Линки доступности

Московская битва Путина – лозунги, стратегия, бюджет


Московская битва Путина – лозунги, стратегия, бюджет

Московская битва Путина – лозунги, стратегия, бюджет

Предвыборные выступления кандидата в президенты РФ и мировая политика

Письма с адресом

«Путин очень рассержен, – сказал корреспонденту «Русской службы» Голоса Америки проживающий в США российский историк Александр Янов. – Риторика традиционная: внутри демократической бабушки сидит злой американский волк, который хочет съесть нашу Красную шапочку. Обычно Путин сдержаннее. Но ему очень не нравится то, что происходит в стране. За месяц он опубликовал шесть статей величиной с полноформатную газетную полосу. Ни один пишущий человек не поверит, что он, совмещая это с обязанностями премьер-министра огромной страны, написал их сам. Нет, мы знаем эту практику. Я читал массу мемуаров людей, которые то же самое делали для Брежнева. Так и он – посадил на государственных дачах, по меньшей мере, шесть отборных команд: политологов, юристов, историков, редакторов… Только представьте, какие для этого требуются деньги! И деньги-то – государственные. Но он так панически боится открытых публичных дебатов с конкурентами по президентской гонке, что готов откупиться любыми деньгами».

Катрина Лантос-Суэтт, возглавляющая Фонд в поддержку справедливости и прав человека (носящего имя ее отца – конгрессмена Тома Лантоса), тоже говорит о страхе. «Конечно, – констатирует она, – Путин разыгрывает очень старую пьесу о коварных злоумышленниках, орудующих из-за границы. И именно этим объясняются его воинственные призывы. Но главное – его руководящая роль покоится на чрезвычайно хрупком фундаменте. Разумеется, никто не может усомниться в том, что он будет переизбран, но он-то сам, наверное, еще лучше, чем его оппоненты, сознает, насколько непрочно его положение».

К кому же обращается российский премьер, возвращающийся к президентской власти?

«Есть одно интересное обстоятельство, – отмечает Янов. – Все статьи Путина адресованы исключительно интеллигенции – оружейники из Нижнего Тагила не одолеют в них и одного абзаца. А начальник путинского предвыборного штаба Станислав Говорухин публично называет интеллигенцию… так же, как ее некогда назвал Ленин. В чем же тут дело?»

Действительно – в чем?

«Путин, – считает историк, – прекрасно понимает, что без интеллигенции, без этих “хомячков с Болотной”, ему национальным лидером больше не быть. А потому хочет перетянуть их на свою сторону».

Раскол и мечты об империи

Для перетягивания требуется идеология. Какая? «Конечно, – констатирует Катрина Лантос-Суэтт, – Путин обращает свои призывы к тем, кто явно не без оснований, болезненно переживает экономические и социальные неурядицы. Но не менее важно, что он обращается к тем, кто тоскует по утраченному державному величию России. По былой славе и былому влиянию на международной арене. Путин обращается к националистам…».

Однако и с национализмом дело обстоит не так-то просто. «В последние два месяца стало очевидно: в русском национализме произошел кардинальный раскол, – констатирует Александр Янов. – Одни националисты пошли на Болотную. Вместе с либералами. А с другой стороны, Путин, выступая в Лужниках, говорит, что обращается к аудитории, превышающей сто сорок миллионов. Где эти более чем сто сорок миллионов? Он явно говорит об Украине, о Беларуси, о будущем Советском Союзе. О воссоздании империи – в какой-то форме. При этом он будет ссылаться на Европейский Союз. Но в Евросоюзе-то нет доминирующей державы. А на постсоветском пространстве – явно есть… Иными словами, в путинском случае речь идет об имперском национализме. Тогда как этнических националистов он в своей статье назвал разрушителями государства. И произошел раскол, поправить который уже невозможно».

Батальоны просят…

Это о мобилизации идеологической. А как обстоит дело с бюджетной? Павел Баев, политолог из базирующегося в Осло Института международного мира, указывает в этой связи на статью Владимира Путина о национальной безопасности, недавно опубликованную «Российской газетой». И посвященную перевооружению армии – новым межконтинентальным ракетам, новым подводным лодкам, новым самолетам. А также новым военнослужащим: солдатам-контрактникам и будущему профессиональному сержантскому корпусу.

Что же на этот раз – риторика или реальные планы?

«На фоне остальных предвыборных обещаний и публикаций Путина эта статья – в общем, по делу, – считает Павел Баев. – Военная реформа идет, но тяжело, с проблемами, и Путину нужно нейтрализовать недовольство, которое реформа породила в вооруженных силах. И цифры в статье вовсе не взяты с потолка».

«Дело в том, – продолжает политолог, – что у статьи Путина очень конкретный адресат: армия плюс многочисленные работники военных предприятий, которых Путин пытается мобилизовать. Путину очень нужна поддержка людей из ВПК. Однако у него явно есть сомнения на этот счет. Ведь даже пресловутые митинги на воензаводах показывают: люди выражают поддержку Путину и буквально тут же требуют отставки министра обороны. Назначенного Путиным и проводящего путинскую линию!».

Упирается все, как водится, в деньги. «Армии действительно необходимо перевооружение, – убежден Баев, – от стратегических ракет до стрелкового оружия. Но стоить это будет очень дорого. А будут ли деньги – неизвестно. Есть основания вместе с Алексеем Кудриным предполагать, что денег не хватит совсем. Ведь перевооружение – это не все: замена призывников контрактниками тоже стоит дорого».

Стало быть, все-таки риторика? «Нет, – полагает политолог, – речь, в данном случае, не о риторике. Уже сделанные шаги требуют последующих. Бросить военную реформу на полдороге совершенно невозможно. Вот только хватит ли денег на ее продолжение – совершенно непонятно. Но, повторяю, если остановиться, получится ситуация, при которой старая система уже не работает, а новая – еще не работает. То есть, не работает ничего… Но политический горизонт очень узок. Сейчас Владимир Владимирович готов обещать всем все. Но после перевыборов он столкнется с очень неприятными бюджетными реалиями. Притом, что премьер-министр, которого он обещал назначить (Дмитрий Медведев – А.П.), не очень готов с этими проблемами справляться…»

Слово и дело

Итак, вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Остается, впрочем, еще один предмет дискуссии: граница между предвыборной мобилизацией и реальной внешней политикой? Проще говоря, к чему дело идет?

«В любой стране, – констатирует Катрина Лантос-Суэтт, – в том числе и в США, предвыборная риторика существенно отличается от государственной политики. И после того, как пост занят, накал предвыборных заявлений сильно снижается. Но в том-то и дело, что российская демократия имеет серьезные дефекты. Свидетельство чему – недавние думские выборы. Да и приближающиеся президентские выборы – кто не помнит, что потенциальному сопернику Путина из партии “Яблоко” просто не позволили зарегистрироваться в качестве кандидата? Повторяю, это дефектная демократия, не предполагающая никаких уравновешивающих влияний. А потому к предвыборной риторике в этом случае следует отнестись серьезнее, чем обычно».

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG