете ли вы представить себе ситуацию, когда Дмитрий Медведев сошлется на свое конституционное право отправить все правительство страны во главе с премьер-министром в отставку?

Р.Г.: Сейчас представить себе такую комбинацию весьма трудно. Хотя я понимаю, что любой политический прогноз рискован. Я разделяю мнение, что сейчас Медведев политически слабее Путина. Поэтому какими должны быть условия, чтобы возникла ситуация, которую вы описали? Честно говоря, мне трудно сейчас ответить на этот вопрос.

А.П.: А если Дмитрий Медведев примет решение избираться на второй срок и выиграет кампанию? Тогда ведь правительство в полном составе уходит в отставку в ожидании того, что вновь избранный глава государства представит Думе нового премьера для формирования нового кабинета министров. Воспользовался бы, по-вашему, Медведев этой ситуацией?

Р.Г.: Я допускаю, что Медведев выставит свою кандидатуру. Он пока ничего не говорил на этот счет, но ведь и не отказался от намерения баллотироваться. Все дальнейшее будет зависеть от его избирательной программы и от того, какие обещания он будет давать российскому народу во время избирательной кампании, какова будет его «политическая платформа».

Я не ожидаю, что так называемые «олигархи» станут его оппонентами. Но если он не скажет ничего конкретного в своей программе нового президентства относительно улучшения социального положения людей, это сильно ослабит его позиции. А в отношении отставки Путина – опять же, это будет зависеть от пожеланий народа.

Имидж России на Западе: страна криминала и коррупции

А.П.: Сторонники Путина как в России, так и на Западе (в частности, члены клуба «Валдай») ставят ему в заслугу то, что в годы его правления страна, что называется, «встала с колен», вернула престиж во внешнем мире и проводит независимую политику. Как видится ситуация в России тем, кто не входит в так называемый «кремлевский пул экспертов»?

Р.Г.: Мое мнение основано не на данных социологических опросов, а исключительно на газетных публикациях и на фильмах, которые смотрят западные зрители. И у них складывается впечатление, что Россия – крайне коррумпированная и криминализованная страна. Там, кстати, фигурирует много «преступных элементов» российского происхождения, которые и создают впечатление о своей стране за рубежом. И это впечатление очень сильное!

А.П.: Профессор Гивенс, но вы сами довольно часто бываете в России и можете сказать – справедливо такое мнение или нет?

Р.Г.: Довольно сложно дать однозначный ответ. Для человека, который ходит по улицам российских городов и не встречается с криминальным элементом, а тем более – с коррупцией, подобный имидж страны не кажется соответствующим действительности. Но с другой стороны, мы постоянно слышим обо всем этом. И русские сайты в Интернете полны фактов о криминалитете и коррупции.

Недавно я интересовался ситуацией о ЕГЭ (едином государственном экзамене) в России. Я стал читать различные статьи, и в них часто описывались случаи коррупции в российских вузах. И я могу сказать, что для американцев подобная ситуация удивительна. Это – исключительно свойство современной России. Может быть, поэтому я стал больше поддерживать стремление Дмитрия Медведева бороться с коррупцией. Конечно, может быть, со стороны Медведева подобные заявления лишь показуха, но от Путина я не слышал даже подобных намерений.

А.П.: В путинском окружении есть люди, которые утверждают, что на самом деле никакая модернизация России не нужна, и в качестве аргумента приводят горбачевскую «перестройку» и «ускорение», которые, с их точки зрения, и привели к распаду СССР. Эти люди считают, что России достаточно продавать на Запад свои природные ресурсы, а взамен покупать современные образцы хай-тека. С вашей точки зрения, есть ли перспектива у подобного рода политики?

Р.Г.: Ну, это было бы нормально, если бы у России нефть и газ были в неограниченном количестве, и если бы цена на них была стабильной и не подверженной падениям. Но ведь в действительности это не так! И если просто пользоваться доходами от продажи ресурсов, не проводя структурных изменений в экономике, это поставит страну в крайне сложное положение.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG