Линки доступности

Клиффорд Гэдди и Фиона Хилл выпустили в свет новую книгу о российском лидере

Политики нередко меняют обличья, но Владимир Путин перещеголял всех, утверждают сотрудники вашингтонского Института Брукингса Клиффорд Гэдди и Фиона Хилл в новой книге «Путин: оперативник в Кремле» (Mr. Putin: Operative in the Kremlin). Третий президентский срок Путина озадачил – не только Госдепартамент, но и вашингтонских экспертов по России – заставив их задуматься над вопросом: как повлияет эта новая «рокировка» на американо-российские отношения?

Впрочем, констатируют авторы, без ответа остается и старый вопрос – кто вы, мистер Путин? И в частности – потому, что личная жизнь российского президента тайна за семью печатями, а его официальная биография, по существу, сконструирована им самим.

Наша задача cостояла в том, чтобы пересмотреть уже известную информацию о нем, и добавить контекст. Никто не знает, чем он занимался в КГБ – но мы можем рассказать о том, чем в те годы занимался КГБ. А также о том, что происходило в Дрездене, когда Путин был там. Нам казалось, что Путина не понимают, считая его человеком без лица. И когда он вырвал это кресло из под Медведева, мы решили, что написать эту книгу необходимо
Как подчеркнул Клиффорд Гэдди, новой секретной информацией авторы книги не располагали. «Наша задача, – уточнил Гэдди, – состояла в том, чтобы пересмотреть уже известную информацию о нем (Путине – Н.М.) – и добавить контекст. Никто не знает, чем он занимался в КГБ – но мы можем рассказать о том, чем в те годы занимался КГБ. А также о том, что происходило в Дрездене, когда Путин был там. Нам казалось, что Путина не понимают, считая его человеком без лица. И когда он вырвал это кресло из под Медведева, мы решили, что написать эту книгу необходимо».

По словам Гэдди и Хилл, российский лидер напоминает им мистера Бенна – героя британского мультфильма, каждый день принимающего новое обличье и переживающего приключения, обусловленные новым костюмом. Иногда у Путина случаются промахи – к их числу, по мнению авторов книги, можно отнести попытку Путина выступить в роли пожарного во время пожаров летом 2010-го – она выглядела как насмешка над пострадавшими.

Однако помимо постоянной смены костюмов – подводника, спортсмена, героя боевика и так далее – в личности российского лидера уживаются не менее шести различных элементов: образов, усвоенных им в разное время – но до того, как он оказался в Кремле. А именно: борец за выживание, аутсайдер, оперативник, поборник свободного рынка, государственник, историческая личность.

Эти-то личины Владимира Путина, согласно концепции авторов, и диктуют ему его политику. До 2012-го года они помогали российскому лидеру выжить, продвинуться по карьерной лестнице, стабилизировать Россию. Однако, подчеркивают Гэдди и Хилл, к 2012 году тот же набор качеств стал его ахиллесовой пятой.

Некоторые личины, считают авторы книги, явно противоречат друг другу: так, Путин-оперативник едва ли гармонирует с Путиным – приверженцем свободного рынка, поскольку Путин-оперативник стремится контролировать олигархов. При этом опыт Путина-сторонника свободного рынка, констатируют Гэдди и Хилл, достаточно ограничен: российский лидер, по их мнению, не знает реального пути к либерализации экономики. Против Путина-сторонника свободного рынка работает и Путин-борец за выживание, причем не только свое, но и России.

Между тем стремление копить ресурсы «на черный день» тормозит экономическое развитие страны. Да и государственнику, по мнению аналитиков, нелегко ужиться с «исторической личностью»: государственник выстроил слабую, по сути дела, систему, включая вертикаль власти, – и поступил так именно потому, что она замкнута на нем самом. «Он, – полагают политологи, – Брежнев, а не Бобков, царь, а не Бенкендорф или Чичерин».

Замкнув государственную систему личной власти, Путин, по мнению авторов, загнал себя в ловушку, поскольку рост благосостояния в России приведет к увеличению среднего класса, которому не нравится, когда им манипулируют. В результате, продолжают Гэдди и Хилл, крайним окажется «незаменимый лидер». При этом изменить систему Путин не может; он не в состоянии «даже» искоренить коррупцию – ведь обеспечить лояльность чиновников принято с помощью компромата.

В книге Гэдди и Хилл цитируется статья из журнала New Yorker о «новых декабристах» – молодых россиянах, которых не устраивает перспектива провести шесть-двенадцать «самых творческих и продуктивных лет жизни в тени одного и того же человека – сколько бы обличий у него ни было».

По мнению авторов книги, перед выборами-2012 российский лидер просчитался: в Кремле недооценили факт недовольства Путиным. «Несмотря на все израсходованные (на выборы) деньги и невзирая на отсутствие реальных соперников, конечный результат Путина был менее 64 процентов голосов.

В других ситуациях это могло бы быть завидным результатом, но это было не то, на что рассчитывали в Кремле», – утверждают аналитики, напоминая, что в 2004 году Путин получил 72 процента голосов». Упоминают они и о другом: при 99, 76 процентах голосов, полученных в Чечне, в российской столице на его долю пришлось менее 47 процентов.

В отличие от демонстраций в Западной Европе, на улицы центральных городов России вышли с демонстрациями протеста представители среднего класса, «который появился благодаря процветанию и стабильности 2000-2012, т.е. путинского периода». А протестовали они против несоответствия их экономического статуса путинской политической системе.

И, поскольку Путин является государственником, вдобавок лишенным таланта общения, без которого немыслим реальный политик, которому приходится завоевывать голоса различных групп населения, он неспособен вести диалог с теми элементами общества, что недовольны его правлением. Путинский лексикон и грубоватые шутки в советском стиле непонятны новой городской элите и даже и коробят ее.

«За все время его пребывания у власти он последовательно стремился к восстановлению российской государственности, т.е. к достижению цели, обрисованной в его речи в декабре 1999-го года», – отмечают авторы книги. Владимир Путин не разработал новой политической программы для меняющейся России, и после очередной «рокировки» ему, по их мнению, придется занимать по преимуществу оборонные позиции.

Демонстранты, которых интересовало, что он делает сегодня и собирается делать завтра, отвергли исторические примеры, используемые им в качестве обоснования своей политической программы.

«Для растущего класса городских профессионалов, особенно в Москве, манипулирование политикой и прессой, политические инсценировки, фальсификация парламентских выборов в декабре 2011-го выглядели как оскорбление: они стремились к тому, чтобы к ним относились как к полноценным гражданам современной европейской страны», – так характеризуют нынешнее умонастроение в России авторы нового исследования.

По словам Гэдди и Хилл, политику Путина по отношению к собственной стране можно охарактеризовать как своеобразную игру в «гляделки» – кто первый моргнет? «Он, – подчеркивают аналитики, – не оставляет демонстрантам выбора кроме как поддаться на его шантаж – или пойти на революционную смену режима». Результатом чего, считают политологи, могут стать либо политические реформы, либо новая Смута.

Наилучший, по мнению авторов книги, совет можно позаимствовать из того же британского мультфильма о мистере Бенне: когда очередное приключение переодетого героя подходит к концу, появляется владелец магазина (каждый день выдающий ему костюмы) и говорит: «Пора уходить, сэр».

По окончании презентации книги, состоявшейся в вашингтонском Институте Брукингса, Фиона Хилл побеседовала с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

В первую очередь она подчеркнула, что книга написана двумя историками, стремившимися не судить ее героя, но быть объективными по отношению к нему. «После прихода к власти, – констатировала Хилл, – он сделал все необходимое, чтобы стабилизировать страну. Но сейчас появляются новые вызовы, и мое впечатление – что у мистера Путина нет качеств, которые позволили бы ему успешно справиться с этой задачей, или он слишком долго находится у власти и потерял гибкость и способность что-то менять».

В какой-то момент ему придется уйти – никто не живет вечно. Не думаю, что ему хочется стать одним из тех лидеров, которых выносят из Кремля ногами вперед: он хотел продемонстрировать другой вид лидерства – молодого, энергичного. Ему не хочется выглядеть автократом; он явно переживает, что народ не оценил того, что на несколько лет он стал премьер-министром, отказавшись на время от роли президента. Думаю, он ищет возможность покинуть сцену – по возможности, элегантно
В качестве примера того, как одна из составных личности Путина может влиять на его позицию, Фиона Хилл привела политику, проводимую Россией по отношению к Сирии. «Путин, – подчеркнула она, – явно пришел к выводу, что господин Асад не удержится у власти, но часть его личности (государственник) хочет, чтобы Асад удержался любыми средствами. Можно вспомнить и другой пример – пример Чечни: он был беспощаден, стремясь довести дело до конца. Думаю, он хотел бы, чтобы Асад сделал то же самое. Кроме того, Путин обеспокоен ростом исламского экстремизма – в этом нет ничего хорошего для России. Он не собирается делать одолжений международной общественности – его интересует только Россия и то, как ситуация в Сирии может отразиться на России».

По мнению Хилл, представление о том, что с уходом Путина из власти «все развалится», не соответствует действительности. «Однако я знаю, – продолжает аналитик, – что он и многие из его окружения в этом не сомневаются, если не будет упорядоченной передачи власти преемнику. Если бы в России произошло что-то подобное крушению самолета в 2010-м (в котором погиб президент Польши Лех Качиньский – Н.М.), то не знаю, какими были бы последствия: настолько хрупкой является выстроенная Путиным система».

«В какой-то момент ему придется уйти, – резюмирует Фиона Хилл, – никто не живет вечно. Не думаю, что ему хочется стать одним из тех лидеров, которых выносят из Кремля ногами вперед: он хотел продемонстрировать другой вид лидерства – молодого, энергичного. Ему не хочется выглядеть автократом; он явно переживает, что народ не оценил того, что на несколько лет он стал премьер-министром, отказавшись на время от роли президента. Думаю, он ищет возможность покинуть сцену – по возможности, элегантно».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG