Линки доступности

Американские эксперты о встрече американского и российского президентов

Комментируя первую встречу Барака Обамы с Владимиром Путиным с тех пор, как последний вернулся в кресло президента РФ, многие американские журналисты сконцентрировались на «холодном языке тела» российского лидера.

Так, The New York Times во вторник 19 июня опубликовала на первой странице серию фотографий, на которых Путин во время встречи с Обамой выглядит скучающим, а Обама – очень сосредоточенным. Корреспондент газеты Хелен Купер сообщает, что, когда журналисты покидали помещение после короткого выступления для прессы двух президентов, оба они продолжали смотреть в зал, не переговариваясь друг с другом, как это обычно бывает. Купер усмотрела в этом признаки разочарования ходом переговоров. Другие журналисты вспоминают, как легко и непринужденно Обама общался с Дмитрием Медведевым, и заключают, что отношения американского президента с Путиным складываются непросто.

Однако, по словам, посла США в России Майкла Макфола, присутствовавшего на переговорах, Путин просто гораздо менее экспрессивен, нежели Медведев, и обычно скрывает свои эмоции. Макфол рассказал, что он неоднократно видел Путина и общался с ним, и то, как он держался во время встречи с Обамой, ничем не отличалось от его обычного поведения. По словам американского дипломата, атмосфера в Лос-Кабосе была «деловой и сердечной».

Макфол добавил, что Путин «совершенно очевидно намерен продолжать то, что он считает позитивной траекторией» российско-американских отношений.

Заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Роудс напомнил, что о первых встречах между Обамой и Медведевым тоже сообщали как о напряженных, хотя позднее – после примерно 10 встреч в течение трех лет – президенты РФ и США, по мнению большинства наблюдателей, подружились. Представители Белого дома подчеркивают, что деловая беседа между лидерами двух стран не продолжалась бы так долго (около двух часов – на полчаса дольше, чем было запланировано), если бы они не достигли взаимопонимания.

При этом и Роудс, и Макфол отметили, что, если бы Путин остался недоволен встречей, он «дал бы знать» об этом.

Сами президенты тоже назвали прошедшие в понедельник переговоры предметными и обстоятельными.

«Мы на самом деле имели откровенную, глубокую и серьезную беседу по всему комплексу двусторонних и международных вопросов», – цитирует пресс-служба Белого дома президента Обаму. Он отметил, что за последние три года Соединенные Штаты и Россия «смогли добиться значительного прогресса по широкому кругу вопросов».

«Мы договорились, что должны опираться на эти успехи, даже признавая существование разногласий в ряде сфер, и что можем найти конструктивные решения, несмотря на любую двустороннюю напряженность», – добавил Обама.

Путин назвал переговоры «значимыми и предметно-ориентированными». Он сказал, что нашел с президентом США много «точек соприкосновения» по важным международным проблемам, в том числе по Сирии, что нашло подтверждение в совместном заявлении двух президентов.

Как читать «язык тела»

Джеймс Вертш, директор Академии международных исследований им. Макдоннелла в Вашингтонском университете в Сент-Луисе, в интервью Русской службе «Голоса Америки» назвал «язык тела», продемонстрированный Путиным и Обамой в Лос-Кабосе, «отрезвляющим».

«Похоже, что встреча действительно была холодной», – сказал он.

В то же время, добавил эксперт, не следует делать далеко идущих выводов, исходя из того, как держались лидеры во время короткой встречи с журналистами.

«Сейчас Обама подвергается критике со стороны своего оппонента от Республиканской партии Митта Ромни, – пояснил профессор Вертш. – Ромни называет политику Обамы в отношении России “абсолютно провальной”. Так что для Обамы сейчас не подходящий момент для того, чтобы дружелюбно заигрывать с лидером Российской Федерации – будь то Медведев или Путин. Поэтому я не могу сказать, был ли их “язык тела” рассчитан на публику или отражал реальное отношение друг к другу».

Мэтью Рожанский, заместитель директора программы по России и Евразии в вашингтонском Центре Карнеги за международный мир, констатирует, что во время встречи в Лос-Кабосе Обама и Путин «не выглядели, как друзья».

«Но разве мы думали, что они друзья? – продолжает он. – Нет, никто так не думал. Было видно, что между ними осталось много недоговоренностей. Но и это было заранее известно... Может быть, Путин не считает Обаму своим важнейшим международным партнером. Может быть, для него это – Ху Цзиньтао в Пекине, а не президент Обама. Но это не означает, что Путин испытывает какую-то личную неприязнь к Обаме. Он понимает, что администрация Обамы хочет работать с Россией».

Рожанский также обращает внимание, что в разгар сложной предвыборной кампании Бараку Обаме, возможно, сложно сосредоточиться на международных проблемах.

«Это было заметно и на саммите в Кемп-Дэвиде несколько недель назад», – указывает эксперт.

«Не слишком продуктивная» встреча

Профессор Вертш считает, что подписанное Обамой и Путиным совместное заявление призвано скрыть реальные разногласия сторон, в частности, по Сирии. Эксперт указывает, что Обама не сказал в Лос-Кабосе то, что он неоднократно говорил ранее: что президент Сирии Башар Асад должен уйти. Вместо этого в заявлении говорится о праве сирийского народа решать свое будущее демократическим путем.

«Для Путина это один очень осторожный шаг в сторону американской позиции, – говорит эксперт, – но я бы не стал называть его уступкой».

По мнению профессора Вертша, встреча в Лос-Кабосе была «не слишком продуктивной», что, «вероятно, стало разочарованием для Белого дома». Как пишет The New York Times, Обама пытался убедить Путина в том, что Башар Асад должен отказаться от власти, а Путин, в свою очередь, скептически высказывался о перспективах перехода к демократии в Сирии.

«Эта встреча не была провальной, – подчеркнул профессор Вертш. – Тот факт, что они провели два часа вместе и выпустили совместное заявление – хоть и с угрюмыми лицами, – говорит о зрелости дипломатических отношений между нашими странами».

Многие обозреватели, включая Вертша, считают, что оба лидера остались каждый при своем мнении. В то же время профессор Вертш полагает, что президенты понимают: вне зависимости от того, как они относятся друг к другу, американо-российские отношения очень важны для обеих стран.

«По некоторым направлениям совместные действия – в наших общих интересах, – отмечает он. – Лидеры наших стран – взрослые люди, и мне кажется, они понимают, что необязательно любить друг друга и демонстрировать это каждый день, но они понимают также, что у нас есть общие интересы».

Мэтью Рожанский назвал итоги встречи Обамы и Путина «предсказуемыми».

«Они в совместном заявлении выделили те сферы, в которых сотрудничество уже стало традиционным – Афганистан, борьба с терроризмом и наркоторговлей и так далее, а также указали на вопросы, по которым сохраняются разногласия – конфликт в Сирии, ПРО, – пояснил эксперт Центра Карнеги. – Все это было ожидаемо. Я не думаю, что у этих лидеров возник какой-то личный конфликт. Они уже давно друг друга знают. Они познакомились три года назад в Москве».

Рожанский призывает не торопиться с выводами об итогах встречи в Лос-Кабосе.

«Посмотрим, какая будет динамика в отношениях между Белым домом и Кремлем», – сказал он.

«Перезагрузка» осталась в прошлом

Джеймс Вертш считает, что американо-российские отношения за последнее время ухудшились. Он объясняет это продолжающимися разногласиями по вопросу развертывания американской системы противоракетной обороны и по целому ряду других проблем.

«Россия опасается, что система ПРО может нейтрализовать их стратегический потенциал, – говорит эксперт. – Один из российских генералов не так давно даже угрожал нанести удары по элементам ПРО, когда они будут развернуты. США потребовали отставки одного из ключевых союзников Москвы Башара Асада, и Хиллари Клинтон выступила с очень резкой (чересчур резкой, на мой взгляд) критикой России за то, что Кремль не присоединился к этому требованию».

«В России складывается ощущение, что на их позиции развернуто наступление на нескольких фронтах, – продолжает профессор Вертш. – В Москве это расценивают как неуважение их национальных интересов. При этом за каждым нашим заявлением, что это не так, следуют действия, убеждающие их в обратном».

«В то же время Соединенные Штаты понимают, что Россия является серьезным партнером в таких вопросах, как снабжение американских войск в Афганистане и их предстоящий вывод из этой страны и решение иранской проблемы, которое, как мне кажется, невозможно без участия России», – добавил профессор Вертш.

К раздражителям в американо-российских отношениях Джеймс Вертш отнес и рассматриваемый сейчас в Конгрессе законопроект о «списке Магнитского». Во вторник международный комитет Сената США отложил на неопределенное время рассмотрение законопроекта о визовых санкциях в отношении российских чиновников, причастных к нарушениям прав человека. Формально рассмотрение законопроекта было отложено по просьбе одного из сенаторов, имя которого не разглашается.

Мэтью Рожанский не исключает, что такой шаг, последовавший через сутки после встречи Обамы и Путина, мог стать результатом вмешательства какого-либо союзника администрации Обамы, попросившего отложить голосование.

«Насколько я понимаю, администрация не вполне довольна текстом законопроекта, – сказал эксперт. – Они хотели бы расширить сферу действия этого законопроекта, чтобы он относился не только к России, но и к другим странам. Таким образом этот законопроект не будет воспринят в Москве как антироссийский».

При этом Рожанский считает, что «перезагрузка» осталась в прошлом – но не потому, что Путин вернулся в президентское кресло. В конце концов, подчеркивает эксперт, именно Путин три года назад «подписался под политикой “перезагрузки”», хотя и передал ответственность за ее осуществление Медведеву.

«Это был определенный момент в истории, когда Америка сказала Москве, что “мы хотим начать отношения с чистого листа”, – пояснил эксперт. – Я думаю, что Путин воспринял это как извинения со стороны США: что, мол, Вашингтон, наконец, признал ошибочными решение напасть на Ирак и другие односторонние шаги».

По мнению Рожанского, американо-российские отношения «всегда будут трудными, потому что у нас мало общих интересов».

Альтернативный сценарий

Диссонансом в хоре обозревателей, обсуждающих степень угрюмости Обамы и Путина, прозвучал голос старшего научного сотрудника Совета по международным отношениям Стюарта Патрика. Он усмотрел признаки «сокращения дистанции» в позициях Москвы и Вашингтона относительно конфликта в Сирии.

Патрик считает «дипломатическое соглашение между Соединенными Штатами и Россией единственной реалистической возможностью» предотвратить кровопролитную гражданскую войну в Сирии.

«США не имеют возможности или, скорее, желания для военного вмешательства в Сирии, – объяснил он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – В то же время давление на Путина усиливается... Тот факт, что работа миссии наблюдателей ООН была приостановлена, повышает вероятность вооруженной интервенции в будущем, а также того, что Башар Асад будет свергнут. При таком развитии событий Россия полностью лишится своих стратегических позиций в Сирии, где сегодня расположена единственная российская военно-морская база в Средиземном море».

По мнению Патрика, США должны убедить Россию в том, что сценарий, который предпочитает Москва и при котором Асад просто сокрушит своих оппонентов, не реалистичен. Альтернативой ему является кровавая гражданская война, которая выплеснется за границы Сирии и приведет к дальнейшей радикализации региона.

«Можно представить, что экстремисты, не испытывающие большой любви к российскому правительству, попытаются дестабилизировать Кавказ, – сказал Патрик. – При таком сценарии, я думаю, можно убедить Россию играть более конструктивную роль в поисках мирного урегулирования конфликта. Некоторые говорят, что гражданская война в Сирии уже идет, но очевидно, что она примет еще более кровавый оборот, если события будут развиваться в том же русле, что и сегодня. И это не в интересах ни России, ни США».

«Для того чтобы убедить в этом Путина, России необходимо представить некие гарантии того, что она сможет сохранить свои позиции в Сирии», – считает Стюарт Патрик.

По словам эксперта, администрации Обамы следует отказаться от риторики «смены режима» и согласиться на «переходный период, во время которого Башар Асад сможет оставаться у власти». Патрик считает, что США могут предложить России провести в Санкт-Петербурге или другом российском городе переговоры между режимом Асада и представителями оппозиции, таким образом позволив Москве не только «сохранить лицо», но и выступить в роли миротворца на международной арене.

«России может быть предложена роль великой державы, одна из функций которой – гасить региональные конфликты, способные выйти из-под контроля, – продолжил эксперт. – И если Россия откажется от этой роли, она должна будет нести ответственность не только за продолжающееся кровопролитие, но и за дестабилизацию региона и, в конечном итоге, за потерю своего собственного оплота на Ближнем Востоке».

Стюарт Патрик также не исключает некоего секретного «пакетного» соглашения, в рамках которого в ответ на уступки со стороны России по Сирии Соединенные Штаты пойдут на уступки по ПРО. При этом эксперт подчеркивает, что это лишь гипотетические предположения, и просит не называть его оптимистом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG