Линки доступности

Российский лидер охарактеризовал решение Конгресса как результат «внутриполитической интриги»

Спустя неделю после принятия Конгрессом США «закона Магнитского», вводящего визовые и финансовые санкции против российских должностных лиц, повинных в нарушении прав человека, президент России Владимир Путин высказался по поводу ответных мер, которые может принять российская сторона.

«Мы, конечно, должны соответствующим образом реагировать», – заявил российский президент в ходе встречи с членами Совета законодателей при Федеральном собрании.

«Министерство иностранных дел сразу сказало, что ответ будет, – продолжал Путин. – То, что Госдума взяла на себя эту инициативу, мне представляется абсолютно правильным. Надо посмотреть, чтобы принимаемые нами решения были адекватными, но не запредельными».

За принятие законопроекта проголосовали 92 сенатора, против – 4. Ранее законопроект был одобрен Палатой представителей. Ожидается, что до конца нынешней недели он будет подписан президентом Обамой.

«Я, откровенно говоря, не понимаю, – заметил российский лидер. – Это какая-то, скорее всего, внутриполитическая интрига. Но почему в целях достижения внутриполитических дивидендов нужно приносить в жертву российско-американские отношения, я не понимаю».

«Зачем им это надо? – продолжал российский президент, говоря об американских политических лидерах. «Говорят о перезагрузке, а сами усугубляют ситуацию. Абсолютно не спровоцировано».

Выразив сожаление в связи со смертью в тюрьме российского юриста Сергея Магнитского, Путин высказался о ситуации в тюрьмах в США.

«А что у них в тюрьмах никто не умирает, что ли? – так сформулировал вопрос российский президент. – Может быть, даже больше, чем в наших... Слушайте, но уже восемь лет "Гуантанамо" не закрывают, без суда и следствия людей содержат там, как в средневековье в кандалах ходят и в цепях. Люди, которые открывают секретные тюрьмы, легализовали пытки при осуществлении расследования. И вот эти люди сейчас указывают нам на какие-то наши недостатки».

«Они (недостатки – «Г.А.»), наверное, есть, и мы сами должны на это реагировать, – сказал президент РФ. – И мы это делаем. Еще следствие (по делу Магнитского) не закончилось, еще непонятно, кто там виноват, кто прав, какая там ситуация».

«Это чисто политический недружественный акт», – подчеркнул Путин, говоря о «законе Магнитского».

Тем временем российские власти готовят ответ на «закон Магнитского». Как передает агентство РИА «Новости», в ближайшую пятницу Госдума рассмотрит в первом чтении законопроект «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению прав граждан РФ».

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин сообщил, что законопроект будет принят до 21 декабря.

Русская служба «Голоса Америки» попросила старшего научного сотрудника вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Януша Бугайски прокомментировать высказывания российского лидера. «Президент Путин стремится отвлечь внимание от своей политики, приобретающей все более репрессивный характер, разжигая антиамериканские настроения, – считает Бугайски. – В приснопамятные советские времена вину за провалы системы тоже было принято возлагать на Запад. Вот и Путин пытается внушить российскому обществу, что именно он защищает национальные интересы России. И это – как раз в тот момент, когда его популярность уменьшается, а его статус как лидера все чаще ставится под вопрос, причем все большим количеством людей. США – это вечный козел отпущения для Кремля».

На принятие «закона Магнитского» Путин отреагировал с чрезвычайным раздражением», – констатирует профессор политологии из университета имени Джорджа Мэйсона. «Если он, – продолжает аналитик, – действительно полагает, что это событие ставит под вопрос американо-российские отношения, то, похоже, что перспективы сотрудничества между двумя странами действительно не выглядят обнадеживающими. Не вполне ясно, в какой степени принятие этого «недружественного» закона действительно было обусловлено внутриполитическими факторами, как об этом заявил Путин. Нельзя сказать, что американское общество не так уж озабочено тем, что происходит в России. А вот реакция Путина, скорее всего, объясняется именно внутриполитическими соображениями».

Насколько убедительны аргументы Путина для российского общества – и в частности, для российской элиты?

Необходимо уточнить, – сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» московский политолог Дмитрий Шушарин, – что о чем бы ни говорил Путин – о «законе Магнитского в Соединенных Штатах или о реакции на решение Конгресса в России, – сама история смерти Магнитского Путиным вообще не рассматривается. И не только Путиным, но и думой. Соединенные Штаты имеют дело с партнером, у которого – принципиально другая картина мира. История гибели Магнитского Путина не беспокоит вообще. Для него происшедшее – в порядке вещей. Он совершенно искренне недоумевает: зачем это нужно Соединенным Штатам? И придумывает какое-то фантастическое объяснение: что это результат каких-то внутренних разногласий в правящей элите США. (Хороши разногласия (если судить по голосованию в Сенате): девяносто два против четырех!»).

«В путинской картине мира, – продолжает аналитик, – гибель Магнитского – обыденное явление. Мелочь, на которую не стоит обращать ни малейшего внимания. Более того – это относится и к картине мира правящей элиты России. Поэтому «закон Магнитского», возможно, будет иметь не тот эффект, который ожидается Соединенными Штатами. Мы видим сейчас тенденцию к сплочению элиты против «акта Магнитского». Дескать, что это вы учите нас, как нам обращаться с нашими арестантами? Логика Ивана Грозного! С шестнадцатого века ничего не переменилось».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG