Линки доступности

Путин в Китае: стратегическое партнерство против Запада?

  • Виктор Васильев

Владимир Путин и Ху Цзиньтао

Владимир Путин и Ху Цзиньтао

Московские эксперты о первом азиатском визите президента России

Более полутора десятков различных двусторонних документов собираются подписать лидеры России и Китая в ходе визита президента РФ Владимира Путина в Пекин. Визит начался во вторник 5 июня, продлится два дня и плавно «перетечет» в саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), сообщают ведущие информагентства мира.

Накануне поездки в Китай лидер России газета «Жэньмин жибао» опубликовала его статью, посвященную этому турне и размещенную на официальном сайте президента.

«Главное, что сегодня любой трезвомыслящий политик, эксперт в области экономики и международных отношений сознаёт, что глобальную повестку невозможно сформировать и реализовать «за спиной» России и Китая, без учёта их интересов. Такова геополитическая реальность ХХI века», - в частности, написал Путин.

«Скорее всего, по итогам визита в коммюнике или других заявлениях будет высказана общая позиция о неприемлемости вмешательства других держав во внутренние дела»

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты несколько разошлись во мнении относительно сути и направленности этого пассажа. Академик Нью-Йоркской Академии наук и Международной Академии информатизации, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН профессор Геннадий Чуфрин думает, что слова Путин в первую очередь адресованы Западу, но намека на какую-то конфронтацию здесь нет.

«Ни Китай, ни Россия не заинтересованы в конфронтации с Западом, - добавил он. - Речь идет о том, что обе страны должны в очень непростой современной обстановке – и политической, и экономической – продемонстрировать общность своих взглядов на определенные вещи».

Чуфрину представляется, что поездка Путина в Китай с самого начала планировалась как демонстрация особых отношений между двумя странами.

«Это не только ШОС, на саммит которой поехал Путин. Главное – это его встречи с китайскими лидерами и согласование позиций двух страна по целому ряду общих проблем. Хотя, конечно, здесь очень далеко ни та, ни другая сторона заходить не собираются», - констатировал он.

На взгляд же доктора политических наук Игоря Зевелева, заявление Путина отражает стремление к определенной перестройке всей системы международных взаимоотношений, направленной на то, чтобы при решении важнейших глобальных проблем учитывалось мнение всех великих держав, включая Россию и Китай.

«Самом по себе такое заявление не является каким-то сигналом странам Запада, а скорее отражает стремление России к сотрудничеству с другими крупными державами и, прежде всего, с Китаем, для создания такой системы международных отношений, где не было бы одного безусловного лидера», - заметил он.

Зевелев считает, что речь в данном случае идет о стратегическом партнерстве, которое отвечало бы интересам и России, и Китая.

«Позиции стран по многим международным вопросам совпадают или очень близки», - резюмировал он.

Как известно, Москва и Пекин блокируют все попытки международного сообщества провести через Совет Безопасности ООН резолюцию, резко осуждающую действия правящих кругов Сирии по жестокому подавлению сопротивления оппозиции. Что же заставляет Китай безоговорочно поддерживать режим Асада?

С точки зрения Геннадия Чуфрина, «арабская весна» в той форме, в которой она прошла в ряде стран, нанесла очень серьезный ущерб китайским экономическим интересам.

«Это касается Ливии, и не только. В частности, сохраняется угроза морским перевозкам энергоносителей. Китай, несомненно, обеспокоен подобным развитием событий», - пояснил профессор.

Насколько он понимает, в Пекине это интерпретируется как «сдерживание и вытеснение Китая с африканского континента».

«Если по поводу Ливии Россия и Китай пошли навстречу предложениям, сформулированным Западом, сейчас они считают, что этого делать нельзя. Потому что вслед за Сирией – и это совершенно ясно – наступит черед конфликта (Запада) с Ираном. А это уже напрямую затрагивает интересы Китая в экономической и других областях», - подчеркнул эксперт.

В свою очередь, Игорь Зевелев согласен, что позиция России и Китая по вопросу Сирии очень близки.

«Они, прежде всего, сформированы общим неприятием внешнего вмешательства во внутренние дела суверенных государств», - полагает он.

Забыть про Тяньаньмэнь

На днях США затронули болезненную для Пекина тему событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Тогда китайские военные при поддержке танков жестоко подавили студенческие демонстрации, что вызывало волну осуждения во всем мире. По различным оценкам, число убитых составило от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.

Представитель Госдепартамента США Марк Тонер в воскресенье заявил, что США требуют от Китая предоставить полные сведения об убитых, задержанных и пропавших без вести во время подавления демонстраций. Необходимо также прекратить преследования участников акций протеста и членов их семей, заявил Тонер.

В ответ в МИД Китая требование США назвали грубым вмешательством во внутренние дела Китая.

Российские эксперты сошлись во мнении, что эта тема останется вне фокуса переговоров Путина и лидеров Китая.

«О чем, собственно, говорить? – задается вопросом Геннадий Чуфрин. - Это все перевернутая страница. Для США это направление остается одним из магистральных во внешнеполитической деятельности. Для России – нет».

Игорь Зевелев согласен с заочным оппонентом, что этот вопрос не будет занимать какого-то важного места в переговорах Владимира Путина в Пекине.

«Однако, скорее всего, по итогам визита в коммюнике или других заявлениях будет высказана общая позиция о неприемлемости вмешательства других держав во внутренние дела», - подытожил он.

На 6 июня запланированы встречи Путина с рядом высокопоставленных лиц КНР. Также в среду в Пекине стартуют неформальные мероприятия в рамках саммита ШОС. Непосредственно само мероприятие начнется в четверг.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG