Линки доступности

От Беларуси до Осетии: мечты об империи?


От Беларуси до Осетии: мечты об империи?

От Беларуси до Осетии: мечты об империи?

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие», комментирует недавние высказывания российского премьера на молодежном форуме

На мой взгляд, Западу пора задуматься о том, насколько всерьез стоит воспринимать витающие в российском политическом истеблишмента мечты о возрождении империи. Отвечая на вопрос студента молодежного форума Единой России на Селигере о возможности воссоединения России и Беларуси, как во времена Советского Союза, премьер-министр России Владимир Путин поддержал идею, назвав ее возможной, и очень желательной.

Хотя ностальгические высказывания являются, скорее всего, началом пока еще официально не стартовавшей президентской кампании 2012 года, просто отмахнуться от них было бы ошибкой как для соседей России, так и для американских и европейских политиков.

Тем более, что эти высказывания прозвучали в тот момент, когда Беларусь находится в состоянии кризиса. Хотя страна стала независимым государством после распада Советского Союза 20 лет назад, наблюдатели сходятся в том, что Беларусь остается самым «советским» из всех независимых государств бывшего СССР.

Уже 17 лет Александр Лукашенко правит страной железной рукой и даже заработал прозвище «последний диктатор Европы». Однако сегодня Беларусь испытывает большие трудности в сфере экономики, а разразившийся международный финансово-экономический кризис эти проблемы только усугубляет.

Долги и дефицит бюджета давят на Лукашенко, заставляя думать о продаже государственных активов, в первую очередь российскому бизнесу, в том числе и госкомпаниям, что еще больше усугубит зависимость Минска от Кремля.

В 1990-е годы Лукашенко проявлял интерес к союзу с Россией. Однако тогда подоплекой этого желания было то, что тогдашний президент России Борис Ельцин был болен, и Лукашенко стремился стать главой единого «союзного российско-белорусского государства».

Близость культур России и Беларуси является неоспоримой. В Беларуси вещают российские телеканалы (хотя и с купюрами в политических программах), доминируют российские социальные сети, книги и периодические издания. Большинство официальных контактов проходят на русском языке, сам Александр Лукашенко произносит на нём официальные речи.

Сегодня Россия объединена с Беларусью и Казахстаном в Таможенный союз, и не за горами то время, когда страны смогут ввести единую валюту. Кстати, сегодня Москва оказывает давление и на Киев, чтобы к этому союзу присоединилась и Украина.

Тем не менее, мне кажется, что последние высказывания Владимира Путина были восприняты Александром Лукашенко и белорусским истеблишментом вряд ли будут восприняты позитивно. Лукашенко, еще с тех времен, когда Ельцин неожиданно для всех и особенно для «коллеги по союзному государству» передал власть Владимиру Путину, начал все чаще вспоминать о национальном суверенитете, недавно даже назвав независимость «святым делом».

На минувшей неделе мы узнали, что в «мечтах о будущем» Путина фигурирует не только объединение с Беларусью, но и территория других соседних госдарств. Начиная с 2008 года, после войны с Грузией, Россия – игнорируя международные нормы – признала независимость Абхазии и Южной Осетии. О легитимности этого шага свидетельствует, что за прошедшие три года примеру Москвы последовали лишь Венесуэла, Науру, Вануату и Никарагуа. Путин уже намекал на возможность «объединения» путём плебисцита, сказав, что «границ между Южной Осетией и Северной Осетией в прошлом не было, и что будущее зависит от народа Южной Осетии».

Однако и здесь не все так просто. Хотя власти Южной Осетии полностью контролируются Кремлем, лидер сепаратистского режима Эдуард Кокойты, считает, что Южная Осетия может присоединиться к Союзному государству России и Беларуси лишь после признания независимости Южной Осетии Минском. Тем не менее, Кокойты, скорее всего, сделает все, что понадобится Кремлю, те м более что чиновники из Южной Осетии уже заявили о своем желании войти в состав России или ее Союзного государства с Беларусью.

«Национальный лидер» России не делает секрета из своего восхищения Советским Союзом, назвав его крах «величайшей геополитической катастрофой ХХ-го века», и, поэтому логично, что Путин не против расширения того, что президент Медведев назвал «сферой привилегированных интересов» – говоря по-простому, сферы влияния России.

И наконец, стоит отметить незначительный конституционный момент такого рода ностальгических высказываний премьера. Хотя Путин, возможно, и стремится аннексировать отдельные территории бывшего СССР, формулировать внешнюю политику по Основному закону России – это право президента, то есть Дмитрия Медведева.

Да, вполне вероятно, что премьер-министр намерен вернуться на президентский пост в 2012 году, и что его последние высказывания являются элементом уже фактически начавшейся предвыборной кампании. Надеюсь, нам удастся узнать, как относится президент Дмитрий Медведев к геополитическим амбициям своего премьера.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики

  • 16x9 Image

    Ариэль Коэн

    Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Ариэл Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

XS
SM
MD
LG