Линки доступности

Путин о «преступлении и наказании» в контексте сирийских событий

  • Виктор Васильев

Владимир Путин

Владимир Путин

Российские эксперты комментируют позицию президента РФ

МОСКВА – Владимир Путин не исключил варианта, при котором Москва поддержит намеченную США военную операция в Сирии. По его мнению, это может произойти только при наличии «железных» доказательств вины режима Башара Асада в применении химического оружия и соответствующего мандата Совбеза ООН. Кроме того он выразил надежду на эффективность встречи с Бараком Обамой.

Об этом президент РФ заявил в опубликованном на официальном сайте Кремля интервью агентству «Ассошиэйтед Пресс» и Первому каналу.

«В соответствии с действующим международным правом санкцию на применение оружия в отношении суверенного государства может дать только Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. Любые другие поводы, способы, которые оправдывали бы применение силы в отношении независимого и суверенного государства, недопустимы и их нельзя квалифицировать иначе как агрессию», – уточнил он свою позицию.

Путин настаивает на том, что у Москвы по-прежнему нет точных сведений, что именно произошло в пригороде Дамаска в конце августа, когда, по сообщениям мировых СМИ, в результате химической атаки погибли сотни людей.

«Мы считаем, что как минимум нужно дождаться результатов исследований, которые провела комиссия инспекторов Организации Объединенных Наций. Мы исходим из того, что если у кого-то есть сведения о том, что химическое оружие было применено, и было применено именно регулярной армией, то эти доказательства должны быть представлены в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций. Инспекторам и в Совет Безопасности. И они должны быть убедительными», – подчеркнул президент РФ.

По его словам, принципиальность позиции России заключается в том, что «применение средств массового уничтожения людей является преступлением».

Между тем руководители Комитета Сената США по международным отношениям пришли к достижению соглашения по проекту резолюции, одобряющей использование военной силы в Сирии.

Документ запрещает использовать в этой операции сухопутные военные подразделения, но дает, по меньшей мере, два месяца на достижение поставленных США целей.

По сообщению Reuters, проект резолюции устанавливает 60-дневное ограничение на военную операцию в Сирии с возможностью однократного продления на 30 дней при определенных условиях, одновременно полностью исключая наземную операцию.

Голосование в комитете по проекту резолюции запланировано на среду. В случае одобрения комитетом, документ будет направлен на рассмотрение всего состава Сената после того как 9 сентября законодатели вернутся к работе после каникул.

Комментарии

Все ли уже бесповоротно решено в пользу военных действий? Ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН РФ Алексей Фененко склоняется к тому, что Конгресс одобрит решение Обамы.

«Администрация (президента США) слишком громогласно сообщила, что намерена провести подобную операцию, – сказал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Тем самым американцы не оставили себе “окна для отступления” – есть такое понятие в политической психологии. Если вы с чрезмерной категоричностью заявили о намерении провести военную операцию, как теперь перед всем миром дать обратный ход?»

Директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрий Рогулев менее категоричен.

«Конечно, комитет имеет безусловное влияние на последующие решения, – рассуждает он в комментарии «Голосу Америки». – Но это влияние в большей степени связано с тем, чтобы затормозить процесс. Комитет может ставить определенные препятствия на пути прохождения того или иного законопроекта. Что касается последующего голосования, то тут автоматизма нет. И мы знаем, что у конгрессменов и сенаторов есть разные мнения».

Однако ему кажется, что Конгресс, скорее всего, одобрит эти шаги.
«Хотя бы потому, что Обама проявил уважение к Конгрессу, обратился в него за поддержкой. В таком случае конгрессмены обычно благоволят решению президента», – пояснил Рогалев.

Саммит

В интервью Путин признался, что очень рассчитывает на продуктивный диалог с Бараком Обамой на полях саммита «двадцатки» в Санкт-Петербурге.

«У нас все предыдущие встречи были очень конструктивными, - заметил он. - Президент Обама очень интересный собеседник и человек конкретный, деловой. Уверен, что если встреча произойдет даже в рамках работы, в ходе “двадцатки”, на полях саммита, то она сама по себе уже будет полезной».
Но сможет ли эта встреча хоть как-то изменить подходы сторон по разрешению сирийского кризиса?

Алексей Фененко уверен в обратном: «Стороны слишком четко заявили свои позиции. И здесь между ними очень мало точек соприкосновения. Встреча может изменить что-то, если только будет произведен некий торг. Например, размен позиции по Сирии на что-то еще. Но пока я не вижу никакого предмета для уступок, на которые США и Россия были бы готовы пойти», – резюмировал он.

В свою очередь, Юрий Рогулев затруднился с ответом.
«Как мы знаем из последнего интервью российского президента, он считает, что такая встреча была бы важной. Путин говорит, что американский президент – человек деловой. Но чему в итоге придут лидеры, судить трудно», – заключил он.

При этом Рогулев не думает, что здесь есть какой-то предмет для торга: «Путин заявил даже, что Россия не против решительных действий в отношении Сирии, если будут представлены точные доказательства, кто совершил преступление, применив химоружие. Но наказывать реальных преступников надо не из политических побуждений, а исходя из конкретных фактологических данных».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG