Линки доступности

Путин и военная мощь России: взгляд из Америки


Путин и военная мощь России: взгляд из Америки

Путин и военная мощь России: взгляд из Америки

Американские эксперты анализируют статью Владимира Путина о будущем российской армии и «оборонки»

В своей статье «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» Владимир Путин сформулировал приоритеты развития российских вооруженных сил и военно-промышленного комплекса.

Американские эксперты, опрошенные корреспондентом «Голоса Америки», напоминают, что статья Путина опубликована в разгар избирательной кампании, следовательно, одной из ее задач возможно считать приобретение симпатий электората.

Том Федисин (Tom Fedyszyn) профессор Колледжа ВМФ США (US Naval War College), отмечает: «Укрепление национальной обороны позволяет приобрести голоса избирателей в большинстве стран. Возможно, что это еще более важный фактор для современной России. Учитывая рост недовольства Путиным, неудивительно, что он считает необходимым напомнить о своих заслугах в этой сфере, чтобы заручиться поддержкой колеблющихся избирателей».

«Путин много рассуждает о том, каким образом следует интегрировать ВПК, доставшийся от Советского Союза, в развивающуюся экономику России. Путин также пишет о том, каким образом следует улучшить жизнь российских военнослужащих и членов их семей – понятно, что таким образом он пытается привлечь голоса соответствующих категорий избирателей», – говорит Ричард Крикус (Richard Krickus), сотрудник Института стратегических исследований в Колледже Армии США (Strategic Studies Institute at US Army War College).

Угрозы

При описании внешних угроз безопасности России, Владимир Путин повторяет основные положения Военной доктрины РФ, утвержденной в 2010 году.

К примеру, в Доктрине указывается, что «несмотря на снижение вероятности развязывания против Российской Федерации крупномасштабной войны с применением обычных средств поражения и ядерного оружия, на ряде направлений военные опасности Российской Федерации усиливаются». Схожие выводы делает и Владимир Путин: «Вероятность глобальной войны ядерных держав друг против друга невысока. (…) Однако нужно учитывать, что научно-технический прогресс в самых разных областях, начиная от появления новых образцов вооружений и военной техники и заканчивая информационно-коммуникационными технологиями, привел к качественному изменению характера вооруженной борьбы».

В статье Путина не перечислены все угрозы, упомянутые в Доктрине, однако они очевидно подразумеваются. Так, в Доктрине к «основным внешним военным опасностям» отнесено «создание и развертывание систем стратегической противоракетной обороны». В статье говорится: «Время требует решительных шагов по укреплению единой системы воздушно-космической обороны страны. К этим действиям нас подталкивает политика США и НАТО в вопросе развертывания ПРО».

Ричард Крикус отмечает: «Никто в военном и внешнеполитическом ведомствах США не верит в то, что Россия представляет угрозу безопасности Соединенных Штатов. Я предполагаю, что и сам Путин не верит, что США представляют военную угрозу для России. Однако он озабочен тем, что США могут стоять за процессом, названным «арабской весной», и что США нацелены на смену режима в России. На мой взгляд, он на самом деле верит в это. Это очень прискорбно. Потому что заявления Путина и выбираемые им выражения несут угрозу «перезагрузке» американо-российских отношений».

«Нет сомнений, что Россия, как и любая другая держава, обязана обладать достаточной военной силой, – продолжает Крикус. – Но Россия никогда не имела мощи, которой некогда обладал Советский Союз. Путин это понимает. Однако он не понимает, что Россия не в состоянии конкурировать на международной арене так, как это делал Советский Союз. Сравните хотя бы численность населения и размеры ВВП России с США, Европейским Союзом, Японией... Россия и не должна это делать, поскольку со стороны этих стран не исходит военная угроза. То есть, Россия – если следовать мыслям, изложенным в статье Путина – пытается достичь априори недостижимых целей, что само по себе представляет угрозу ее безопасности».

Владимир Путин пишет: «На наших глазах вспыхивают все новые региональные и локальные войны. Возникают зоны нестабильности и искусственно подогреваемого, управляемого хаоса. Причем прослеживаются целенаправленные попытки спровоцировать такие конфликты в непосредственной близости от границ России и наших союзников».

«Главными угрозами безопасности России Путин считает локальные войны. Конкретных геополитических предложений и предсказаний у него нет – это и невозможно», – говорит Антон Федяшин (Anton Fedyashin), профессор Американского Университета (American University).

Реформы

По мнению Антона Федяшина в статье Путина есть еще один важный аспект: «Из шести последних статей Путина – это наиболее профессиональная и детальная. Если говорить в целом, то это защита военной реформы, которую проводит министр обороны Анатолий Сердюков. Похоже, что эта статья пытается оправдать все, что было сделано за последние четыре года и будет делаться Министерством обороны».

Напомним, что Сердюков был назначен на этот пост в феврале 2007 года указом президента Владимира Путина. В конце 2008 года, после военного конфликта с Грузией, Сердюков начал реализовывать масштабную программу реформ: ее сутью был отказ от мобилизационной модели Советской Армии в сторону создания меньших по размеру, но лучше оснащенных и мобильных частей и соединений.

В своей статье Владимир Путин обращается к некоторым краеугольным камням реформы. Так, министр обороны сделал ставку на перевод сухопутных войск на бригадную основу, и на упразднение традиционных полков и дивизий. В статье Путина указывается: «В Сухопутных войсках развернуто более 100 общевойсковых и специальных бригад. Это полноценные боевые соединения, укомплектованные кадрами и техникой».

Одной из целей реформы Сердюкова был назван постепенный отказ от системы призыва. Путин резюмирует: «Наша цель – построение полностью профессиональной армии. (…) Сохранение смешанной системы комплектования на обозримую перспективу – это компромисс между поставленными задачами и текущими возможностями страны».

Том Федисин считает, что изложенные Владимиром Путиным положения «логичны и разумны с бюджетной точки зрения». Он также обращает внимание на то, что новая «российская армия будет выстроена по американскому образцу, с бригадой в качестве основной операционной единицы. А его будущий флот открытого моря будет фокусироваться на действиях в Северном Ледовитом и Тихом океанах, что делают и Соединенные Штаты. Но российские избиратели будут рады слышать такую риторику».

ВПК

В сентябре 2010 года Анатолий Сердюков дал интервью агентству Bloomberg, в котором сообщил, что в период с 2010 по 2020 год на техническое перевооружение вооруженных сил Россия потратит 19 трлн рублей. В статье Путина говорится: «Мы приняли и реализуем беспрецедентные программы развития Вооруженных сил и модернизации оборонно-промышленного комплекса России. В общей сложности в предстоящее десятилетие на эти цели выделяется порядка 23 трлн рублей».
Путин также высказался в пользу продолжения закупок военной техники за рубежом – эти решения Анатолия Сердюкова вызвали шквал критики со стороны российской «оборонки».

«Напомню, – пишет Путин – что целое «семейство» отечественных танков 30-х годов ХХ века производилось на базе американских и английских машин. А затем, используя наработанный опыт, наши специалисты создали Т-34 – лучший танк Второй мировой войны. Чтобы действительно повысить обороноспособность страны, нам нужна самая современная, лучшая в мире техника, а не «освоенные» миллиарды и триллионы. Недопустимо, чтобы Армия стала рынком сбыта для морально устаревших образцов вооружений, технологий и НИОКРов, причем оплаченных за государственный счет».

Антон Федяшин комментирует: «Путин подчеркивает, что должна быть связь между гражданской частью экономики России и ВПК, что они должны как-то перекрещиваться и поддерживать друг друга. Это важный вывод. Потому что в советское время такая связь была не особо развита, а сейчас Путин, похоже, пытается развернуть это сотрудничество».

Менее оптимистичен Дэйл Херспринг (Dale Herspring), профессор Университета штата Канзас (Kansas State University): «Если говорить честно, то это большая статья ни о чем. Некоторое время назад Путин заявил, что модернизация вооруженных сил – его приоритет. После этого, правительство взяло деньги у социальных программ для того, чтобы передать 20 трлн рублей военным и 3 трлн – военно-промышленному комплексу».

XS
SM
MD
LG