Линки доступности

Россия после Болотной – сценарии развития

Внезапность вспышек народного недовольства – излюбленная тема журналистских изысканий. И нынешняя протестная волна в России – не исключение. Каковы ее скрытые движущие силы, и как изменит она российский политический ландшафт?

«Наш народ привык терпеть, – сказал в интервью «Голосу Америки» профессор МГУ Юрий Семенов. – И если бы можно было говорить хотя бы о минимальном повышении жизненного уровня, все могло бы быть иначе. Но, увы, он падает. Потому-то это грандиозное жульничество и вызвало такое негодование. Прорвало!»

«Реально “Единая Россия” получила тридцать-тридцать пять процентов, – продолжает историк. – Где-нибудь в Чечне могли при желании насчитать и сто пятьдесят – народ запуган, и на избирателей там попросту плюют. А вот в промышленных центрах – скажем, в сибирских – “Единая Россия” отстала – и на первое место вышла КПРФ. Ей, разумеется, тоже не слишком доверяют – ведь и она прислуживает властям. И все же голосуют – чтобы парламент все-таки не становился простым придатком исполнительной власти. Сказал же Грызлов: “Парламент – не место для дискуссий”. Потом пожалел, наверное, – но сказал-то правду. Не дискуссионный клуб, а машина голосования – штампующая самые дикие законы, обращающиеся против населения. Перевод бюджетных организаций в автономное плавание (практически – снятие с госбюджета и перекладывание расходов на плечи населения). Фактический отказ от бесплатного образования и здравоохранения. Непрерывный рост стоимости ЖКХ. Планирование дальнейшего ухудшения жизни. И все это понимают. Но выводы делают разные».

Средненький класс, или Кто вышел на площадь

Начнем, однако, с единства. Реального или иллюзорного? «Смотря о чем идет речь, – констатирует Семенов. – Чего стоит одно только присутствие на недавних митингах таких людей, как Кудрин – буквально только что покинувший властные структуры? Или Немцов, сыгравший ключевую роль в становлении олигархического капитализма? Это они-то революционеры и демократы? Ну, а когда к оппозиции присоединяются Ксения Собчак или Тина Канделаки, тут уж и говорить не о чем…»

Гламурный либерализм снова в моде? «Не надо иллюзий, – сказал корреспонденту Русской службы профессор московской Высшей школы экономики Овсей Шкаратан, – либералы вызывают всеобщую ненависть – поскольку остаются у власти. Никакого перехода к социально ориентированной экономике при Путине и Медведеве не произошло. Основные экономические министерства по-прежнему контролируются сторонниками неолиберализма….»

Так кто же вышел на площадь? «Социологический анализ в России буксует – как американский джип в русской грязи, – считает московский священник и историк Яков Кротов. – На Болотную площадь вышли по преимуществу люди с уровнем дохода в полторы-две тысячи долларов в месяц – весьма продвинутый слой среднего класса. Кошмар в другом: свои тысячи эти люди получают – так или иначе – от того самого Путина, которым они сейчас возмущены. Это обслуга правящего слоя, а не средний класс в западном понимании. Эдакая забастовка продавщиц в брежневской "березке"!»

«И вот, – продолжает Кротов, – этот "средний класс обслуги" почувствовал, что его все дальше и дальше отодвигают, раздавая кредиты через Сбербанк и требуя, чтобы никто никого не увольнял, и что приближается взрыв. Что повторяется ситуация советских времен – отсрочка проблемы на будущее. И что недалеко время, когда действительно рванет – как рвануло в девяносто первом…»

А вот осмысливается недовольство по-разному. «Одни, – подчеркивает Семенов, – недовольны капитализмом. Другие, напротив, считают, что нужно наш, российский – периферийный – капитализм превратить в настоящий – западный…»

Периферийный капитализм? «Да, – продолжает Семенов, – тот самый олигархический капитализм, который только и возникает в экономически зависимых странах. Существовавший в дореволюционной России, с ее самым большим внешним долгом в мире, и возродившийся в России постсоветской. И представляющий собой синтез капиталистических порядков с докапиталистическими. Соединение самых отвратительных черт того и другого…»

Терапия – под стать диагнозу. «Правые, – полагает Юрий Семенов, – по существу, призывают превратить нашу систему в настоящий, нормальный, западный капитализм. А для этого – еще двигаться на Запад, стать его покорным слугой. Но превращение, о котором они мечтают, – вещь невозможная. Такого в истории не случалось ни разу – ни в Латинской Америке, ни в Азии, нигде. Потому что периферийный капитализм – это тупиковый вариант развития».

Лезгинка на Красной площади

«Когда-то, – вспоминает историк, – невозможно было представить нормального человека, защищающего Сталина. А сегодня сталинистов в стране все больше – и официальные призывы к десталинизации немало тому способствуют. Люди рассуждают так: если такие сволочи критикуют Сталина – значит, он был народный заступник. Дикая мысль! Но при этом – иллюзорное выражение реального недовольства. Чем-то похожее на старообрядчество…»

Мифы и культы в политике – тема неисчерпаемая. «Меня, – признается Яков Кротов, – чрезвычайно беспокоит, к примеру, культ Навального. Массовая истерия – не редкость в российской истории – тут и Распутин, и императрица Александра, и Николай Второй. Все эти вспышки ненависти к конкретному властителю или его приближенному… В том числе и нынешняя путинофобия. Истероидные, иррациональные реакции сами по себе – тревожный звонок. Но с политическими мифами связана и практика. В свое время в лаборатории КГБ был создан Жириновский. А Навальный возник снизу».

«Возможно, – оговаривается Кротов, – связи в конторе есть и у него. Но важнее другое – за Жириновским не очень-то и шли, кроме как в провинции, а за Навальным идут люди, которые не стали лицемерить за деньги – даже за большие. Как шли когда-то за слесарем Лехом Валенсой, ставшим лидером не без помощи Михника и других польских интеллектуалов…»

Навальный – и Валенса? «Скорее, – полагает московский историк и богослов, – своеобразный “песочный человек”, готовый подстраиваться под всех и занимающийся своеобразным политическим серфингом». «Однако, – продолжает Яков Кротов, – главный неблагоприятный признак – в другом. Очень многие порядочные и даже образованные люди убеждены, что должны поддержать Навального – чтобы он прошел в президенты. А тогда уже, дескать, они укротят его национализм. Его расизм. Даже Шендерович такое заявлял. Вот это, повторяю, - крайне неблагоприятный признак. Сам Навальный, может быть, и хотел бы, чтобы мы забыли, как он назвал кого-то “патлатыми чабанами”, приехавшими в Москву и пляшущими лезгинку на Красной площади. Но мы – избиратели – не имеем права такое забывать. Такие вещи надо помнить – и такого политика надо выставлять из… политической комнаты. Не думаю, что если бы Навальный назвал кого-то “пархатым жидом”, то Шендерович дал бы ему индульгенцию так легко».

Защита Путина

А власти предержащие – что они намерены противопоставить протестной волне? Об этом тоже не прекращаются дискуссии. ГКЧП-3 – так охарактеризовал возможные планы Владимира Путина его бывший советник Андрей Илларионов. «У власти, по-видимому, есть определенный план переустройства политического режима», – считает московский политолог Дмитрий Шушарин. «Режим Путина, – полагает аналитик, – обладает большим запасом власти, силы, маневра. Конкретно же речь, по всей вероятности, идет о преодолении зависимости Путина от “Единой России” (которая все-таки является политической партией). А “Народный фронт” не имеет ни устава, ни программы; он не проводил ни съездов, ни совещаний, не выпускал никаких деклараций. Господин Песков говорил не так давно, что это – не объединение, а инициатива. В действительности же это – именно объединение, причем откровенно игнорирующее государственные институты и стремящееся даже не противопоставить себя им, а встать над ними. Оно-то, скорее всего, и станет основным рычагом в руках нацлидера».

«Правда, – полагает Шушарин, – подобный сценарий невыгоден значительной части госаппарата: его претворение в жизнь означало бы слишком серьезные изменения в образе жизни слишком большого числа людей. Тем более что Путин уже не раз демонстрировал, как он умеет списывать бывших союзников – в том числе весьма влиятельных».

«И все же, – констатирует Юрий Семенов, – несомненно, что власти страшно обеспокоены. И явный признак их беспокойства – отказ генералу Ивашову, попытавшемуся зарегистрироваться в качестве кандидата в президенты. Они не боятся Зюганова, Жириновского или Явлинского. А генерала – испугались. Поскольку в этом случае первым туром дело бы явно не ограничилось…»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

XS
SM
MD
LG