Линки доступности

Президент РФ совершает европейское турне, где его приветствуют далеко не все

МОСКВА – Владимир Путин в рамках своего европейского турне прибыл с государственным визитом Нидерланды, передают в понедельник 8 апреля информационные агентства. До этого он посетил Германию.

В Ганновере, куда президент РФ прибыл для переговоров с федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель и участия в церемонии открытия Международной промышленной ярмарки, его поджидали около 350 демонстрантов. Такие данные приводит в СМИ местная полиция.

«На самом деле Европа имела достаточный потенциал для влияния на Путина. Не уверена, что и теперь дело обстоит именно так. Время, к сожалению, упущено»
Протестующие выразили недовольство проводимой российскими властями внутренней и внешней политикой. Активисты держали в руках плакаты с призывами прекратить преследования некоммерческих организаций (НКО) и остановить политический террор, передает агентство AFP.

Набор претензий к главе России у собравшихся только этим не исчерпывался. Однако, по некоторым данным, Путин мог и не увидеть обращенных к нему воззваний, поскольку проследовал на ярмарку обходным путем, а не через главный вход.

Как известно, российские НКО подверглись тотальной проверке по линии Генпрокуратуры с привлечением некоторых других надзорных ведомств, включая противопожарное. Представители правоохранительных органов разом проинспектировали порядка двухсот неправительственных организаций.

Вашингтон в связи с этим выразил свою озабоченность. Официальный представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд сравнила проверки с охотой на ведьм.

«Время, к сожалению, упущено»

Российские правозащитники сегодня задаются вопросом, может ли визит Путина в Германию как-то повлиять на судьбу НКО, ослабить давление на них? Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина считает это весьма проблематичным.

«Здесь все зависит от того, как вела себя немецкая сторона, насколько на этих переговорах госпожа Меркель четко излагала свою позицию в отношении НКО и в отношении сотрудничества с Россией в зависимости от обращения государства с неправительственными организациями», – заметила она в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Ей кажется это очень важным моментом.

«На самом деле Европа имела достаточный потенциал для влияния на Путина. Не уверена, что и теперь дело обстоит именно так. Время, к сожалению, упущено», – констатировала Ганнушкина.

На открытии Ганноверской выставки Ангела Меркель в присутствии Владимира Путина выступила в поддержку российских НКО.

«Мы должны вести более интенсивную дискуссию, развивать наши позиции в диалоге, а также дать шанс в России НКО и другим организациям, которые у нас в Германии играют роль двигателя инноваций», – цитирует канцлера Deutsche Welle.

Очевидно, что в России к НКО относятся совершенно по-другому.

«Видимо, нас воспринимают как угрозу, – рассуждает Ганнушкина. – Как угрозу влияния. Но ведь непонятно, почему? Например, та область, которой я занимаюсь, это помощь иммигрантам, в том числе беженцам, в Германии фактически осуществляется руками НКО, а финансируется чуть ли не на 90 процентов государством».

Глава комитета «Гражданское содействие» интересовалась, почему так поступают в ФРГ, почему там бюджетные деньги отдают НКО.

«Для нас это выглядит странно. Но мне пояснили, что все очень просто: у НКО сильнее мотивация и привлечение дополнительных средств очень большое. Получается, что эту работу они делают качественнее и дешевле. А в России считают деньги, отданные НКО, выброшенными на ветер».

Накануне своего визита в ФРГ Путин в интервью немецкому телевидению рассказал о причинах интереса правоохранительных органов к НКО, заявив, что за последние четыре месяца они получили из-за рубежа около 1 млрд долл. Поэтому такие организации должны регистрироваться в качестве иностранных агентов, заключил президент.

По мнению Ганнушкиной, самое возмутительное в этой ситуации, что никто не говорит, чем именно занимаются НКО, а все крутится вокруг «мифического миллиарда». Она считает, что еще надо разобраться, откуда взялась такая цифра.

«Миллиард звучит грандиозно. Можно подумать (а некоторые так и делают), что чуть ли не каждый из нас получил этот миллиард. Но в России многие НКО получают зарубежное финансирование. В частности, не знаю, вошли ли в эту сумму поступления в фонд «Подари жизнь» (Чулпан Хаматовой – В.В.), а туда ведь колоссальные деньги жертвуют. Словом, из чего сложился пресловутый миллиард, совершенно непонятно», – резюмировала правозащитница.

Виктор Васильев: Светлана Алексеевна, а российские власти когда-нибудь давали деньги на нужды вашего комитета? Вы просили об этом?

Светлана Ганнушкина: Скажу честно, мы никогда не просили. По двум причинам. Во-первых, однажды наша партнерская пензенская организация выиграла грант, а деньги получила другая организация, что меня очень насторожило. Во-вторых, многие говорят, что приходится «делиться». А мы никакими откатами категорически не занимаемся. И, наконец, был такой момент, когда мне позвонили и сказали: «Отправляйте заявку – мы вам заведомо дадим (средства)». Но если деньги дают «заранее», то, видимо, для того, чтобы использовать потом нас вслепую. Поэтому мне не хочется получать такие деньги. К тому же они очень небольшие, и мы легко без них обходимся.

В.В.: Кто же вас финансирует?

С.Г.: Наш основной спонсор – управление верховного комиссара ООН по беженцам. Думаю, что нашу честь это партнерство никак не задевает.

В.В.: А как же с «американским следом»?

С.Г.: Американское посольство дало нам деньги один единственный раз – на коров и трактор (для разрушенной чеченской деревни – В.В.). Все.

«Никаких специальных законов по НКО в Америке нет, – констатирует в этой связи ответственный секретарь Независимого совета по правам человека Наталья Пелевина. – НКО, – продолжает Пелевина, – ежегодно отчитываются в налоговых органах, но никаких регистраций им не требуется. Тот закон о регистрации иностранных агентов в США, на который ссылаются российские власти, – это совсем другая история. В нем речь идет об агентах иностранных организаций внутри Америки, то есть о представительствах».

В законе, принятом российскими парламентариями, по словам Натальи Пелевиной, все поставлено с ног на голову.

«Российские НКО, которые заставляют регистрироваться в специальных реестрах, никакими иностранными агентами не являются, – подчеркивает правозащитница. – Они не представляют западные организации. Они существуют только в России. Просто они – в четком соответствии с международной практикой – получают гранты из других стран».

По мнению Натальи Пелевиной, раздражение властей вызвано тем, что НКО якобы ведут политическую деятельность, однако, убеждена Пелевина, это «не соответствует правде».

«НКО, – констатирует ответственный секретарь Независимого совета по правам человека, – пытаются превратить не в агентов как представителей каких-то зарубежных организаций, а скорее в шпионов. И пытаются навесить на них именно такой ярлык».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG